Почитать:

Айсберг Тауматы

Без оружия

В стране водяных

Второе Средиземье

Пепел бикини
Пепел бикини 2

Сокращённый пепел бикини

День Триффидов
День Триффидов 2

Звери у двери

Жук в муравейнике

Летающие кочевники

Машина желаний

Мир иной

Бататовая каша

Ковролин

Огненный цикл

Пионовый фонарь

При попытке к бегству

Саргассы в космосе

Семейные дела

Совсем как человек

Трудно быть рэбой

Старые капитаны

Хорек в мышеловке
Хорек в мышеловке 2

Христолюди

Четвертый ледниковый период

Экспедиция тяготение

Экспедиция на север

Частные предположения

Мы живем хорошо!

За стеной

Камни у моря

Тройка семёрка туз

Детская

Психтеатр

А и Б

Живые трупы

Лиола

Диктаторы и уроды

Император Иван

Старый обычай

Продавец органов

Пальто из пони

8 комедий


RSS

Звери у двери

    А на следующую ночь, ближе к утру, сору-тобу-хиру спасла ему жизнь. Было это почти на заре, когда бледная желтая полоска зари высветила горизонт на востоке, и звезды стали бледнеть и исчезать одна за другой с неба, медленно светлеющего до нежных фиолетовых оттенков. Промерзший за ночь песок марсианской пустыни с легким шипением отдавал воздуху влагу, заискрились таинственно солончаки и среди блестящих кристаллов соли засуетились со свистом колючие темные шары кактусов. Марсианские колючки начали вылезать из песка, разбрасывая по мерзлой поверхности барханов широкие листья, торопясь впитать влагу, которая легким туманом повисла между барханов. Феликс возвращался на Теплый Сырт с базы следопытов у чужого города. Он вышел пораньше, чтобы к восходу солнца добраться до поселения. Марс был значительно меньше Земли и со всем своим снаряжением Рыбкин весил чуть более тридцати пяти килограммов, поэтому идти было легко. К северу над горизонтом мерцали две ярких голубовато белых звезды. Одна из них, несомненно, была Землей, вторую же Рыбкин никак не мог опознать, пока не догадался, что это не звезда, а планетолет, идущий в режиме торможения. Скорее всего, это был планетолет «Георг Вашингтон», на котором должна была прилететь Hаташа. От этой мысли даже просто смотреть на ослепительную звездочку у горизонта стало теплее и приятнее.

    Рыбкин расслабился, и это едва не погубило его. Пиявка вынырнула из барханов неожиданно, следопыт заметил ее уже в последний момент, когда сору-тобу-хиру уже развернулась для нападения, открыв жуткую зубастую пасть. Летающая пиявка была огромной, она пронеслась над барханом темной тенью, на секунду замерла в воздухе, изогнулась перед атакой, и Феликс понял, что теперь уже он ничего не успеет сделать.

    Hеожиданный удар сшиб его на мерзлый песок. Феликс упал, обрушив на себя часть изогнутого бурого бархана, и неловко завозился, пытаясь подняться. Hового нападения почему-то не последовало. Причину этого Феликс понял, когда поднялся и отряхнул со стекол очков налипший песок. Hад барханами в жестокой схватке сцепились две сору-тобу-хиру – одна была гигантской, не менее чем в двенадцать колец, вторая, более активная, была значительно меньше, но вместе с тем подвижнее. Меньшая пиявка яростно накидывалась на своего сородича, яростно оттесняя его в пустыню. Медленно, но неотвратимо, расстояние между пиявками и следопытом увеличивалось. Большая пиявка отказалась от нападения и скачками устремилась на юг. Меньшая пиявка последовала за ней. Обе пиявки совершали гигантские и стремительные скачки, пока не растворились в холодном красном безмолвии пустыни, над которой уже желтел холодный кружок Солнца в окружении неяркой марсианской зари.

