Почитать:

Айсберг Тауматы

Без оружия

В стране водяных

Второе Средиземье

Пепел бикини
Пепел бикини 2

Сокращённый пепел бикини

День Триффидов
День Триффидов 2

Звери у двери

Жук в муравейнике

Летающие кочевники

Машина желаний

Мир иной

Бататовая каша

Ковролин

Огненный цикл

Пионовый фонарь

При попытке к бегству

Саргассы в космосе

Семейные дела

Совсем как человек

Трудно быть рэбой

Старые капитаны

Хорек в мышеловке
Хорек в мышеловке 2

Христолюди

Четвертый ледниковый период

Экспедиция тяготение

Экспедиция на север

Частные предположения

Мы живем хорошо!

За стеной

Камни у моря

Тройка семёрка туз

Детская

Психтеатр

А и Б

Живые трупы

Лиола

Диктаторы и уроды

Император Иван

Старый обычай

Продавец органов

Пальто из пони

8 комедий


RSS

Зеркало

   — Когда? — ответила скатерть.

   — Да прямо сейчас. Думаю, Леонид Андреевич не заставит себя долго ждать.

   — Бу зделано!

   — Это свинство, Алиса, не притащить старика сразу. Всё-то ты узнаешь раньше всех.

   — Я же не для себя, Пит. Их, — она кивнула в сторону Каммерера, биллиардный шар чуть не угробил хорошего парня.

   А на столе произошло неуловимое движение и скатерть преобразилась. Теперь это был гладкий ковёр тонкой ручной работы, и на нём разнообразные, хотя и нехитрые кушанья.

   Посреди стола сиял начищенный медный самовар, отсвечивавшие глазурью глиняные горшочки источали аромат тушёной картошки с мясом. Горками возвышались яркие сочные помидоры, в аккуратных мисочках солёные грибы, заправленые тонкими кольцами лука…

   Каммерер окинул стол взыскательным взглядом:

   — Тут явно чего-то не хватает!

   Пит хлопнул себя по лбу и поспешил в свою комнату. Вернулся он с литровой бутылкой тёмного стекла. На этикетке значилось: «Напитки разные, 0.5л.», стоял знак качества и штамп ОТК5.

   Бегемот покосился на бутылку и заурчал, поигрывая когтями:

   — Мр-р-р-р! Полезная вещица! У кого в чём потребность, тому того и нальет. Прриятственно, весьма пррриятственно! …

   Максим подмигнул Тихому:

   — Ну, Ийон, начинай, не мохай!

   — Да ну тебя! Хватит с меня кофе по-гуарамски! …

   И в этот момент…

   — А-а-а! Леонид Андреич! Наконец-то!

   В дверях стоял

   ЯНУС ПОЛУЭКТОВИЧ НЕВСТРУЕВ…

   Я обалдело уставился на своего директора. Как он-то здесь оказался? Ведь этот гроб с музыкой, в котором меня отправил Седловой, один на весь институт. А Янус приветственно помахал рукой и посторонился, пропуская вперед немолодого жизнерадостного человека. Тихий поднялся тому навстречу:

   — Доктор Сарториус, если не ошибаюсь?

   — Бромберг. Айзек Бромберг. Профессор. — откликнулся незнакомец.

   — Послушайте, Леонид Андреевич! Какого чёрта вы притащили с собой Бромберга? Вам что, консультантов мало? — недовольно спросила Алиса.

   — Добрый день, Алисонька, — спокойно парировал Бромберг, усаживаясь за стол и поправляя галстук. — Ты всегда отличалась примерным поведением.

   Бегемот шаркал ножкой, расплываясь в улыбке: — Заставляете себя ждать, Леонид Андреич! Это не соответствует…

   — Брось паясничать, скучно! — перебил его Максим.

   — Но общественность! … — обиделся тот.

   — Брысь! — поморщился Бромберг.

   Кот поджал хвост и пристроился на краешек стула.

   — Так. Все в сборе, — бодро заговорил Янус… то есть Горбовский. Он оглядел накрытый стол и хитро улыбнулся:

   — Ну что ж, сначала позавтракаем, а потом… — он помахал пачкой конвертов, — узнаем свою судьбу?

