Почитать:

Айсберг Тауматы

Без оружия

В стране водяных

Второе Средиземье

Пепел бикини
Пепел бикини 2

Сокращённый пепел бикини

День Триффидов
День Триффидов 2

Звери у двери

Жук в муравейнике

Летающие кочевники

Машина желаний

Мир иной

Бататовая каша

Ковролин

Огненный цикл

Пионовый фонарь

При попытке к бегству

Саргассы в космосе

Семейные дела

Совсем как человек

Трудно быть рэбой

Старые капитаны

Хорек в мышеловке
Хорек в мышеловке 2

Христолюди

Четвертый ледниковый период

Экспедиция тяготение

Экспедиция на север

Частные предположения

Мы живем хорошо!

За стеной

Камни у моря

Тройка семёрка туз

Детская

Психтеатр

А и Б

Живые трупы

Лиола

Диктаторы и уроды

Император Иван

Старый обычай

Продавец органов

Пальто из пони

8 комедий


RSS

ЖУК В МУРАВЕЙНИКЕ

   Экселенц кивнул. Вид у него был недоумевающий и угрюмый. А потом он вдруг оттянул на себе борт черной куртки и правой рукой принялся засовывать за пазуху большой черный револьвер. Увидевши его, Каммерер-старший обмер, потому что понял: Экселенц был готов убить Абалкина. Он был так ошеломлен, что забыл обо всем на свете, а Каммерер-младший, по-прежнему напрягшись, ждал, вперившись в дверной проем.

   Тут в мастерскую ворвался толстый столб яркого света, и, зацепившись в последний раз за притолоку, вошел лже-Абалкин.

   

   Вообще-то говоря, он был даже чем-то похож на Льва Абалкина: ладный, крепкий, с длинными черными волосами до плеч. Он был в белом просторном плаще и держал перед собой электрический фонарь. В другой руке у него был большой портфель. Войдя, он остановился, провел лучом до стеллажам и произнес вслух:

   — Ну, кажется, это здесь.

   Голос у него был скрипучий, а тон — нарочито бодрый. Видимо, он чувствовал себя неловко, а может быть, ему было жутковато. Теперь было видно, что это, собственно, старый человек. У него были впалые морщинистые щеки, очень высокий морщинистый лоб, длинный острый нос с горбинкой и длинный острый под бородок. В общем, он был похож не столько на Льва Абалкина, сколько на Шерлока Холмса. Бегло оглядевшись, он подошел к столу, поставил свой портфель прямо на цветастый платок, а сам, подсвечивая себе фонариком, принялся осматривать стеллажи. При этом он непрерывно бормотал что-то себе под нос:

   — Ну, это всем известно… бур-бур-бур… Обыкновенный иллизиум… бур-бур-бур. Предметы невыясненного назначения, ха! Хлам и хлам… бур-бур-бур… Может быть, и не на месте… Засунули куда-нибудь, запихали, запрятали… бур-бур-бур…

   Экселенц следил за всеми этими манипуляциями, заложивши руки за спину, и на лице его было выражение безнадежной усталости или даже усталой скуки.

   Когда старик добрался до самой дальней секции, Экселенц тяжело вздохнул и сказал брезгливо:

   — Ну что вы там ищете, Бромберг? Детонаторы?

   Старик Бромберг тоненько взвизгнул и шарахнулся в сторону, повалив стул.

   — Кто здесь? — завопил он фальцетом, лихорадочно шаря лучом вокруг себя. — Кто это?

   — Да я это, я, — отозвался Экселенц еще более брюзгливо. Он подошел к столу и уселся на край рядом с портфелем. — Перестаньте вы трястись…

   — Кто вы? Какого дьявола! — луч уперся в Экселенца. — А-а! Сикорский! Ну, я так и знал!

   — Уберите фонарь, — приказал Экселенц, заслоняя лицо ладонью.

   — Я так и знал, что это ваши штучки! — вопил старикан Бромберг. Я сразу понял, кто стоит за всем этим бездарным спектаклем!

   — Уберите фонарь, не то я его расколочу! — гаркнул Экселенц.

   — Попрошу на меня не орать! — взвизгнул Бромберг, но луч отвел. И не смейте прикасаться к моему портфелю!

