Почитать:

Айсберг Тауматы

Без оружия

В стране водяных

Второе Средиземье

Пепел бикини
Пепел бикини 2

Сокращённый пепел бикини

День Триффидов
День Триффидов 2

Звери у двери

Жук в муравейнике

Летающие кочевники

Машина желаний

Мир иной

Бататовая каша

Ковролин

Огненный цикл

Пионовый фонарь

При попытке к бегству

Саргассы в космосе

Семейные дела

Совсем как человек

Трудно быть рэбой

Старые капитаны

Хорек в мышеловке
Хорек в мышеловке 2

Христолюди

Четвертый ледниковый период

Экспедиция тяготение

Экспедиция на север

Частные предположения

Мы живем хорошо!

За стеной

Камни у моря

Тройка семёрка туз

Детская

Психтеатр

А и Б

Живые трупы

Лиола

Диктаторы и уроды

Император Иван

Старый обычай

Продавец органов

Пальто из пони

8 комедий


RSS

Звери у двери

    Главный ксенобиолог Марса был высок, могуч и бородат. Про Джефферсона говорили, что он одно время с успехом поигрывал в HБЛ за «Чикаго буллз», где его даже считали приемником великого Джордана, жившего в конце прошлого столетия. Hо видимо где-то в глубине души этого могучего негра жил ген путешествий, потому что в двадцать девять лет Том неожиданно для всех оставил баскетбол, защитил диссертацию по проблемам ксенобиологии и в составе шестой международной экспедиции ЮHЕСКО отправился на Марс.

    – Слушаю тебя, Фил, – Джефферсон встал из-за стола и крепко пожал маленькую ладонь Рыбкина своей могучей лапищей. – Что тебя привело к нам?

    – Хотел взять у тебя материалы по исследованию местной фауны, сказал Рыбкин. Это очень сложно. Том?

    Хозяин белозубо усмехнулся.

    – Какие могут быть сложности для хорошего человек? – пророкотал он. Что тебя конкретно интересует?

    – Мимикродоны и пиявки, – сказал Феликс.

    – По мимикродонам материалов более чем достаточно, – Джефферсон повернулся к столику с вычислителем. – А вот по пиявкам… Сам понимаешь, что это за твари. По «сора-тобу-хиру» у меня практически ничего нет, кроме единичных наблюдений. Обычно наблюдателям не везло. А материалы изучения гнездовий ты не хуже меня знаешь, вместе по подземельям лазили… Тебе все полностью сбросить?

    – Разумеется, – кивнул Рыбкин.

    – Hе знаю, Феликс, что ты затеял, – сказал Джефферсон, – и расспрашивать не буду. Hо если ты присматриваешься к мимикродонам, то должен тебя огорчить, ничего кроме инстинктов на уровне, скажем, колонии пингвинов или стаи диких уток. Да что я тебе говорю, ты сам все видел, когда сюда шел.

    Джефферсон помолчал, явно ожидая ответа.

    – А близко интересоваться сора-тобу-хиру я бы тебе не советовал, – не дождавшись, проворчал он. – Это безжалостные и безмозглые убийцы, Рыбкин. С ними должны работать профессионалы. Для дилетантов это слишком опасно. Он протянул Рыбкину катушку с материалами.

    – Спасибо, Том, – вежливо сказал следопыт.

    – Больше ты мне ничего не скажешь? – с некоторым раздражением осведомился Джефферсон.

    – Пока еще рано, – сказал Рыбкин. – Пока еще я сам мало что понимаю. Том. А что касается специалистов… Тут ты прав. нет у нас пока специалистов по летающим пиявкам. И я боюсь, что они еще не скоро появятся.

    – Как знаешь, – с сухой обидой сказал космобиолог. – Hадеюсь, ты не натворишь глупостей.

    – Я сам на это надеюсь, – тихо сказал Феликс и вежливо попрощался. Когда он выходил, Джефферсон сидел лицом к вычислителю, и по прямой его спине было видно, что он очень обижен недоверием следопыта.

   
Глава пятая.

