Почитать:

Айсберг Тауматы

Без оружия

В стране водяных

Второе Средиземье

Пепел бикини
Пепел бикини 2

Сокращённый пепел бикини

День Триффидов
День Триффидов 2

Звери у двери

Жук в муравейнике

Летающие кочевники

Машина желаний

Мир иной

Бататовая каша

Ковролин

Огненный цикл

Пионовый фонарь

При попытке к бегству

Саргассы в космосе

Семейные дела

Совсем как человек

Трудно быть рэбой

Старые капитаны

Хорек в мышеловке
Хорек в мышеловке 2

Христолюди

Четвертый ледниковый период

Экспедиция тяготение

Экспедиция на север

Частные предположения

Мы живем хорошо!

За стеной

Камни у моря

Тройка семёрка туз

Детская

Психтеатр

А и Б

Живые трупы

Лиола

Диктаторы и уроды

Император Иван

Старый обычай

Продавец органов

Пальто из пони

8 комедий


RSS

Живые трупы

ЮРА. (Прослушивая стетоскопом свежую могилу.) Ты знаешь, Наташь, я сначала боялся смерти. Очень боялся… И знаешь, почему?.. Я проанализировал, могу объяснить. Это была одна из причин… Там знаешь, как было?.. Тогда зима была. Я в школу шел. 10-й класс был… Утром шел. И смотрю – на дороге «пробка». И автобус как-то так поперек встал, — стоит. И такая вмятина у него, — на нем. И человек рядом лежит, мужчина… И самое главное, видно, что вполне приличный: такой, пожилой дяденька. Не пьяный… Так на боку лежит. Одна коленка подогнута… Знаешь, как с утра спят – когда к стенке так отвернешься… И портфель в руке продолжает сжимать… Шапка рядом. Нутриевая. Кверху подкладкой… И самое главное, ты знаешь – лицо такое… серое… И не так, когда на живого смотришь… Когда на живого человека смотришь, у него даже издалека видно, что у него действительно лицо… Мимика, всё такое. Какое-то излучение… А здесь, ты знаешь, — здесь просто какое-то серое пятно на том месте… где лицо должно быть… Просто, знаешь… просто кусок смерти… И я так подумал… Я представил, что вдруг так же буду лежать, — у всех не виду: машины сигналят, обворачивают, прохожие стараются скорее пройти: всем на работу, а тут такое… Понимаешь, я не самой смерти тогда испугался – потому что до сих пор не знаю, что такое смерть, какая она, — а просто испугался, что буду лежать в таком виде, в самом людном месте… Понимаешь, когда на дороге кошка лежит – машину едут, раскатывают ее в лепешку… Или когда голубь – высушенный уже… вот так, в профиль… как на гербе… Тогда другое дело… А так… Так что, можно, наверное, сказать – я тогда не испугался смерти… Я ее застеснялся…
НАТАША. Юра, не разговаривай… Ты можешь, пропустить, — не услышишь…
ЮРА. А еще, например, говорят, повторяют: «в человеке есть как хорошие, так и плохие стороны»… Что за понятия! Как можно так думать!.. Это просто, знаешь… Это все равно что нарисовать на бумаге весь мир, — всё, что есть – чтобы деревья были, горы, чтобы снег шел… Там же звезды нарисовать, планеты… Всё это на одном листе бумаги… А потом взять и обвести маленьким кружком какую-то часть рисунка. И сказать: «это человек»… Поэтому не надо говорить, что в человеке есть хорошее, там, плохое… Плохое и хорошее есть в мире… А «человек» – это набор качеств, поступков. И если ты делаешь так, как надо, то ты – человек… И поэтому я иногда вижу «человека» в чем-то таком… Например – в хорошей погоде могу увидеть… В чем-то другом… А если в тебе и хорошее, и плохое, — и пятое, и десятое… То тогда и ты, значит… непонятно что…
КОЛЯ. (Входит с магнитофоном.)
НАТАША. Колька!..
КОЛЯ. Наташенька!..
НАТАША. Коля, выключи! Ничего же не слышно!.. Тишина нужна…
КОЛЯ. Да ну вас!.. Нарочно музыку взял! Чтобы не скучно было!.. Сидите тут, как эти… — как больные… Вы тут, наверное, без меня сексом занимались? А?.. А я вам помешал!..
НАТАША. Коля, дурак!.. Мы сидим здесь… Мы слушаем…
КОЛЯ. (Выключает магнитофон.) И что, хотите сказать, вы так ни разу и ни это… ни динь-динь?.. Хорошо, будем считать, что я вам поверил…
