Почитать:

Айсберг Тауматы

Без оружия

В стране водяных

Второе Средиземье

Пепел бикини
Пепел бикини 2

Сокращённый пепел бикини

День Триффидов
День Триффидов 2

Звери у двери

Жук в муравейнике

Летающие кочевники

Машина желаний

Мир иной

Бататовая каша

Ковролин

Огненный цикл

Пионовый фонарь

При попытке к бегству

Саргассы в космосе

Семейные дела

Совсем как человек

Трудно быть рэбой

Старые капитаны

Хорек в мышеловке
Хорек в мышеловке 2

Христолюди

Четвертый ледниковый период

Экспедиция тяготение

Экспедиция на север

Частные предположения

Мы живем хорошо!

За стеной

Камни у моря

Тройка семёрка туз

Детская

Психтеатр

А и Б

Живые трупы

Лиола

Диктаторы и уроды

Император Иван

Старый обычай

Продавец органов

Пальто из пони

8 комедий


RSS

За стеной

Екатерина (потерянно). Вот… (Пауза. То ли к Игорю, то ли к самой себе.) Я действительно не могу понять, что меня связывало с этим человеком. А ведь почти двадцать лет, целая жизнь. Или я и впрямь была другая? И он тоже. Тогда в институте он был лучшим, а у нас на курсе девочек было раз-два и обчелся. Одни ребята. Ухаживали за мной напропалую. Хорошие были парни. Но мне, понятно, надо было именно лучшего, вообще лучшего. Естественно, я самоутверждалась, что ни говори, провинциалка, с амбициями, честолюбия пруд пруди, ничего удивительного, что влюбилась в него. Сильное было чувство. Может, оно и сейчас где-то сидит в глубине, хотя мне и кажется, что все в прошлом. Если бы не оно, я, наверно, гораздо спокойней отнеслась к его измене. Мать считает, что это гордость. Тоже возможно. Гордость, ревность, не важно… Но почему я не могу понять, что нас связывало? Вдруг – совершенно чужой человек, с которым у нас почему-то общий ребенок. (Неожиданно Игорю.) Хочешь чаю?
Игорь. Не откажусь.
Екатерина. Зеленый или черный?
Игорь. Все равно… Хотя лучше зеленый.
Екатерина. Прости, может, ты есть хочешь?
Игорь. Спасибо, нет.

Екатерина. уходит. Игорь подходит к стене и внимательно рассматривает развешенные на ней рисунки. За этим занятием его и застает Екатерина., которая на подносе принесла чайник, чашки, бутерброды.

