Почитать:

Айсберг Тауматы

Без оружия

В стране водяных

Второе Средиземье

Пепел бикини
Пепел бикини 2

Сокращённый пепел бикини

День Триффидов
День Триффидов 2

Звери у двери

Жук в муравейнике

Летающие кочевники

Машина желаний

Мир иной

Бататовая каша

Ковролин

Огненный цикл

Пионовый фонарь

При попытке к бегству

Саргассы в космосе

Семейные дела

Совсем как человек

Трудно быть рэбой

Старые капитаны

Хорек в мышеловке
Хорек в мышеловке 2

Христолюди

Четвертый ледниковый период

Экспедиция тяготение

Экспедиция на север

Частные предположения

Мы живем хорошо!

За стеной

Камни у моря

Тройка семёрка туз

Детская

Психтеатр

А и Б

Живые трупы

Лиола

Диктаторы и уроды

Император Иван

Старый обычай

Продавец органов

Пальто из пони

8 комедий


RSS

Живые трупы

1-й ГОСТЬ. (Широкой ладонью вдавливая Мать в гроб.) Извините. Но обычаи соблюдать надо… (Остальным.) Запаковывай ее крышкой… Зароем, потом пообедаем и обратно выкопаем…
Несколько человек набрасывают на Мать крышку гроба, с силой придавливают ее, заколачивают лежащими тут же гвоздями, молотком.
МАТЬ. (Испуганно кричит изнутри, стучит в гроб кулаками.)
2-й ГОСТЬ. Вот и всё… Царствие небесное…
3-й ГОСТЬ. Да, теперь по обычаю…
КТО-ТО. (Вбегает. Весь взмыленный, задыхается.) Товарищи!.. Господа!.. Мужики и тетки!.. К нам едет патологоанатом!..
1-й ГОСТЬ. Где?..
2-й ГОСТЬ. Где ты видел?..
КТО-ТО. Сам… Сам щас видел… На «Волге» губернаторской… Только щас прямо в больницу отвезли… Говорят – сразу же квартиру внеочередную дадут!.. И зарплату, говорят, пиздец какую начислят!.. Во, бляха-муха, повезло, а!..
1-й ГОСТЬ. Тише ты, не ругайся… У людей горе…
КТО-ТО. (Шепотом.) Вот же везет кому-то!..
2-й ГОСТЬ. По обычаю надо бы… Надо бы сразу к патологоанатому нести…
1-й ГОСТЬ. Тоже правильно!.. Пусть знает, что у нас тут не деревня, — не дыра какая-нибудь в сраке… Цивильный, нормальный город: родимся, помираем… А то подумает, что тут даже разрезать некого… Бери на плечи, понесли!..
Берут гроб, из которого вопли и стук, уносят. Тишина. Задувая в разбитые дыры в стеклах, ветер колышет тюль. Отец пускает по желобку шарик. Чуда не происходит.
ОТЕЦ. Что это за город?.. Я не понимаю, как можно так… жить, — быть такими?.. Ведь был Галилей, был непримиримый Джордано Бруно… Люди шли на смерть, горели на кострах!.. Всё ради них же, — ради вот этих!.. И все равно – как будто ничего не было, не происходило… Как будто всему этому городу кол на голове тесали, — а его жители настолько бесчувственные, что… Это город похож на запор! На тромбу в кишечнике!.. Застрял где-то посредине вечности и стоит!.. Со своим дворцом культуры, с железнодорожным техникумом, с церковью… Промыть его клистиром! Смыть к дьяволу, ко всем чертям!.. Неужели так всё и должно быть?.. Неужели вся эта… сволочная чехарда в кладовке… — неужели всё это в порядке вещей?.. (Записывает что-то на бумаге. Нервно комкает лист. Рвет остальные листы на столе, разбрасывает их. Скидывает со стола «экспериментальную модель». Берет стул, громит всё на своем столе. Отшвыривает стул. Бессильно, полный усталости опускается на колени, ложится лицом на крышку стола. По его затылку, спине ползают освобожденные лягушки.)
+ + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + +
ЧАСТЬ СЕДЬМАЯ
в которой мы наблюдаем сложное действие смерти, но самой смерти так и не обнаруживаем
+ + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + +
Вечер. Дома у Квакиных. Юра сидит на диване. Отец сидит за столом, что-то пишет. Вдруг – звон разбитого стекла. В окно, вместе с осколками влетает обломок кирпича, падает отцу на стол.
