Почитать:

Айсберг Тауматы

Без оружия

В стране водяных

Второе Средиземье

Пепел бикини
Пепел бикини 2

Сокращённый пепел бикини

День Триффидов
День Триффидов 2

Звери у двери

Жук в муравейнике

Летающие кочевники

Машина желаний

Мир иной

Бататовая каша

Ковролин

Огненный цикл

Пионовый фонарь

При попытке к бегству

Саргассы в космосе

Семейные дела

Совсем как человек

Трудно быть рэбой

Старые капитаны

Хорек в мышеловке
Хорек в мышеловке 2

Христолюди

Четвертый ледниковый период

Экспедиция тяготение

Экспедиция на север

Частные предположения

Мы живем хорошо!

За стеной

Камни у моря

Тройка семёрка туз

Детская

Психтеатр

А и Б

Живые трупы

Лиола

Диктаторы и уроды

Император Иван

Старый обычай

Продавец органов

Пальто из пони

8 комедий


RSS

Живые трупы

ШУРА. Да нет. Я думаю, всё только начинается… А вообще, я должен был вторую жизнь начать. Должен быть второй шанс… Ведь я жил не так, совсем не так… Посмотрите, пожалуйста, сколько я прожил? Отнимите… Не помню…
ЮРА. (Глядя на памятник.) Тысяча девятьсот шестьдесят восемь минус две тысячи… ноль, ноль…
НАТАША. Ты не так, ты в обратную сторону отнимай!.. А то у тебя отрицательное число получиться…
ШУРА. Вы, наверное, привыкли слышать: Шура-Круизёр, Шура-Круизёр… А я, на самом деле, Александр Петрович… Гофман у меня фамилия… «Сашенькой» для родителей был… Даже смешно подумать… У родителей книги – целых три полки во всю стену. В комнате две стены в книгах. И в прихожей… Когда детство чахоточное было – свинка там, корь, — я сидел – на диван с ногами залезу, сижу и читаю… До сих пор помню: «Детская энциклопедия»… Там 10 или 12 томов… Я не скажу, что все их прочитал. Я любил страницы переворачивать. Любил запах свежего клея. Запах типографской краски – от фотографий, иллюстраций… А потом, когда Шурой-Круизером стал, — я потом никак не мог подогнать свои мысли под слова, которые мне нужно было говорить, употреблять на людях… Вообще, сколько себя помню в этом городе, всегда приходилось как-то принижать свою речь, свои мысли… Знаете, когда человек из деревни в большой город приезжает, с местным населением сталкивается, он сразу же как-то противоестественно начинает коверкать речь… В старых фильмах часто эта ситуация была… А мне наоборот всю жизнь приходилось не тянуться за теми, с кем я говорил, а наоборот – как-то приседать на корточки… Мне, например, хотелось сказать: «приближается антициклон», а я говорил: «завтра погодку ничё обещали»… И вот так всю жизнь… И еще – как только подумаю… Мне же сейчас, вроде, по всем правилам, нужно сделать следующее: нужно зайти в бар «Эльдорадо», нужно увидеть перепуганные рожи Семы и Блевонтина… Достать из-под полы ствол… И нужно обязательно сказать не так, — не вот это: «Ну что, подонки и канальи!..» А надо сказать то, что я больше всего ненавижу, от чего меня тошнит… Примерно следующее: «Ну что, мрази, блядь, ляжками затрясли?.. Зассали, суки!..» Потому что, если я употреблю выражение «канальи»… Меня просто не станут бояться. Они подумают, что я какой-нибудь пидор, домашний ботаник… Да и вообще – честно говоря, уехал бы я сейчас отсюда куда-нибудь. Навсегда… Как представлю, что снова весь этот спектакль начнется: Сема будет передо мной трястись и потеть, а сам тихо полезет рукой под стойку – там у него пистолет. И так, будто я ничего не вижу, не замечаю. Как будто я такая же тупая скотина… Всё это я заранее знаю: знаю, что это абсолютно тупые канальи, не способные ни на какое-то великодушие, ни на какие-то… неординарные поступки… Ведь, допустим, можно же сделать так: я, допустим, появляюсь в «Эльдорадо»; я прямо с порога заявляю: «Жалкие, ничтожные людишки, я прощаю вам всё; я прощаю вам не из-за того, что я вас боюсь или что-то еще; просто я хочу, чтобы вы поняли, что все мы вынуждены участвовать в бездушном и бесчеловечном спектакле; а я от этого просто устал: надоело! Слышите, вы!.. Ничтожества! Плебеи!..» Но вы понимаете, это… это не люди… Это черт знает что!.. Музей восковых фигур какой-то…
