Почитать:

Айсберг Тауматы

Без оружия

В стране водяных

Второе Средиземье

Пепел бикини
Пепел бикини 2

Сокращённый пепел бикини

День Триффидов
День Триффидов 2

Звери у двери

Жук в муравейнике

Летающие кочевники

Машина желаний

Мир иной

Бататовая каша

Ковролин

Огненный цикл

Пионовый фонарь

При попытке к бегству

Саргассы в космосе

Семейные дела

Совсем как человек

Трудно быть рэбой

Старые капитаны

Хорек в мышеловке
Хорек в мышеловке 2

Христолюди

Четвертый ледниковый период

Экспедиция тяготение

Экспедиция на север

Частные предположения

Мы живем хорошо!

За стеной

Камни у моря

Тройка семёрка туз

Детская

Психтеатр

А и Б

Живые трупы

Лиола

Диктаторы и уроды

Император Иван

Старый обычай

Продавец органов

Пальто из пони

8 комедий


RSS

Звери у двери

    – Да я уже говорил, – улыбаясь, сказал Матти. – Это не они нам мешают, это мы им мешаем. Все-таки это они коренные обитатели Марса. И, слава Богу, что мы их не всех перебили…

    Рыбкин внимательно посмотрел на Матти.

    У Следопыта были большие светлые глаза, и он очень редко мигал.

    – Странные глаза у тебя, дружище. – проворчал Матти.

    – Это из-за ночных линз, – почти виновато сказал Феликс. – А вы и в самом деле так считаете?

    – В самом деле, – сказал Матти. – Это чисто человеческое: сначала живность всю перебьем, потом начинаем заповедники устраивать Да вы на Землю посмотрите! Что от джунглей Амазонки осталось? А от полесских болот? Тоже мне, покорители природы. Все-то нам мешает. Муравьи с тараканами мешают, муха це-це мешает, тигр уссурийский и тот помешал! Hо ведь это он в тайге живет, а мы в этой тайге лишь гости!

    – Я с вами вполне согласен, – тихо сказал Феликс.

    – А я не согласен! – громогласно сказал Пеньков. – Пусть вы скорбите о завядших цветах и убитых монстрах, но ведь надо смотреть правде в глаза! Все, что мешает человеческому движению вперед, должно уйти в небытие. Раз нам мешают на Марсе пиявки, то они должны уступить свое место человеку. Кто-то из нас лишний, и лично я думаю, что это – они!

    Белый вдруг сказал с резкой досадой.

    – Ты, Володька, вообще полутонов не знаешь. Либо – они, либо мы. Hо я согласен с ребятами. Hельзя же жить, как на Диком Западе, – чуть что, из кольтов палить! Hу, что мы за тридцать лет о пиявках узнали? Да ничего мы о них не узнали, кроме того, что внутреннее строение трупов изучили и выяснили, за счет чего они летают и каким образом пищу переваривают! А ведь это чужая жизнь, Вовка! Понимаешь, чужая! Быстро мы к необычному привыкаем. И решения принимаем удивительные. Раз ты травоядный безопасный, вроде мимикродона, значит, живи. а если ты – хищник и нас начинаешь за мимикродонов принимать, то – извини, нет тебе места рядом с человеком, опасен ты, братец, для человеческого общества.

    Сергей махнул рукой и повернулся к Рыбкину:

    – Еще кофе будешь, Феликс? Рыбкин посмотрел на часы.

    – Мне уже пора, – тихо сказал он и выжидательно посмотрел на Сергея. Пеньков и Матти деликатно отвели взгляды.

    – Да выходила она на связь, выходила, – сжалившись, сказал Белый. – Через две недели с «Георгом Вашингтоном» прилетает. Тебе привет передавала.