ОТЕЦ. (Не оборачиваясь.) Юра!.. Выбрось это сейчас же назад, на улицу!..
ЮРА. Папа, зачем?.. Они обратно кинут… Папа, их много, а я один…
ОТЕЦ. А меня ты в расчет не берешь?..
ЮРА. Извини, пожалуйста…
ОТЕЦ. (Рассматривая кирпич.) Смотри: фломастером написали… Не поленились… «Добро пожаловать к патологоанатому… Сука…»… Последнее, видимо, подпись…
С улицы доносится крик: «Выходи, сука!.. Поговорим по-мужски!..»
ОТЕЦ. Человечество, Юра, не развивается. Это миф… Юра, там древние люди… А это… это, по всей видимости, у нас обломок наскальной живописи…
ЮРА. Где Наташа?.. Я пойду встречу ее…
ОТЕЦ. Юра, сейчас я допишу… и пойдем вместе… (Пишет. Вдруг встает из-за стола с каким-то потрясенным видом.) Юра!.. У меня сейчас было… чувство… Юра, я ясно почувствовал, что… что меня нет, Юра!.. Есть имя «Петр», есть фамилия «Квакин»… Есть даже вот это тело… Но это не мое тело, Юра!.. Это просто – тело!.. А меня самого… Я теряюсь, Юра! Я не знаю, как объяснить… Я сейчас говорю тебе, что «я то», «я это», — но… Странное ощущение… Это всё переутомление. Сказывается… И ты знаешь, такое ощущение… Будто вся жизнь прошла передо мной… — как будто, знаешь, прозрачную пленку кто-то перед глазами тянул… а там было нарисовано: и я (то, что я считал собой), все остальные события… какие-то пейзажи. Проскочили… А кто-то всё это время… Кто-то за всем этим следил, наблюдал. Кто-то, кого я считал собой… Кто-то, у кого не было ни тела… ничего… Ведь всё это было нанесено на пленку. Это только изображение… И вообще, если так подумать, поразмыслить… Ведь все великие мыслители… какие-то религиозные деятели… — ведь все они до сих пор живы, живут!.. У них, — у их идей есть материальные носители: многочисленные приверженцы, книги… учебники… А я, который считает, — который считал себя и живым, и ныне здравствующим… — что есть у меня? Кроме вот этих рук… совершенно стандартной головы, лица?.. Я всего лишь матерьяльный носитель… Я не произнес, не написал за свою жизнь ни одной оригинальной, свежей мысли. Не вывел какой-то идеи… До сих пор я мыслил по старинке. Я брал из уже готового… Причины-следствия, причины-следствия…
С улицы крик: «Выгляни в окошко, гандон!.. О жизни поговорим, пообщаемся!..»
НАТАША. (Входит, держась за живот. Садится у порога.)
ЮРА. Что они с тобой сделали!.. Наташа!..
НАТАША. (Улыбается.) Да ерунда… Ерунда всё, честное слово!..
ЮРА. Что они сделали?..
НАТАША. У меня теперь не будет детей. Точно… А я и не планировала!.. Я когда шла, ко мне там один подошел, спрашивает: «Юра Квакин в этом доме живет?» А я вижу, что он знает, что нарочно, — и сама ему тоже нарочно… Чтобы так получилось – типа не боюсь, типа мне безразлично, — нарочно хотела ему ответить: «Квакин Юра в этом доме. Но живет он совсем не здесь»… И только начинаю, — только: «ква» — и чувствую в живот мне что-то… Надо было начать со слова «Юра», а я с фамилии… Думала, так умнее будет… «Ква» – и всё… Потом уже только вижу, что руку назад убирает, отдергивает от меня…
ЮРА. Наташа! Они тебя ножом?..
НАТАША. Да ну, ты что!.. Просто кулаком дал… По-боксерски так, профессионально…
С улицы крик: «Выходи лучше сам!.. А то щас в квартиру вломимся, отпиздим по полной программе!..»
ОТЕЦ. Юра, сохраняйте спокойствие… Всего дороже – истина. Всё остальное, Юра, это… это – так…


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16


Похожие публикации:
  • Андрей Белянин «Демон по вызову»
  • Дэвид Фридман
  • Современная деятельность Бориса Натановича Стругацкого
  • Фантаст, у которого псевдоним — его настоящее имя
  • Российская писательница-фантаст Ольга Захаровна Жакова

  • Новое на сайте:

    Оставить комментарий