Почитать:

Айсберг Тауматы

Без оружия

В стране водяных

Второе Средиземье

Пепел бикини
Пепел бикини 2

Сокращённый пепел бикини

День Триффидов
День Триффидов 2

Звери у двери

Жук в муравейнике

Летающие кочевники

Машина желаний

Мир иной

Бататовая каша

Ковролин

Огненный цикл

Пионовый фонарь

При попытке к бегству

Саргассы в космосе

Семейные дела

Совсем как человек

Трудно быть рэбой

Старые капитаны

Хорек в мышеловке
Хорек в мышеловке 2

Христолюди

Четвертый ледниковый период

Экспедиция тяготение

Экспедиция на север

Частные предположения

Мы живем хорошо!

За стеной

Камни у моря

Тройка семёрка туз

Детская

Психтеатр

А и Б

Живые трупы

Лиола

Диктаторы и уроды

Император Иван

Старый обычай

Продавец органов

Пальто из пони

8 комедий


RSS

Зеркало

   — «Ввиду противоречивости сведений год не установлен.» Ха! Похоже, я буду давать ИМ эти сведения? Хороший признак!

   А мои надежды всё таяли… Но вдруг Янус Полуэктович с улыбкой доброго волшебника протянул конверт и мне:

   — Привалов! — и добавил вполголоса, — ничему не удивляйтесь, Саша.

   Я взял конверт и вдруг понял, что чертовски боюсь его открыть. Странно. Так хотелось узнать свой год… А ведь не так легко…

   Алиса решительно бросила свой нераспечатанный конверт в камин. Максвелл что-то вычислял, покусывая губы… А я всё никак не мог решиться… И сунул конверт в задний карман. Пускай полежит…

   Абалкин торопливо развернул свой листок, долго и внимательно изучал каждую цифру, зачем-то осмотрел обратную сторону и протянул его мне. Я громко прочел:

   — Четырнадцатое мая две тысячи семьдесят восьмого года.

   — А сегодня пятнадцатое! — отчетливо прозвучало в наступившей тишине.

   Максим подошел к видеофону и набрал номер:

   — Экселенц. Первая ошибка Овератора.

   — Абалкин?

   — Да.

   Блестящая лысина Сикорски покрылась потом:

   — Селезнёва! Ведь я предупреждал вас! Вы отдаёте себе отчет в том, что натворили? Пусть ваши милые шалости достигают масштабов Галактики, но ставить под удар Землю…

   — Руди! Хочу напомнить, что невежливо орать на человека, когда он не перед экраном.

   — Ваше самоуправство переходит все границы, — бушевал Сикорски, мало вам Саракша и Земли Темира Кузюмова? Солярис вас тоже не образумил! …

   Бромберг задумчиво поднял глаза на люстру, повел плечами и перевёл взгляд на экран.

   — … А ваши шуточки в Галактическом Заповеднике! Зоопсихологи, мать вашу…

   — Вспомните ещё Шушу, которого она в Зону запустила. — подлил масла в огонь Тихий.

   Каммерер вздрогнул и поёжился.

   — Да полно вам, Руди. Зона это посещение пережила. — миролюбиво сказала Алиса.

   — А я нет! — распалялся Сикорски. — Вы постоянно срываете работу КОМКОНа! Вас надо было изолировать ещё в детском саду!

   Алиса нагнулась к экрану, но её опередил Камерер:

   — Разберемся, Экселенц, — он выключил видеофон.

   За шторой назойливо жужжала и билась о стекло сердитая муха. Алиса откинула штору и открыла окно. И вместе с прохладой и светом в холл ворвался и угас хриплый голос Высоцкого: «… Только кажется мне — это я не вернулся из боя.»

   — Чёрт побери! — произнес Максвелл и кинул свой листок в камин.