НАТАША. Пожалуйста, наденьте свой шарф… Вы можете простудиться. Я знаю…
ШУРА. Да, этот шарф теперь, наверное, можно назвать моим… Не знаю, что вам сказать… Или «спасибо». Или что-то другое…
ЮРА. Мы делаем это не за спасибо.
НАТАША. Да.
ШУРА. Прощайте… Надеюсь еще столкнемся. На улицах этого города… (Уходит.)
КОЛЯ. Я говорил вам, что на этом краю что-нибудь можно откопать!.. А вы не верили… А тот край совсем мертвый. Я проверил…
+ + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + +
ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ
в которой правительственные и правоохранительные органы смешиваются с органами анатомическими
+ + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + +
День. Приемная городского мэра. Здесь Мэр и Юра Квакин.
МЭР. Так что ты от меня требуешь, — чего хочешь?..
ЮРА. Вы понимаете, что в нашем городе нет патологоанатома?.. Уже два или три месяца длиться эта ситуация…
МЭР. Ну? И что?..
ЮРА. Людей хоронят живыми… Возможно, это летаргия. Я не знаю… Но я хотел бы, чтобы вы выделили специальную звукоулавливающую аппаратуру… Я хочу, чтобы здесь, на территории «белого дома» был сформирован штаб…
МЭР. Какой еще штаб?..
ЮРА. Штаб по спасению мертвых.
МЭР. Хочешь услышать мой ответ?..
ЮРА. Да, мне хотелось бы что-то услышать…
МЭР. (Тычет Юре в нос кукиш.)
ЮРА. Я не понимаю…
МЭР. Вот что я сделаю завтра же: я назначу у себя в городе патологоанатому двойной оклад и выпишу специалиста из соседнего района… Сейчас нарочно себе запишу… А ты извини, — ты в этом случае остаешься не у дел… И придется тебе со своим штабом пойти куда-нибудь в другое место…
ЮРА. Вы не можете этого сделать!..
МЭР. Чего я не могу сделать?..
ЮРА. Понимаете, нельзя, чтобы в городе был патологоанатом… Патологоанатом перед тем, как хоронить человека… Патологоанатом разрезает человеку живот! Вскрывает череп!..
МЭР. Так что же ты хочешь, я не пойму!..
ЮРА. Поэтому пусть лучше патологоанатома не будет!.. Так по крайней мере, человека можно откопать, спасти!..
МЭР. А вот что, во вторую очередь, я сделаю с тобой… Ты, может быть, знаешь, что специально для тебя, — для таких, как ты, существует уголовная статья? Знаешь или нет?.. «Осквернение памятников и захоронений»!.. И чтобы больше я не видел тебя на кладбище! Чтобы никто мне не докладывал!..
ЮРА. Я знаю, — я отдаю себе отчет, что вы обо мне думаете…
МЭР. Знаешь?.. Нет, ты не знаешь! Ты ничего не знаешь!.. И запомни: мне не нужны здесь мертвые люди! Мне нужны живые!.. Кто мне будет подымать экономику, хозяйство, а? Мертвецы, хочешь сказать?.. Нет, пусть люди о чем-то мечтают, пусть стремятся к чему-то такому… Пусть мечтают о новой норковой шапке, о новом автомобиле. О поездке в Тайланд, например… Пусть рвут друг другу глотки за свои мечты, идут по головам!.. Вот тогда я буду спокоен, что у меня в городе живые люди! Тогда движется экономика!.. А о чем могут мечтать мертвецы?.. Да ни о чем, практически… А патологоанатома все-таки выпишу… И тебя постепенно вытесню за 101-й километр… Слышал меня?..
ЮРА. Я всё слышал… Я всё понял…
МЭР. А теперь на, понюхай!.. (Сует Юре в нос кулак.)
ЮРА. Не хочу я этого нюхать!..
МЭР. Нет, ты понюхай, понюхай!.. И заруби себе на носу, что, помимо официальных мер, есть еще меры неофициальные…
ЮРА. На что это вы намекаете?..
Звонит телефон.
МЭР. (Берет трубку.)
ЮРА. На что это вы мне намекаете?..
МЭР. (Не обращая внимания на Юру.) А-а-а! Здравствуйте, здравствуйте!.. ЮРА. Вы меня не запугаете!..
МЭР. Как оно, ваше ничего?..
ЮРА. Вы можете спросить у любого, кого я откопал… Я их спас!.. А вы думаете про меня совсем не так! Не то!..


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16


Похожие публикации:
  • Андрей Белянин «Демон по вызову»
  • Дэвид Фридман
  • Современная деятельность Бориса Натановича Стругацкого
  • Фантаст, у которого псевдоним — его настоящее имя
  • Российская писательница-фантаст Ольга Захаровна Жакова

  • Новое на сайте:

    Оставить комментарий