Екатерина. Правда, замечательные? Это он года три назад так рисовал. Вдруг нашло на него, что не мог остановиться. С утра до вечера рисовал. Придет из школы и за карандаш. Не красками, не фломастерами, а именно карандашом. Мы ему специально для этого роскошные карандаши подарили, не помню какой фирмы. Посмотри, какая удивительная техника. Леонардо да Винчи… Я нашла тогда одного преподавателя, показала ему кое-что, так он не поверил, что это четырнадцатилетний паренек рисовал. Сказал, что ему надо обязательно учиться. Мы это обсуждали с Валериком и даже хотели переводиться в художественную школу. Но потом он вдруг остыл, также внезапно, как и начал рисовать. Я его уговаривала продолжать, а он ни в какую. Такие вот внезапные проблески гениальности. И это не только в этом. Он поразительно одаренный мальчик.
Игорь. В родителей.
Екатерина. А что, у Сергея чего-чего, а этого не отнимешь. Золотая медаль в школе, красный диплом в университете… Да и я тоже не последней была, хотя училась так себе. Учителя говорили: может, но не хочет. А я и вправду не хотела. Скучно было. Шебутная. Прогуливала уроки, причем одна. Бегала к озеру, сидела там, смотрела на воду. Люблю смотреть на воду, моя стихия. А городишко небольшой, все всё видят. Конечно, родителям докладывали, и те меня песочили ой-ей-ей… А я ничего плохого не делала – просто мечтала о чем-то, теперь уже не вспомнить о чем. Может, счастье какое-то мерещилось, будущее-то уже подступало совсем близко. И еще твердо знала, что буду жить в столице. Нет, мыслей о выгодном замужестве не было, никакой корысти – все было чисто. Чувствовала, однако, в себе силу, для которой наш городишко был маловат. Родители не верили, что я в университет поступлю, не хотели меня отпускать. А я была уверенна… Ну и все получилось. Сама, без всякой протекции, без взятки. А туда дорого брали. Если бы захотела, то тоже могла бы получить красный диплом. Только мне этого не нужно было. Когда за Сергея вышла, сразу отдала ему первенство – нет ничего хуже  соперничества в семье. Он – лучший и главный. Может, потому и прожили так долго вместе, что я во всем ему уступала. Старалась не вызывать ревности,  не раскачивать лодку. Это, видимо, с детства было заложено – женщина для мужа, для семьи. Так у нас в доме было, хотя мать тоже всю жизнь работала. Хотя и отставать тоже не хотела, на курсы повышения квалификации ходила, на курсы английского… Словно чувствовала: надо стоять на своих ногах. Особенно в наше время. Так и получилось. (Пауза.) Даже если бы он мне предложил деньги, я бы не взяла… Как-нибудь без его подачек.
Игорь. Ты сильная женщина.
Екатерина. И ты туда же. Ошибаешься. Это только кажется, что сильная. Иногда я и сама себе хочу казаться такой. Иногда у меня даже получается – быть сильной. Но на самом деле это не так. Верней, не совсем так. Мы ведь не знаем себя по-настоящему. Когда с Сергеем все так вышло, я не ведь не предполагала. Все произошло как вспышка, взрыв, но я была уверена, что поступаю правильно. Не исключаю, впрочем, что в глубине души мне не казалось это необратимым. И вдруг стало таким. Сама ли я посеяла или все получилось само собой – трудно сказать. Я не понимаю… Иногда мне кажется это сном. Все вообще. Даже сейчас… И то, что мы сидим с тобой и пьем чай, а в той комнате Валерик, который молчит и не хочет вставать с постели, не хочет раздеваться, вообще ничего не хочет, – все как сон. Кажется, ущипну себя и проснусь. Все не то…
Игорь. Полезное, между прочим, ощущение. Слишком уж большое значение мы придаем этому миру и вообще земной жизни. А ведь это действительно не то…
Екатерина. А что – то?
Игорь. Не знаю. Но я хорошо понимаю твоего сына с его нежеланием жить по установленным правилам. Только он по-юношески максималистичен. Он готов не просто отвернуться от мира, но вообще устраниться.
Екатерина. Готов… Если бы это было сознательным актом, а у Валерика нечто другое. Это как болезнь, как вирус – то, что от тебя не зависит. Заболел и не можешь встать с кровати, потому что у тебя нет сил. Ты это про себя сказал, а не про него. Это ты не желаешь и устраняешься, а не он… Ты ведь не потерял интереса к жизни, воли к жизни, так? Ты не принуждаешь себя к этому?
Игорь. Нет, не принуждаю. Мне даже нравится, не скрою. Есть вещи, которые мне приносят удовольствие – еда, музыка, кино, баня, чтение, общение с близкими по духу людьми…Природа, наконец. Ничего эдакого.
Екатерина. Вот-вот… А он еще не научился. Это ведь не сразу дается.
Игорь. Пожалуй.
Екатерина. И не всем. Некоторые так и живут – через силу, как бы по обязанности.
Игорь. Живут же, однако.
Екатерина. Да. Только тогда возникает вопрос: зачем? Валерик, между прочим, однажды мне задал этот вопрос. Я тогда не придала этому значения, зачем-зачем, есть вопросы, на которые нет ответа, живут и все… Раз родился, значит надо жить. Неправильный ответ. То есть не следовало ему так отвечать. Что значит надо? Почему надо? Потому что важно реализовать все, что в тебе заложено. (Пауза.) Все это так абстрактно, что и сама в это верю с трудом. И теперь вот ищу более серьезные аргументы и не нахожу. Единственное, что мне приходит в голову, это что он нужен родным – мне, бабушке, отцу, в конце концов. Только разве это может убедить?
Игорь. Кого-то может.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14


Похожие публикации:
  • Трудно быть гадкой улиткой на склоне обочины в субботу
  • Екатеринбург готовится к «Аэлите-2012»
  • Андрей Белянин «Демон по вызову»
  • Дэвид Фридман
  • Завершилась конференция по фантастике — «РосКон-2011»

  • Новое на сайте:

    Один комментарий к “За стеной”

    1. Ольгв:

      Уважаемый Евгений!
      Есть предложение по переводу Вашей пьесы на китайский язык. Если Вас это заинтересовало. откликнитесь как можно быстрее. Мой адрес: oibgan@mail.ru.

      С уважением и надеждой на дальнейшее
      сотрудничество — Бганцева.

    Оставить комментарий