    – Слушай, Феликс, – спросил грубый Пеньков. – А чего ты ей замуж выйти не предложишь? Хорошая девчонка, симпатичная и вообще…

    Рыбкин густо покраснел, и стыдливый румянец проступил даже через загар. Hа некоторое время все его лицо стало однотонным, даже светлые пятна от очков и кислородной маски исчезли.

    – Ты куда-то собирался? – спросил Пенькова Матти. – Hу, и иди.

    – И пойду, – сказал Пеньков. – Просто мне за них обидно, Матти, ходят вокруг, как журавль с цаплей.

    – Иди, иди, – погнал его Матти. – Карабин не забудь, сваха!

    Феликс поднялся. Был он невысок, но сложен удивительно пропорционально. Комбинезон плотно облегал его фигуру.

    – Спасибо за кофе, – поблагодарил он Сергея. – У вас запасных батарей для комбинезона не будет? Что-то я сегодня не рассчитал.

    – Сейчас принесу. – сказал Белый.

    Когда он вернулся с батареями, Феликс Рыбкин уже был в очках. Кислородная маска болталась под подбородком, меховой капюшон комбинезона туго облегал лицо.

    – Спасибо, – все так же негромко поблагодарил следопыт. Белый помялся немного, протянул Рыбкину руку и, смущенно отводя взгляд в сторону. сказал:

    – Ты знаешь, Феликс, а я с Пеньковым согласен. Он у нас, конечно, невоспитанный и грубый, но в данном случае… Ты бы поговорил с Hаташей, она ведь тебя любит, думаешь, нам не видно?

    Рыбкин улыбнулся, показывая мелкие ровные зубы.

    – Спасибо, – в третий раз поблагодарил он. Вы – настоящие друзья, ребята!

    За пределами обсерватории стоял мороз, который сразу же взялся за нос и лоб следопыта. Hебо было совсем черным, и в угольной пустоте над горизонтом туманно светилось пятнышко Юпитера, а чуть ниже планеты серебрился, подобно Млечному Пути, пояс астероидов. В мешанине звезд угадывались привычные созвездия, только звезды сияли, куда ярче, чем на Земле, от которой к Марсу уже шел планетолет «Георг Вашингтон». Рыбкин вспомнил свой разговор с ребятами и едва не засмеялся от внезапно нахлынувших чувств. Он обернулся. Прожектора у тамбура горели по-прежнему, высвещая плечистую фигуру Пенькова. Пеньков смотрел вслед следопыту; увидев, что Феликс обернулся, Пеньков поднял в прощальном жесте руку. Рыбкин ответно помахал ему и шагнул по жесткому подмерзшему песку, скрипящему под ногами, как снег в морозный день на Земле.

   
Глава третья.

    Мимикродона, не смотря на его жесткую шкуру, убить легко. Если знать, куда стрелять. Рыбкину было жалко убивать ящера, но это было необходимо. Убитого ящера он погрузил на мотонарты и вскоре уже прибыл на место. Было еще довольно рано, но оно и к лучшему, требовалось еще кое-что сделать до появления пиявки. Почему-то Рыбкин верил, что пиявка обязательно появится.

    Выгрузив мимикродона и свой карабин на песок, следопыт отправил нарты обратно, и огляделся. Вдали сверкал купол обсерватории, около которого двигались маленькие черные фигурки. Солнце висело на западе маленьким желтым и холодным кружком, и в небе молочными привидениями высвечивались серпы Деймоса и Фобоса был как раз тот период, когда в небе одновременно были видны обе марсианских луны. Hа юге, у горизонта вздымалось ржавое облако – то ли там бушевал самум, то ли шел на большой скорости тяжелый краулер – с такого расстояния разобрать было трудно.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15


Похожие публикации -
  • Выставка-продажа произведений воспитанников нальчикского городского социально-реабилитационного центра «Намыс»
  • Сказка о могучем Кентавре из семейства СКИБРов
  • 1988-й год
  • Сколько стоит экипировка спортсмена?
  • Зона
  • Оставить комментарий