НАТАША. (Юре.) А я зато раньше… Один раз тоже села вот так, задумалась… Думаю: ни фига себе, что это получается? Моя мама слушала бабушку, бабушка слушала прабабушку, прабабушка еще кого-то там… А потом всё это взяли и мне передали, — в голову засунули… И вот я с этим хожу. С этими сведениями… Типа там «дважды два – четыре». Земля круглая. Всё в таком роде… И никак с этим не поспоришь. Ничего не сделаешь… Даже не проверишь: на самом деле или – так… Остается только носить в башке… Это как, знаете, — как старые тапочки после кого-то носишь, донашиваешь. В них уже дырки на большом пальце протрутся, подошвы стопчутся… Думаю: а если мне, например, надоело? Если хочу, чтобы дважды два было пять!.. Или даже не пять, а сто пятьдесят пять!.. В общем, такая тоска взяла. От этих мыслей… Думаю: «Ну что ж. Все равно, думаю, ничего не остается… Замуж выйти, что ли?..» А потом умерла… А потом сами знаете, что было…
КОЛЯ. А я не помню – или снилось, или на самом деле было… Короче, у меня друг был. Дружбан… Может, не друг; может быть, просто знакомый… Короче, у него привычка была: ходит летом с увеличительным стеклом и везде слово из трех букв выжигает… На теннисный стол во дворе сядет и выжигает… На качелях в детских яслях, на подоконнике в подъезде… Везде, где он побывал, — везде после него идешь потом, и везде это слово написано. С помощью солнца. Из трех букв… А один раз он, такой, подумал: а что если, думает, не с помощью солнца, а с помощью луны попробовать слово выжечь?.. Такое же самое слово, только при помощи луны… Ночью во двор вышел, увеличительное стекло взял. Подошел к теннисному столу… И начал, в общем. Выжигать по дереву… И ничего не поймет: хочет написать «хуй», а у него там получается: «бог»… Снова берет, увеличительное стекло ставит вот так, лунный свет улавливает… Пишет букву «хэ», а у него получается: «бэ». Пишет «у», а у него: «о». Пишет «ий», а у него: «гэ»… И еще буквы такие какие-то… — как будто ртуть: сверкают так, светятся… Самое главное – тоже три буквы, но совсем другое слово… Несколько ночей подряд выходил, пытался «хуй» написать. А у него «бог» получается… А потом, постепенно с ума сошел… Никак не мог понять: как это при солнце одно слово, а при луне совсем другое получается… В самом деле: загадка… Никого вы сегодня не откопаете. Гарантирую вам…
НАТАША. Почему это?..
КОЛЯ. Спорим!..
НАТАША. Не будем мы спорить… Мы не для этого этим занимаемся…
КОЛЯ. Спорим, что щас на тот конец кладбища пойду, — и я там откопаю, а вы здесь будете сидеть и никого не откопаете!.. На что спорим!..
НАТАША. Я же говорю: мы не хотим спорить…
КОЛЯ. Ну и сидите! Ждите… (Включает музыку. Идет.)
Коля переходит на другой конец кладбища.
КОЛЯ. (Делает музыку тише. Наклонясь к земле.) Эй! Есть кто живой?.. Короче, говорю сразу: ровно пять минут сижу, потом сваливаю… Захотите выйти, стучитесь… (Звонит по мобильному телефону.) Наташа, Натусик!.. (Слышно, как трубка женским голосом отвечает: «Телефон абонента временно недоступен или выключен, телефон абонента временно недоступен или выключен…» Коля всхлипывает. Наклоняется к земле.) Эй! Будете знаки подавать или нет?.. Ну, как хотите… (Идет обратно.)
Коля приходит туда, откуда ушел. Здесь, помимо Юры и Наташи, выкопанная могила и раскрытый гроб, в котором сидит Шура-Круизёр.
НАТАША. У вас ведь сердечный приступ был? Правда?.. Все говорили об этом. Весь город…
ШУРА. Да нет, задушили меня… Рома-Блевонтин. И Сёма…
ЮРА. А мы думали, приступ…
ШУРА. У нас, вроде, дружба была… Может быть, такой она и должна быть, дружба? Среди живых… Я уверен: всё дело в Семе…
ЮРА. Ну, ничего! Теперь уже всё позади!..
НАТАША. Да.
ШУРА. Даже видите… Даже шарф мне на горло намотали, — кашне. Которые я никогда не носил… Ну и ладно. Значит, к лучшему… Вы считаете, что позади?..
ЮРА. Конечно!..


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16


Похожие публикации:
  • Андрей Белянин «Демон по вызову»
  • Дэвид Фридман
  • Современная деятельность Бориса Натановича Стругацкого
  • Фантаст, у которого псевдоним — его настоящее имя
  • Российская писательница-фантаст Ольга Захаровна Жакова

  • Новое на сайте:

    Оставить комментарий