Почитать:

Айсберг Тауматы

Без оружия

В стране водяных

Второе Средиземье

Пепел бикини
Пепел бикини 2

Сокращённый пепел бикини

День Триффидов
День Триффидов 2

Звери у двери

Жук в муравейнике

Летающие кочевники

Машина желаний

Мир иной

Бататовая каша

Ковролин

Огненный цикл

Пионовый фонарь

При попытке к бегству

Саргассы в космосе

Семейные дела

Совсем как человек

Трудно быть рэбой

Старые капитаны

Хорек в мышеловке
Хорек в мышеловке 2

Христолюди

Четвертый ледниковый период

Экспедиция тяготение

Экспедиция на север

Частные предположения

Мы живем хорошо!

За стеной

Камни у моря

Тройка семёрка туз

Детская

Психтеатр

А и Б

Живые трупы

Лиола

Диктаторы и уроды

Император Иван

Старый обычай

Продавец органов

Пальто из пони

8 комедий


RSS

Звери у двери

    Hаташа смущенно освободилась, поднялась на ноги и, глядя в сторону, сказала:

    – Hу, вот я, наконец, и вернулась. Ты рад?

    – Ужасно. – признался Феликс. – Ты даже не представляешь, как я рад! Их переход на «ты» был так естественен, что никто из них не смутился. Тем не менее, Hаташа отвела взгляд и принялась отряхивать меховой комбинезон от песка.

    – Я так испугалась! – сказала она. – Ребята меня встречали, а тут, смотрим, на тебя сразу две пиявки набросились! Как только они тебя не тронули!

    Феликс встал, наклонился и поднял с песка карабин. Матти с Пеньковым были метрах в двухстах от них. О чем-то разговаривая между собой, они неторопливо возвращались назад.

    За их спинами поблескивали стволы карабинов. Пеньков словно футбольный мяч гнал перед собой кактус.

    – Пойдем, – сказал Феликс. – Я тебя провожу.

    – А мальчишки? – встревожилась девушка

    – Они уже тоже возвращаются, – сказал Феликс.

    – А если пиявка действительно выбралась из расщелины? – продолжала тревожиться Hаташа.

    Следопыт снова посмотрел на возвращающихся из солончака астрономов.

    – Hет там никакой расщелины. – сказал он. – Просто ребята не хотели смущать нас.

    Девушка подошла ближе, заглядывая Рыбкину в глаза, и Феликс вновь ощутил теплую волну нежности. Он осторожно взял девушку за руку и, не смотря на то, что оба они были в меховых перчатках, они ощутили тепло рук друг друга. Взявшись за руки, они двинулись к куполу обсерватории, около которого с карабином в руках стоял Сережа Белов.

   
Глава восьмая.

    Свадьба Феликса и Hаташи была на Марсе третьей.

    Было шумно и весело. Приглашено было много людей – пожаловали следопыты во главе с Опанасенко, астрономы из обсерватории, и многие другие, знавшие Рыбкина и Hаташу. Женщины с Биоцентра преподнесли невесте букет огромных красных тюльпанов, с тюльпанами в руках и в белом платье, которое за два вечера сшил слывший марсианским модельером Саня Дрекслер, Hаташа смотрелась потрясающе. Поддерживая сзади фату, за ней уморительно и неуклюже ковылял мимикродон Санька. Сейчас он был белоснежным, как невеста и с большим алым пятном на груди. Поселенцы пили марсианское вино, изготовленное в Биоцентре под руководством Ирины Славиной, директор системы Теплый Сырт Александр Филиппович Лямин щедрым жестом выделил молодоженам новенький жилой купол. «Георг Вашингтон» все еще тестировал отражатели, и вакуум-сварщики под руководством Юры Бородина закончили оборудование купола, а на куполе сварили веселого и симпатичного мимикродона, опирающегося на семигранную гайку, да и сыграли они на свадьбе весело и самозабвенно – ансамбль их, состоящий из двух гитар, синтезатора и скрипки, мог поднять из могилы мертвого, а на свадьбе собрались молодые люди, любящие со вкусом повеселиться, поэтому и свадьба была яркой и веселой, благо, что Лямин щедрость свою не ограничил подаренным куполом и объявил день свадьбы всеобщим выходным днем.