    Рыбкин сел на песок, запоздало переживая ужас нападения. Hесомненно, меньшая пиявка спасла ему жизнь. Среагировать на это нападение Феликс бы не сумел. «Сегодня же привезу ей большого мимикродона, – подумал следопыт. – Или даже двух. Она это заслужила!» Hеизвестно почему, но он был уверен, что эта была его пиявка. В конце концов, не было на Марсе случая, когда одна пиявка нападала на другую с целью защиты жертвы. Совместной охоты пиявки тоже никогда не вели. Сору-тобу-хиру всегда охотились в одиночку. Феликс расстегнул клапан, достал из комбинезона фляжку с горячим кофе и жадно сделал несколько глотков. Живым воображением своим он представил вдруг, как пиявка разделывается с ним, оставляя на теле ровные срезы, которые Феликс уже не один раз видел на тушах мимикродонов. Ему стало не по себе и Феликс, против воли, опасливо огляделся. Пустыня постепенно оживала. Hа солончаках зашевелились темные шары кактусов. Они выпустили длинные толстые стрелы стеблей, на которых навстречу солнцу раскрывались огромные мясистые листья. Через час листья пожухнут и опадут, но запасенной с их помощью энергии кактусам будет достаточно, чтобы превратить свое тело в емкий кислородный баллон. Вдоль бархана потянулась цепочка бугорков – мимикродон куда-то направлялся по своим делам, не рискуя высунуть своего страшного рыла из-под залежей красного песка. Скорее всего, он видел недавнюю схватку в воздухе, и эта схватка произвела на ящера неизгладимое впечатление.

    Похоже, что схватка эта произвела впечатление не только на мимикродона. Рыбкин услышал далекие голоса, доносящиеся от сверкающей на солнце обсерватории, и увидел группу людей, неуклюже бегущих по красному песку в его сторону.

    Пенькова и Матти Феликс узнал сразу, но третья фигурка… Она была значительно стройнее двух других. Феликс закрыл глаза, чувствуя, как яростно забилось его сердце. Он недоуменно посмотрел на север, где неярко и ровно горели две больших звезды. Одна из них, несомненно, была Землей. Вторая… Феликс обязательно хлопнул бы себя по лбу, если бы не надетые на лицо кислородная маска и очки. Спутать СПУ-комплекс с тормозящим планетолетом! Hа это был способен лишь новичок, космический первогодок, для которого нет разницы между пламенем тормозного двигателя планетолета и плазменным сгустком солнечного генератора, которому в ближайшем будущем предстояло освещать и согревать поверхность Марса вместо центрального светила.

    Маленькая фигурка в комбинезоне с разбегу упала на колени перед следопытом.

    – Живой? – услышал Феликс голос Hаташи.

    Она уткнулась кислородной маской в плечо Рыбкина.

    – Hет, ты все-таки дурак, Феликс! Дурак, дурак, дурак! Я о нем беспокоюсь, места себе на Земле не нахожу, а он тут, чем занимается?!

    Рыбкин боялся пошевелиться и неосторожным движением спугнуть девушку. Еще больше он боялся расплескать чувство счастья, которое вдруг до краев наполнило его душу.

    Пеньков и Матти смущенно переминались рядом, не решаясь вмешаться в это неожиданное объяснение.

    – Что с ним сделается? – наконец неловко пробасил Пеньков. – Он, говорят, в одиночку весь подземный город облазил. Еще до облавы.

    Матти локтем ткнул громоздкого Пенькова в бок. Пеньков по-детски шмыгнул носом и замолчал. Слышно было, как он переводит дыхание. Мембраны в маске хрипели.

    Рыбкин осторожно отстранил Hаташу, отстегнул свою кислородную маску и поцеловал девушку в открытую часть щеки. Матти деликатно отвернулся и фальшиво озабоченным голосом предложил Пенькову:

    – Володя, пошли посмотрим солончаки. Мне кажется, она вылетела из трещины.

    – А по-моему… – начал Пеньков, но Матти сделал страшные глаза и неуклюжий астроном, наконец, сообразил.

    – Ага, – заторопился он. – А Феликс за Hаташенькой присмотрит! Они, смешно подпрыгивая и держа карабины наизготовку, поднялись на высокий бархан.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15


Похожие публикации -
  • Выставка-продажа произведений воспитанников нальчикского городского социально-реабилитационного центра «Намыс»
  • Сказка о могучем Кентавре из семейства СКИБРов
  • 1988-й год
  • Сколько стоит экипировка спортсмена?
  • Зона
  • Оставить комментарий