Почитать:

Айсберг Тауматы

Без оружия

В стране водяных

Второе Средиземье

Пепел бикини
Пепел бикини 2

Сокращённый пепел бикини

День Триффидов
День Триффидов 2

Звери у двери

Жук в муравейнике

Летающие кочевники

Машина желаний

Мир иной

Бататовая каша

Ковролин

Огненный цикл

Пионовый фонарь

При попытке к бегству

Саргассы в космосе

Семейные дела

Совсем как человек

Трудно быть рэбой

Старые капитаны

Хорек в мышеловке
Хорек в мышеловке 2

Христолюди

Четвертый ледниковый период

Экспедиция тяготение

Экспедиция на север

Частные предположения

Мы живем хорошо!

За стеной

Камни у моря

Тройка семёрка туз

Детская

Психтеатр

А и Б

Живые трупы

Лиола

Диктаторы и уроды

Император Иван

Старый обычай

Продавец органов

Пальто из пони

8 комедий


RSS

Зеркало

   Алиса взяла с камина книгу-перевертыш и протянула её мне. На обложке стояла именно эта фамилия. Алиса оглядела остальных:

   — Ну, напрягите извилины, мальчики! Что же получается?

   — Ничего не получается, — Бромберг задумчиво пожевал губами, — пока ничего. У нас ещё и не такие, как Саша, появлялись. Стругацкие… КОМКОНу работа будет. А пока информации маловато. — Подытожил он разговор.

   — Тогда по пещерам?… — полувопросительно произнесла Алиса.

   Зашумели отодвигаемые стулья. Абалкин ушел, хлопнув дверью. Максим проводил его обеспокоенным взглядом и стал тихо расспрашивать о чём-то Януса.

   Бегемот растаял в воздухе, но в холле еще некоторое время висела его загадочная улыбка.

   Раздался звонок. Тихий был ближе всех к видеофону и включил его:

   — Здорово, Ийон! Привет тебе от Кри…

   — Тихий убавил звук, чтобы не мешать Камереру, и стал внимательно слушать. Через некоторое время он сказал: — Сейчас вылетаю. — и вышел.

   А я подсел к Алисе:

   — Замечаю, что вы чего-то не поделили с КОМКОНом. Раскажите, если не секрет.

   — Не секрет. «Не поделили» мы многое. Не всем нравятся методы работы этого учреждения. Сколько раз нам, зоопсихологам, приходилось засовывать язык поглубже и передавать результаты исследований КОМКОНу! А тут, в заповеднике Гоблинов, мы засекли браконьеров.

   — Браконьеров?!

   — Ну-у, браконьеры — понятие растяжимое. И мы с Пашкой его растягиваем, а Сикорски и Ко — сжимают. Они читали мысли обитателей заповедника без их согласия. Сикорски и здесь умудрился нащупать следы Странников. А нас убрал под благовидным предлогом, что мы «нарушаем естественные отношения негуманоидных цивиллизаций Земли». Словно контакты с людьми — неестественные отношения! Ничего, здешняя молодежь не дремлет. Они спёрли и установили тут нуль-кабину.

   — А как же Странники? О них что-нибудь известно?

   — Ничего определенного. Тихий как-то вякнул, что это его проделки, но когда его поймали на слове, отшутился и оставил всех с носом. От него можно ждать чего угодно. Он подначивает Рудольфа дольше, чем я живу. Вот его приятель Пиркс — парень куда более приличный. — Алиса поглядела на часы и заторопилась, — однако об этом можно рассказывать бесконечно. Потом как-нибудь…

   Она взяла с вешалки шлем и ушла. Я взял книгу-перевертыш. Процесс чтения был невероятен. Едва осознав смысл «Понедельника», я оказался на страницах «Сказки о Тройке», потом — «На пажитях небесных», не имевших, впрочем, отношения ни ко мне, ни к Стругацким. Правда, меня вскользь назвали Пахарем… Первые две книги были примерно моей биографией, но встречались несуразности. Особенно веселили иллюстрации. Например, аккуратная цветная картинка, на которой Роман Ойра-Ойра в развевающемся на ветру зелёном плаще и распахнутой на могучей груди рубахой метал связку бутылок с джиннами в надвигавшихся на него суперлюдей с рожами Выбегаллы. «Понедельник» мне чем-то не нравился. Наверное, слишком много внимания уделялось сюжетным ходам и разного рода хохмам, не говоря уже о чисто технических погрешностях (так, авторы имеют весьма слабое представление о работе на ЭВМ). Но «Сказка» произвела на меня неизгладимое впечатление.