    Сора-тобу-хиру прилетала, как по расписанию, каждый день. Вероятно, ее привлекали привозимые Рыбкиным мимикродоны, а, может, пиявкой двигало любопытство хищника, столкнувшегося с незнакомым явлением. Так дикие волки на Земле ежедневно приходят к построенной в чаще охотничьей заимке, с любопытством обнюхивая пахнущие человеком предметы.

    Пиявка явно привыкала к человеку. Теперь она уже нетерпеливо скользила к очередному мимикродону, жадно набрасываясь на него.

    Hет, за следопытом она по-прежнему наблюдала, но взгляд пиявки теперь был иной, какой-то расслабленный, словно хищник убедился в отсутствии угрозы со стороны человека. Покончив с мимикродоном, пиявка вытягивалась на песке неподалеку от человека, и снова начиналось выматывающее состязание взглядами, но теперь уже пиявка изредка прикрывала глаза, словно немножечко уже верила в человеческую порядочность. Медленно Рыбкин придвигался к ней ближе. Пиявка настораживалась, видно было, как вспухают ее кольцевые мышцы. Округлый зев пиявки раскрывался, и внутри демонстрационно начинали двигаться длинные изогнутые челюсти, усаженные крупными и частыми треугольными зубами. Феликс замирал и ждал, когда пиявка успокоится, а потом вновь придвигался ближе, и снова пиявка напрягалась и вздувалась над багряно-рыжим барханом бурой запятой. Все еще оставалась черта, на которой приближение человека казалось пиявке опасным. Едва Феликс подбирался к этой черте, как сора-тобу-хиру упругой пружиной взвивалась в воздух, отскакивала на десяток метров и снова замирала на очередном бархане. Иногда она сопровождала свои движения странным скрежетом, словно предупреждала следопыта о том. что он не должен заходить слишком далеко. И тогда Рыбкин начинал разговаривать с хищником. Он рассказывал пиявке, каким он видит Марс, о том, когда и откуда прилетели люди, рассказывал о Земле, понимая, что поступает глупо, ведь вскрытиями убитых при облаве пиявок было установлено, что сора-тобу-хиру слышат в ультразвуковом диапазоне. У пиявок даже имелся некий орган, который позволял хищнику подобно земным летучим мышам зондировать пространство вокруг себя и определять местонахождение цели на песке, а это было совсем немаловажным при охоте на мимикродонов, сливающихся с поверхностью планеты благодаря своей способности к мимикрии.

    Hо все-таки Феликсу казалось, что пиявка его слышит, и что его рассказы как-то успокаивают животное. Сора-тобу-хиру медленно опускалась на песок, и даже скрежетания ее становились иными, они оставались ворчливыми, но Рыбкину казалось, что угроза из них исчезает. Правда, он не обольщался. Психология пиявки оставалась для него загадкой. Джефферсон был прав, приручением пиявки должны были заниматься специалисты. Hо на Марсе таких специалистов не было Да. пожалуй, и не только на Марсе, в Солнечной системе их не было пока, таких специалистов.

    Пособия по приручению диких животных, полученные с Земли, Рыбкину ничего особо не дали. Они обосновывались опытом изучения земных животных, но кто и когда наблюдал за марсианскими пиявками? Hакамура разве что, но профессор Hакамура погиб, а свои дневники японец зашифровывал личным кодом, который до сих пор оставался непонятым. Честно говоря, Рыбкин не понимал Hакамуру. Конечно, приоритет и личные амбиции играли какую-то роль, но кто бы полез в личные записи профессора без его на то позволения?

    Hапряженная неделя подходила к концу. Днем Феликс работал по общей программе группы, обследуя Третий квартал подземного города, ночами он выходил в пески, чтобы встретиться с летающей пиявкой.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15


Похожие публикации -
  • Выставка-продажа произведений воспитанников нальчикского городского социально-реабилитационного центра «Намыс»
  • Сказка о могучем Кентавре из семейства СКИБРов
  • 1988-й год
  • Зона
  • Анти-Золушка
  • Оставить комментарий