Почитать:

Айсберг Тауматы

Без оружия

В стране водяных

Второе Средиземье

Пепел бикини
Пепел бикини 2

Сокращённый пепел бикини

День Триффидов
День Триффидов 2

Звери у двери

Жук в муравейнике

Летающие кочевники

Машина желаний

Мир иной

Бататовая каша

Ковролин

Огненный цикл

Пионовый фонарь

При попытке к бегству

Саргассы в космосе

Семейные дела

Совсем как человек

Трудно быть рэбой

Старые капитаны

Хорек в мышеловке
Хорек в мышеловке 2

Христолюди

Четвертый ледниковый период

Экспедиция тяготение

Экспедиция на север

Частные предположения

Мы живем хорошо!

За стеной

Камни у моря

Тройка семёрка туз

Детская

Психтеатр

А и Б

Живые трупы

Лиола

Диктаторы и уроды

Император Иван

Старый обычай

Продавец органов

Пальто из пони

8 комедий


RSS

За стеной

Василий. А просто не нравилось ему – и все. Власть прежде всего. Как-то он меня в пьяном виде посвятил в свои  переживания, поскольку никого больше рядом не было. Ты, парень, говорит, вряд ли поймешь, а только ничего хорошего с этой властью не будет. Злая она. Сколько кровушки выпустила. Мы для нее только материал, гумно, одним словом. Чем ты талантливей, тем для нее опасней. Все сделает, чтобы тебя зарыть. Неглупый был человек, стихи писал, песни пел, на аккордеоне играл, а как на грудь примет – веревку начинает намыливать. Актерствовал, правда, не без того. Ну и догрозился.
Екатерина. Только у него все равно сердце больное было.
Василий. Не только сердце. Хотя мужик был о-го-го! Только очень чувствительный. Все на нерве. Не утонул бы, так что-нибудь с ним все равно бы случилось.
Екатерина. Неужели ты его так хорошо помнишь?
Василий. Не то чтобы хорошо, но помню. Он мне нравился. Он не был похож на остальных. Что-то было в нем эдакое, даже не знаю как назвать. Хорохористое. Изюминка в нем была.
Екатерина. А почему я не помню?
Василий. Память девичья, не расстраивайся. Иногда это вовсе ни к чему – много помнить.
Екатерина. Да ну тебя!
Василий. Ну-ну, только не обижайся. (Пауза). Да, собственно, а что я хотел? Во, вспомнил (Видно, что он играет), не дашь мне взаймы?
Екатерина. А, вот ты зачем явился… Так я и подозревала. (Жестко) Нет денег!
Василий. Кать!
Екатерина. Я сказала: нет! Ты что, не понимаешь? Впору самой одалживать.
Василий. Кать!
Екатерина. Всё, закончили разговор. Иди! И без тебя тошно.
Василий. Ладно, ладно, нет так нет. Сейчас, только позвоню. (Набирает номер телефона. Говорит в трубку.) Это я. Всё как договорились. Пока нет, но будет обязательно.
Екатерина. А где твой любимый мобильник, бизнесмен хренов?
Василий (спокойно). Ты представляешь, увели среди бела дня. Садился в такси, сзади подошли и тоже вроде как интересуются, не подвезут ли. И так легонько меня сзади подталкивают. Мы уже тронулись, когда я вдруг хватился: мобильника-то нет. Стервецы! Вот так. Ну я, разумеется, сразу позвонил операторам, деньги заблокировали. Надо теперь срочно покупать новый, а денег свободных нет. Такая вот петрушка.
Екатерина. Ничем тебе, к сожалению, помочь не могу.
Василий. Я понял. Может, у матери есть?
Екатерина. Не совестно тебе? Так зайти к ней ты не спешишь.
Василий. (неожиданно нервно) Слушай, не капай ты мне на мозги, поздно меня уже воспитывать. И потом, не каждый же день воруют мобильники. (Достает из кармана пиджака плоскую фляжку, отвинчивает крышку и делает глоток). Допекло…

Сцена третья

Те же и Ираида Прокофьевна.