   А я всё размышлял. Алиса предотвратила «предопределенную» смерть Абалкина, разрушила детерминизм этого мира. Но как же это? Всё было определено, и вдруг, ни с того, ни с сего… И тут меня осенило:

   — Янус Полуэктович! Выходит, вы вчера всё заранее знали? спросил я Горбовского. Каммерер удивленно поднял брови. А Янус грустно покачал головой:

   — Пожалуй. Только сейчас я об этом ничего не знаю. — Янус оглядел недоверчивые лица присутствующих, — Да-да! Ибо я появился в этом мире в ночь с 14 на 15 мая, а завтра меня здесь не будет. В моем конверте стоит пятнадцатое мая. Значит, мой опыт удался, и я стал контрамотом. То есть в полночь с 15 на 16 я «перепрыгну» на двое суток назад, в начало 14 мая, проживу те сутки, а в полночь с 14 на 15 — ещё на двое суток назад, и так далее.

   Бромберг согласно кивал.

   Каммерер хотел что-то спросить, но тут появился Бегемот. Он подошел к Янусу:

   — Леонид Андреич! Я вам этакого свинства не пррощщу! — кот достал из-за спины ящик с дуэльными пистолетами, — Стреляться! — усы его дрожали.

   — Василий, не ломай комедию, — остановила кота Алиса. Бегемот сунул ящик обратно:

   — Действительно, Овераторы не ошибаются. Дуэль в наших условиях бессмыслица. — он протянул лапу Янусу. — Мир?

   — Мир. Только насчет Овератора ты не прав. Овератор ошибся.

   — Смеётесь, батенька? — у Бегемота дернулось правое ухо.

   — Какой уж тут смех. Абалкин должен был умереть четырнадцатого мая, а сегодня пятнадцатое.

   Кот перевел взгляд на Абалкина и растерянно пробормотал: — «Как же это? А общественное мнение, а прогресс? Это как же, все побоку? А, Лёва?»

   Бромберг что-то тихо обьяснял Каммереру. Алиса тоже внимательно его слушала и время от времени делала ехидные замечания.

   — Кажется, дошло, что происходит, — наконец громко сказала она, если до сегодняшнего дня все было нормально…

   — То есть с точки зрения Привалова, творился полный бардак, вставил Айзек.

   -… И мы могли путешествовать в прошлое и будущее как нам вздумается, то теперь в нашем лоскуте Вселенной установлено жёсткое разделение по направлению времени причины и следствия…

   — И, строго говоря, невозможны путешествия во времени из-за возникновения парадоксов. — констатировал Бромберг.

   — Но я-то останусь контрамотом! — воскликнул в ответ Янус, — вот же записка, я получил её в полночь от самого себя: «Ян! Опыт удался. Не знаю, правда, как мы сюда попали, но мы здесь — Леонид Андреевич Горбовский. Все вопросы к Айзеку Бромбергу.»

   — Ну хорошо, — не выдержал я, — С Янусом Полуэктовичем всё ясно. А меня-то вы откуда знаете?

   Стало тихо. Абалкин неожиданно заговорил:

   — Эх мы, чижики! А ведь проморгали! А ведь все читали…

   — «Понедельник начинается в субботу», «Сказка о Тройке», «На пажитях небесных» , — перечислила Алиса, — По-моему, Саша оттуда…

   — Молодые люди правы. — вставил слово Бромберг, — Саша попал к нам из описываемого прошлого нашего мира…

   — Как?! — Обиделся я на то, что где-то описан. — Но я сам отправился в описываемое будущее своего…

   — Чиго-чиго? — противно затянула Алиса, — значит, и ты наши описания можешь назвать?

   — Бр-ррр, и моё тоже? — спросил Тихий.

   — Могу! Я всё могу! — мне стало весело, — даже авторов. Алиса — Кир Булычев, Тихий — Станислав Лем, Бегемот — Булгаков; Абалкин, Камерер, Сикорски — Стругацкие…

   — Кто?! …- раздалось сразу несколько голосов.

   — Братья Стругацкие. А что?


Страницы: 1 2 3 4 5 6


Похожие публикации -
  • Новости от издательств и авторов
  • Галактический остров, или Хорёк в курятнике
  • Пресс конференция Владимира Софиенко
  • Ответы на вопросы к «Жуку в муравейнике»
  • «Обитаемый остров: Чужой среди чужих», 2007
  • Оставить комментарий