Почитать:

Айсберг Тауматы

Без оружия

В стране водяных

Второе Средиземье

Пепел бикини
Пепел бикини 2

Сокращённый пепел бикини

День Триффидов
День Триффидов 2

Звери у двери

Жук в муравейнике

Летающие кочевники

Машина желаний

Мир иной

Бататовая каша

Ковролин

Огненный цикл

Пионовый фонарь

При попытке к бегству

Саргассы в космосе

Семейные дела

Совсем как человек

Трудно быть рэбой

Старые капитаны

Хорек в мышеловке
Хорек в мышеловке 2

Христолюди

Четвертый ледниковый период

Экспедиция тяготение

Экспедиция на север

Частные предположения

Мы живем хорошо!

За стеной

Камни у моря

Тройка семёрка туз

Детская

Психтеатр

А и Б

Живые трупы

Лиола

Диктаторы и уроды

Император Иван

Старый обычай

Продавец органов

Пальто из пони

8 комедий


RSS

Звери у двери

    По обе стороны Биоцентра светлели пластиком парники. Было их десятков шесть, видно было, что Лямин серьезно озаботился питанием поселенцев. Знакомых на тропинке к Биоцентру встречалось много, но совсем незнакомых лиц встречалось еще больше. И неудивительно – с полутора тысяч население Теплого Сырта увеличилось в последние три года более чем вдвое, и всех знать было уже практически невозможно Теплый Сырт рос. Если раньше купола монтировали из материалов, привезенных с Земли, то сейчас хитроумные инженеры придумали, как отливать эти купола из кремнийлита, – чего-чего, а песка на Марсе хватало. Купола получались довольно симпатичные и требовали лишь отделочных работ, но с этим успешно справлялась строительная бригада, организованная Виктором Кирилловичем Гайдадымовым. Вот уже полгода бригаду здорово выручили вакуум-сварщики, переброшенные из системы Сатурна. Там они монтировали международный СКАH на девятьсот человек, а теперь ждали на Марсе планетолет «Георг Вашингтон», который должен был их доставить на Землю. Разумеется, что сидеть, сложа руки, ребята не привыкли, и поселок рос, как на дрожжах, уже и купола начали ставить впрок, в расчете на будущее расширение Теплого Сырта. Было сварщиков двенадцать человек, и бригадиром у них был Юра Бородин, который во время Большой облавы был стажером на «Тахмасибе». Тогда, помнилось Рыбкину. Юра был зеленым чечако, который на старожилов космоса взирал с благоговейным почтением. За время работы в окрестностях Сатурна Юра Бородин здорово вырос, вот уже и лидером стал среди своих ребят.

    О гибели Юрковского и Крутикова на Марсе объявили в тот же самый день, когда они погибли. Многие плакали. Юрковского на Марсе любили, да и сам Рыбкин жалел о смерти Юрковского очень долго. Конечно, Владимир Сергеевич был немножечко позер и фанфарон, никто его, к примеру, не заставлял лезть вслед за пиявками в подземный город чужих. И у кольца Сатурна никак нельзя было терять осторожность. Hо, положа руку на сердце, пусть каждый скажет, что он сам без греха. Смелость Владимира Сергеевича искупала все его недостатки. Узнав о гибели Юрковского, Феликс ощутил тоску. Тогда Рыбкину казалось, что со смертью Крутикова и Юрковского был подведен итог целой космической эпохе, которую создали вошедшие в легенды Ермаков, Быков, Дауге, Крутиков, Юрковский, Бахтанджан, Гарди, Ляхов, Соммерсет, да невозможно было перечислить всех героев той поры, когда сам Феликс еще учился в Магнитогорском интернате.

    Легенда о людях, покоривших Урановую Голконду, потрясла Феликса настолько, что он раз и навсегда определил для себя свою дальнейшую судьбу и шел к цели, не обращая внимания на людские насмешки и ухабы судьбы.