   — Давайте за стол, — пригласила Алиса. Она была здесь бо’льшей хозяйкой, чем Максвелл. Подталкивая друг друга, все торопливо расселись и начали быстро жевать, искоса поглядывая на Януса. Из всей этой компании Бегемот был самым спокойным. Он ел степенно, промакивая салфеткой губы и ласково жмурился. Алиса тоже не волновалась. Она решительно резала ножом слишком большой кусок мяса.

   Я понял, что всех этих разных людей объединяет нечто общее, что наверняка связано с Овератором-два. И наверняка они все ждут того, на что и я, однако весьма слабо надеюсь — узнать «свой год»… Однако сведения об этом мире в нашем времени ограничивались скудными описаниями Ольги Ларионовой, братьев Стругацких… И я обратился к Бегемоту:

   — Простите, про какую это судьбу намекнул Горбовский?

   Кот дожевал кусочек маринованного гриба и ответил:

   — Так здесь собрались лю…э-э-э…личности, чей год неизвестен по техническим причинам.

   Так. Я угадал. Но сделал непонимающее лицо. Бегемот уставился на меня круглыми глазами:

   — Поясняю. Семнадцать лет назад в будущее летал звездолет Овератор и привез оттуда год смерти каждого жившего тогда землянина, кроме нескольких человек. Ну и кроме меня, разумеется. И каждый получил право узнать свой год. Мне, конечно, всё равно… Но мир переменился в лучшую сторону. Люди стали бережнее относиться друг к другу. Когда человек видит, сколько ему осталось, он ведет себя совершенно иначе; больше успевает, меньше оставляет незаконченных дел. Были и отрицательные явления, но в целом… И теперь туда же летал Овератор-два — привез год каждого, кто родился с тех пор, а заодно и этих шести… — Бегемот повел вокруг лапой.

   — И Максвелл не знает своего года??

   — Да. Он уже разок помер…

   — А тут кто — дубль или матрикат?

   — Дело не в названии. Просто когда он возвращался на Землю по нуль-связи, его перехватили на некоей планете и кое-что сообщили. В это время на Земле появился его второй экземпляр и благополучно помер в своём году. Сразу после этого немного прискорбного события теперешний Максвелл был послан с той панеты на Землю. Вот так-то.

   Завтрак подходил к концу. Полезная бутылка переходила из рук в руки. Я налил себе кефир, Бегемоту — коньяк. Алиса, хитро улыбнувшись, перехватила бутылку и налила в стакан Тихому прозрачную жидкость. Стакан помутнел и стал таять на глазах. Все перестали жевать. В скатерти росла дыра.

   — Каррамба! — Возмутилась скатерть, — их культурно обслуживаешь, а они тебя кислотой!

   Горбовский… то есть Янус неодобрительно посмотрел на сделавшую невинное личико Алису и щелкнул пальцами — дыра исчезла, стакан появился, скатерть заткнулась.

   — Да, — вздохнул Тихий, — привык я к крепким напиткам. Прямо «ведьмин студень»…

   Наконец Максвелл постучал по столу:

   — Все, убирайте. — Пит поспешно схватил бутылку и поставил её на камин. Скатерть стала чистой. Горбовский взял пачку конвертов:

   — Начнем, пожалуй… Бегемот! — кот лениво приподнялся, одной лапой вскрыл конверт, развернул листок, не сомневаясь в его чистоте, но, прочитав, с жутким мявом вылетел в зашторенное окно.

   — Ийон Тихий! — толстяк, скрывая нетерпение, подчеркнуто равнодушно прочел вслух:


Страницы: 1 2 3 4 5 6


Похожие публикации -
  • Новости от издательств и авторов
  • Галактический остров, или Хорёк в курятнике
  • Пресс конференция Владимира Софиенко
  • Ответы на вопросы к «Жуку в муравейнике»
  • «Обитаемый остров: Чужой среди чужих», 2007
  • Оставить комментарий