Ираида Прокофьевна. (к Василию). Добрый день!
Василий. Как сказать…
Ираида Прокофьевна. День всегда добрый, а дальше это уже от человека зависит.
Василий. Во мудрость-то, что ни человек, то просто Иммануил Кант какой-то. Заратустра. Не пойму вот только,  почему мы в такой заднице все. (Присматривается к Ириаиде Прокофьевне.) А мы с вами нигде раньше не встречались?
Ираида Прокофьевна. Вполне возможно. Только я вас что-то не припомню.
Василий. Ну, это не удивительно, хотя и несколько обидно.
Ираида Прокофьевна. Не расстраивайтесь.
Василий. Да нет, это я так.
Ираида Прокофьевна (Екатерине). Мне кажется, все идет правильно. Его аура очищается, сразу видно. Значит, постепенно восстанавливается положительное биополе. Я укрепила тенденцию, так что сейчас пойдет уже быстрей.
Екатерина. Я вам чрезвычайно признательна.
Ираида Прокофьевна. Ну, пока рано об этом. Тут нужно время и терпение. К сожалению, у него все это слишком глубоко сидит. Надо корректировать и корректировать.
Екатерина. Он вам что-нибудь сказал?
Ираида Прокофьевна (многозначительно). Вы забыли об уговоре!
Екатерина (стушевываясь). Да-да, разумеется, простите!
Ираида Прокофьевна. Побольше будьте с ним.
Екатерина. Непременно. Я сижу и вяжу рядом, как когда-то, когда он был совсем маленьким. Я ему пела тогда или включала спокойную медитативную музыку, а иногда веселую. (Поет.) «От улыбки станет всем светлей…» Как все быстро прошло. Столько хлопот – пеленки, детское питание, стирка-глажка, недосыпания, я похудела килограмм на восемь, а все равно было замечательно. На душе так хорошо, радостно, и впереди все представало в солнечном искрящемся свете. Я почему-то редко вспоминаю это время, но сразу вижу прыгающих солнечных зайчиков по стенам. Весна, листики распускаются, фантастика! Так все странно… Родителей еще в Москву не перевезли, мы одни справлялись. Верней, я одна. Сергей готовился к защите диссертации, сидел ночами, подолгу пропадал в своей лаборатории. Иногда, правда, приходила мама Сергея, но не часто, отношения были сложные, она его ко мне ревновала и вообще не одобряла его выбор. Ей казалось, что я просто зацепилась за него, чтобы прописаться в Москве. Обидно было, так что я предпочитала сама все делать. Это так тяжело, когда тебя отрицают или подозревают в чем–то, в чем ты ни сном ни духом. Когда мы ссорились, Сергей уезжал к ней, и тогда мне начинало казаться, что у нас все рухнет. Но в глубине души почему-то была уверена, что все будет хорошо. Странно, да? Два противоположных чувства в одном. Он возвращался, а рухнуло только теперь. Впрочем, лишь бы с Валериком все наладилось.
Ираида Прокофьевна (нетерпеливо смотрит на часы). Простите, мне пора.

Екатерина. провожает ее и возле двери сует конверт. Ираида Прокофьевна. молча спокойно принимает его и кладет в сумочку.

Екатерина. Спасибо, до скорого.

Уходит. Из  комнаты матери появляется Василий, оглядывается настороженно.

Василий. Ушла?
Екатерина. Ушла, а что?
Василий. Где ты ее откопала?
Екатерина. Не поняла. Ираида Прокофьевна – известный экстрасенс, натуропат, автор специальных методик. Я через знакомых на нее вышла. Это удача, что она согласилась. Она нарасхват.
Василий. Да? Боюсь, тебя здорово подставили. У меня про эту даму другая информация. Если я, конечно, не ошибаюсь. Она ходила к одной моей знакомой, кучу денег из нее выгребла, а толку ноль, даже еще хуже стало…
Екатерина. Не всегда получается как хочется. А у моих знакомых о ней самое хорошее мнение.
Василий. Шарлатанство это все, вот что я тебе скажу. Аура-шмаура… Не проверишь ничего, зато слов столько всяких, да и  тумана такого наведут, многозначительности…
Екатерина. А по-твоему лучше наша психиатрия, да? Всякая химия и прочая гадость, не говоря уже о шоковой терапии, от которой человек запросто может превратиться в дебила.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14


Похожие публикации:
  • Трудно быть гадкой улиткой на склоне обочины в субботу
  • Екатеринбург готовится к «Аэлите-2012»
  • Андрей Белянин «Демон по вызову»
  • Дэвид Фридман
  • Завершилась конференция по фантастике — «РосКон-2011»

  • Новое на сайте:

    Один комментарий к “За стеной”

    1. Ольгв:

      Уважаемый Евгений!
      Есть предложение по переводу Вашей пьесы на китайский язык. Если Вас это заинтересовало. откликнитесь как можно быстрее. Мой адрес: oibgan@mail.ru.

      С уважением и надеждой на дальнейшее
      сотрудничество — Бганцева.

    Оставить комментарий