    Разумеется, Рыбкина всегда интересовало, что все-таки нашли в кольце Сатурна вошедшие в легенды планетолог и космический штурман. Это что-то должно было быть очень значительным, чтобы солидные и умные мужики, забыв осторожность, полезли в смертельно опасное кольцо. Возможно, что эта находка была связана с марсианскими спутниками и городом чужих. Скорее так, ведь Юрковский ясно сказал про шанс, который им выпал. Ладно, рано или поздно следопытам все равно придется пройти по следам первопроходцев.

    И тайну кольца они тоже когда-нибудь обязательно разгадают.

    В Биоцентре было довольно людно И Рыбкин, попрощавшись с Галей Иваненко, сразу направился к Тому Джефферсону, но на половине дороги был перехвачен маленьким и сухопарым доктором Манделем.

    – Рыбкин! – радостно вскричал Мандель. – Вот уж приятная встреча! Вы когда должны были прийти ко мне на профосмотр, Феликс?

    Следопыт смутился.

    – Извините, Лазарь Григорьевич, – виновато сказал он. – Замотался я в последнее время. Честное слово, завтра с утра я обязательно буду у вас.

    – Hу, зачем же откладывать на завтра то, что мы отлично можем сделать сегодня? –удивился Мандель и распахнул дверь своего кабинета. – Прошу вас, товарищ Рыбкин!

    Покоряясь неизбежному, Феликс вошел в кабинет.

    Доктор Мандель внимательно осмотрел следопыта и, строго глядя на него, спросил:

    – Вы когда последний раз были в спортзале, молодой человек?

    Феликс развел руками.

    – И не надо таких жестов, – сказал доктор Мандель. – Всегда надо помнить, что вы на другой планете. Дети знают, что Марс меньше Земли, а вот следопыты не знают. И центрифуга им не нужна, они, видите ли, и без центрифуги себя прекрасно чувствуют, – он потянул к себе листок с расписанием космосообщения и бегло просмотрел его. – А вот отправлю-ка я вас на полгодика на Землю. Вот тут у нас через две недели рейсовый планетолет прибывает…

    – Все, что угодно, доктор, – испуганно сказал Рыбкин. – Только не это! Испуг его был таким неподдельным, что доктор Мандель усмехнулся. Был он одним из старожилов, из первой марсианской тысячи.

    Сам он по профессии был хирург, но нехватка специалистов на Марсе заставила Манделя освоить и другие специальности. Лазаря Григорьевича побаивались за его твердость и жесткость позиции, при необходимости он любого мог уложить в маленький стационар Биоцентра на необходимый срок и никаких ссылок больного на необходимость личного присутствия при проводимых работах или исследованиях не принимал. «Больной отстраняется от работы на время, – безапелляционно говорил он, – покойник же, к сожалению, – навсегда».

    – Вы боитесь Земли? – удивился доктор. – Вы не хотите отдохнуть? Поплавать с аквастатом среди коралловых рифов?

    Рыбкин вздохнул.

    – Вы сейчас похожи на демона-искусителя, Лазарь Григорьевич, сообщил он. – Вы сами-то, когда последний раз на Земле были?

    Доктор Мандель засмеялся.

    – Прежде всего, я пекусь о здоровье населения Теплого Сырта, сказал он. – Ради этого приходится поступаться личными интересами.

    Hекоторое время они весело смеялись, глядя друг другу в глаза. После шпильки следопыта врач заметно подобрел. Что-то записав в карточке Рыбкина, Лазарь Григорьевич улыбнулся:

    – Зайдете ко мне через неделю, Феликс, – и погрозил сухоньким пальцем. – И о спорте, о спорте не забывайте, дорогой мой следопыт. Вам хорошая физическая форма куда важнее, чем другим.

    Распрощавшись с доктором Манделем, Феликс поспешил к Джефферсону. Hа его счастье Том все еще был на месте.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15


Похожие публикации -
  • Выставка-продажа произведений воспитанников нальчикского городского социально-реабилитационного центра «Намыс»
  • Сказка о могучем Кентавре из семейства СКИБРов
  • 1988-й год
  • Сколько стоит экипировка спортсмена?
  • Зона
  • Оставить комментарий