   Экселенц встал и пошел на него.

   — Не смейте ко мне подходить! — завопил Бромберг. — Я вам не мальчишка! Стыдитесь! Ведь вы же старик!

   Экселенц подошел к нему, легко отобрал фонарь и поставил на ближайший столик рефлектором вверх.

   — Присядем, Бромберг, — сказал он.- Надо поговорить.

   — Эти мне ваши разговоры… — пробурчал Бромберг и уселся.

   Поразительно, но он уже совершенно успокоился. Бодренький крепенький старичок. Пожалуй, даже веселый.

   — Давайте попробуем говорить спокойно, — предложил Экселенц.

   — Попробуем, попробуем! — бодро отозвался Бромберг. — А что это за молодые люди подпирают стены у дверей? Вы обзавелись телохранителями?

   Экселенц сказал:

   — Это Максим Каммерер и Григорий Каммерер. Сотрудники КОМКОНа. А это — доктор Айзек Бромберг, историк науки.

   Оба Каммерера кивнули, а Бромберг немедленно объявил:

   — Я так и знал. Разумеется, вы побоялись, что один на один со мной не справитесь, Сикорский… Садитесь, садитесь, молодые люди, устраивайтесь поудобнее.

   — Сядьте, Максим, — сказал Экселенц.

   Максим сел в знакомое кресло для посетителей, а Гриша остался стоять у двери.

   — Так я жду ваших объяснений, Сикорский, — произнес Бромберг. Что означает эта засада?

   — Я вижу, вы сильно перепугались.

   — Вздор! — мгновенно воспламенился Бромберг. — Чушь какая! Слава богу, я не из пугливых….

   — Но вы так ужасно завопили и повалили так много мебели.

   — Ну, знаете ли, если у вас над ухом в абсолютно пустом здании, ночью…

   — Абсолютно незачем ходить в абсолютно пустые здания по ночам…

   — Во-первых, это абсолютно не ваше дело, Сикорский, когда и куда я хожу! А во-вторых, когда еще вы мне прикажете ходить? Днем меня не пускают. Третий день в Музее идут какие-то подозрительные ремонты, какие-то таинственные смены экспозиций… Музей закрыт! Для кого? Для меня! Члена ученого совета этого Музея! Я сразу понял, чьи уши торчат из-за кулис! И теперь я спрашиваю: зачем это вам понадобилось, Сикорский? Какой срам! Закрытие Музея! Дурацкие ночные засады! Кто, черт побери, выключил здесь все электричество?..

   Голос его сорвался, и он мучительно заперхал, стуча себя обоими кулаками по груди.

   — Я получу когда-нибудь ответы на свои вопросы? — яростно просипел он сквозь перханье.

   Экселенц тоже осатанел.

   — Я хотел бы знать, Бромберг, — сдавленным голосом произнес он, зачем вам понадобились детонаторы.

   — Ах, вы хотели бы это знать! А я хотел бы знать, каким образом вы оказались в Музее ночью, Сикорский! Как вы проникли в этот Музей, а? Отвечайте!

   — Это не относится к делу, Бромберг!

   — Вы — взломщик, Сикорский! — объявил Бромберг. — Вы докатились до взлома!

   — Это вы докатились до взлома, Бромберг! — взревел Экселенц. Вы! Вам было совершенно ясно и недвусмысленно сказано: доступ в Музей прекращен!

   — Я член совета Музея! Вот мой ключ! Мне полагается ключ от служебного входа, и я воспользовался им, чтобы прийти сюда.

   — Посреди глухой ночи и вопреки прямому запрету дирекции Музея?

   — Посреди глухой ночи, но все-таки с ключом! А где ваш ключ, Сикорский? Или у вас магнитная отмычка? Покажите мне, пожалуйста, ваш ключ, Сикорский!


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22


Похожие публикации -
  • АНЕКДОТ ОТ Ст.РУГАЦКОГО
  • Александр Балабченков Время Учеников — 3
  • ПРОГРЕССОР УЛЫБАЛСЯ
  • Ответы на вопросы к «Жуку в муравейнике»
  • ОТЯГОЩЕННЫЕ КОЗЛОМ
  • Оставить комментарий