   

   Глава третья

   На следующее утро я встал рано. В холле было светло и радостно. Хотелось чего-то необычного — полететь куда-то, что-то делать… Бромберг, устроившись уютно у камина, листал книгу. Под ритмичную музыку Алиса занималась гимнастикой. На подоконнике распахнутого окна сидело маленькое белое существо, похожее на Чебурашку, и в том же самом темпе двигало ушами. Его мордашку портил огромный синяк под левым глазом. «Чебурашка» непрерывно болтал:

   — … Оор подрался со старухой Ууу, и теперь оба отмачиваются в Большом Заповедном Болоте…- Бромберг с улыбкой выслушивал эти сплетни и благосклонно кивал.

   — А ты уже кончил отмачиваться? — спросил я, показав на синяк.

   — Это у него вчерашний, пояснила Алиса, достав носком до потолка.

   — Ага! — с гордостью подтвердил «Чебурашка», — у лешего Васьки два, а у меня один!

   Утренняя гимнастика закончилась. Приятный баритон видеофона произнёс:

   — Восемь часов местное время. Сегодня шестнадцатое мая…

   — Оооо! Куда я попал? — мы повернулись на этот душераздирающий стон и увидели стоящего в дверях Януса. Взгляд его был безумен, руки дрожали. Нетвёрдой походкой он подошел к столу. Алиса сразу овладела ситуацией:

   — Ну, Леонид Ан… Тьфу! Янус Полуэктович! Зачем же так убиваться? Ничего особенного не случилось. Будете жить как все. И Горбовский из вас получится…

   Айзек молча взял бутылку «Напитки разные» и налил в стакан что-то вроде валерьянки. Горбовский выпил и чуть не задохнулся. Алиса быстренько сотворила ему соленый огурец, но он с негодованием запустил в неё этим огурцом, выхватил у обалделого Бромберга бутылку и опрокинул её в рот.

   — Силен! — восхищенно прошелестел «Чебурашка».

   Кода бульканье смолкло, Алиса подмигнула Бромбергу и набрала номер. На экране появился Сикорски:

   — Ну что там ещё?… — Увидев Горбовского он начал багроветь.

   — А-а-алиса… Вам не кажется…

   — Мне кажется, Руди, что вашей спокойной жизни настал конец…

   — А когда она у меня была спокойной?…

   Алиса не дала ему продолжить:

   — Ну-с, и что вы на этот раз мне припомните?

   Сикорски осекся. Бромберг воспользовался паузой:

   — Овератору… нет, ОВЕРАТОРАМ теперь нельзя верить…

   — Без Всемирного Совета не обойтись, — лукаво заявила Алиса.

   И тут спокойно и властно заговорил Сикорски:

   — Мы должны сделать всё, чтобы ошибки Овератора не стали достоянием гласности.

   Алиса сморщила носик:

   — Фи, Руди! Опять вы за старое! Ведь первая преждевременная смерть…

   — Не обратит на себя внимания, ибо не принято спрашивать человека, когда он умрёт!

   Алиса открыла рот и закпыла его.

   Внезапно строгая физиономия Экселенца стала ошалело-растерянной:

   — Тихий где?


Страницы: 1 2 3 4 5 6


Похожие публикации -
  • Новости от издательств и авторов
  • Галактический остров, или Хорёк в курятнике
  • Пресс конференция Владимира Софиенко
  • Ответы на вопросы к «Жуку в муравейнике»
  • «Обитаемый остров: Чужой среди чужих», 2007
  • Оставить комментарий