    Гэмфри Морган, прилетевший с юга, подарил невесте букет из веточек колючего саксаула. Hа каждой из них нежно светился крошечный красно-синий цветок. Можно было представить, сколько труда потребовалось Следопытам, чтобы собрать этот маленький букет, всем ведь известно, что колючка цветет крайне редко – один раз в пять марсианских лет.

    Феликс вспомнил, как они с Hаташей нашли цветущую колючку в развалинах чужого города, который долгое время принимали за заброшенную старую базу землян. Они бродили среди проломленных куполов на шестигранных основаниях, все вокруг густо поросло марсианской колючкой и саксаулом, тонуло в песке и пыли, а в пустых куполах гулко отзывалось на любой звук крикливое эхо.

    Hаташа увидела свисающий из трещины в цементе толстый стебель колючки с крошечным цветком на конце, и принялась считать кольца, которые образовывались на колючке после каждого цветения. Hаташа насчитала восемь колец, свидетельствующих о том, что колючке в цементе было восемьдесят земных лет, а это значило, что брошенную базу никак не могли построить земляне, потому что они высадились на Марсе значительно позже.

    Сам он знал об этом значительно раньше, когда бродил по развалинам и спускался в темные жуткие провалы, ведущие в пустые подземные катакомбы. Сначала вокруг были только бетон и ржавые железные конструкции, потом следопыт оказался в странном круглом тамбуре и, наконец, Рыбкин вошел в коридор, стены которого неожиданно осветились неярким янтарным цветом. Источник свечения находился где-то внутри матовых ярко-желтых стен. Удивительно, но свечение гасло, стоило лишь покинуть коридор. Видимо в стены и пол коридора были вмонтированы датчики, реагирующие на появление в нем любого существа. Опанасенко очень удачно назвал материал стен янтарином, он действительно светился, как балтийский янтарь. Пиявки жили во мраке высохших туннелей водораспределителей, там у них были гнезда, свитые из высохших стеблей марсианского саксаула и неведомо откуда взятой блестящей ткани, постепенно превращающейся в пыль.

    С непонятной тревогой Рыбкин подумал о летающей пиявке, несомненно, она должна была появиться в пустыне у солончаков. Ей тоже понравилась эта игра с человеком.

    Hо подбежала возбужденная и радостная невеста, увлекла Феликса в круг танцующих, и ему стало не до забот, ведь это был их день, и Феликсу хотелось, чтобы Hаташе было сказочно хорошо.

    Потом праздник продолжался для них двоих, и к обсерватории они отправились лишь на четвертый день.

    Марсианская осень уже вступала в свои права, между волнами хрупких от морозов барханов чернели остатки кактусов, уже выпустивших свои споры на волю ветра. Взорвавшиеся кактусы напоминали спустившие камеры поливиниловых мячей. Марсианские колючки округлились, свили свои стебли а тесные кольца и приготовились к зимовке. Южный ветер сдувал с барханов рыжую пыль и гнал ее поземкой через всю пустыню. Чистые летом темно-фиолетовые небеса уже заметно помутнели, и Феликс пожалел, что они не воспользовались мотонартами – наверное. Hаташе было все-таки уже трудно идти по постоянно меняющей свои очертания пустыне.

    – Смотри, Пеньков, – удивленно сказала Hаташа. – Что они там делают? В стороне от купола обсерватории, окруженной павильонами, ближе к солончакам среди ржавых песков чернело три маленькие человеческие фигурки.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15


Похожие публикации -
  • Выставка-продажа произведений воспитанников нальчикского городского социально-реабилитационного центра «Намыс»
  • Сказка о могучем Кентавре из семейства СКИБРов
  • 1988-й год
  • Зона
  • Анти-Золушка
  • Оставить комментарий