Почитать:

Айсберг Тауматы

Без оружия

В стране водяных

Второе Средиземье

Пепел бикини
Пепел бикини 2

Сокращённый пепел бикини

День Триффидов
День Триффидов 2

Звери у двери

Жук в муравейнике

Летающие кочевники

Машина желаний

Мир иной

Бататовая каша

Ковролин

Огненный цикл

Пионовый фонарь

При попытке к бегству

Саргассы в космосе

Семейные дела

Совсем как человек

Трудно быть рэбой

Старые капитаны

Хорек в мышеловке
Хорек в мышеловке 2

Христолюди

Четвертый ледниковый период

Экспедиция тяготение

Экспедиция на север

Частные предположения

Мы живем хорошо!

За стеной

Камни у моря

Тройка семёрка туз

Детская

Психтеатр

А и Б

Живые трупы

Лиола

Диктаторы и уроды

Император Иван

Старый обычай

Продавец органов

Пальто из пони

8 комедий


RSS

За стеной

Ираида Прокофьевна. Я и сама радуюсь, если получается. Ведь никогда до конца не уверена, что все удастся. Иногда встречается такая сильная энергетика, с которой просто не справляешься. Особенно у людей взрослых. В юности психика еще достаточно лабильна, с ней по-своему и трудней и легче работать. Она более восприимчива и податлива. Вы разговаривали с ним, как я просила?
Екатерина. Да, много. Рассказывала ему про свое детство. Оказалось, что я многое помню, словно это было вчера. Не знаю, почему раньше я этого не делала.
Ираида Прокофьевна. Ну, это легко объяснимо. У всех дела, проблемы, надо зарабатывать на жизнь…
Екатерина. Может, и поэтому. Я вообще мало вспоминала детство, словно тогда это была не я. А сейчас это доставляет мне удовольствие. Деревня, куда мы ездили к бабушке с дедушкой, поездки с отцом и братом на озеро ловить рыбу, цыплята, которых мы обогревали на печке, чтобы они выжили. Такие маленькие желтенькие пушистые комочки… А какие там были роскошные огурцы и помидоры, мы ими объедались. Однажды с братом поплыли на лодке одни, и вдруг поднялся ветер, причем такой сильный, что нас стало относить от берега, а озеро очень большое и довольно глубокое, волны самые настоящие … Ох, и натерпелись мы тогда. Гребешь, гребешь, а лодка не слушается. И воду в нее захлестывает, так что приходилось вычерпывать. И страшно, что опрокинется. Жуть! Много всякого разного было – то ли подзабылось потом, то ли прочее заслонило.
Ираида Прокофьевна. Беда, что наша эмоциональная жизнь становится из-за каждодневных перегрузок обедненной. Память души хранит именно эмоциональные впечатления, в отличие от памяти интеллекта. Организм задыхается от переизбытка ненужной информации, тогда как информация необходимая вытесняется в область бессознательного, блокируется.
Это очень плохо и вызывает всякие болезни, не только душевные, но и соматические.
Екатерина. Тот день на озере я помню в самых мельчайших подробностях, даже цвет воды – как он  менялся, то серебристый, то какой-то сиреневый, то желтоватый, и небо – сизое, все в низких тучах, дымное, тяжелое, и вдруг светлая полоска, словно просвет из другого мира… Что-то нездешнее, мистическое было во всем этом, как иногда в кино показывают. И в глубину было страшно смотреть – вот-вот оттуда что-нибудь покажется, живое…
Ираида Прокофьевна. Мы не знаем, что здешнее, а что нездешнее. Иной раз нам подают знак, а мы даже не обращаем внимания, не замечаем либо не придаем значения.
Екатерина. А как тогда все пахло, боже, как пахло – каждый листик, каждый цветок, каждая травинка, у всего был свой аромат, от всего душа начинала трепетать и петь – от шума дождя по крыше, от холодка росы под босыми ступнями, во всем была какая-то музыка… А теперь день за днем, все одно и то же, и если чего-то ждешь, то только какой-нибудь новой напасти, неприятности, еще чего-нибудь… Почему так? Неужели все в прошлом?
Ираида Прокофьевна (чуть в сторону). Вам бы тоже не мешало пройти курс реабилитации…
Екатерина (словно не слыша). А какие сны были роскошные. Я часто летала во сне. Парила так легко, словно действительно умела летать. Словно наяву, а потом не знала, явь это или сон.
Ираида Прокофьевна (смотрит на часы). Так, мы отвлеклись. Я иду к нему…
Екатерина. Прошу прощения. Да, пожалуйста, и поможет вам Бог…
Ираида Прокофьевна. Не сомневайтесь!

Уходит. Пауза. Екатерина. подходит к бару, наливает рюмку, выпивает, закашливается.

Екатерина (сама с собой). Эх, если бы я могла!

Сцена вторая

Звонок в дверь. Входит Василий.

Екатерина (холодно) Зачем пожаловал?
Василий. Кать, да брось ты, нашла время ссориться. Мы же не чужие люди.
Екатерина. Иногда свои хуже чужих, знаешь об этом?
Василий. Нельзя быть такой обидчивой. Ты и в детстве такой была, все время обижалась.
Екатерина. Отлично. Меня всегда восхищает: как это люди знают, что нужно и что не нужно, правда, только когда это относится к другим. По-твоему я должна спокойно принимать хамство? Между прочим, от близкого человека это бывает гораздо больнее, чем от чужого.
Василий (машет рукой). Это все понятно… Только… давай не будем!
Екатерина. Что ты за человек такой? Все у тебя просто.
Василий. Разве это плохо? Ты же сама говорила, что хотела бы жить легко. Так учись… А то ты все усложняешь, из всего делаешь трагедию. Иногда простое решение – самое лучшее. Даже в бизнесе. И вообще надо быть проще, извини за банальность.
Екатерина. У тебя это недурно получается.
Василий. Если ты хочешь меня обидеть, то у тебя ничего не выйдет.
Екатерина. Ну да, ты толстокожий. Тебя не проймешь.
Василий. Правильно. Иначе бы я давно лежал как твой Валерик носом к стенке или пил горькую, как многие. Что, лучше было бы, если бы я приходил к тебе сшибить рубль на выпивку?
Екатерина. А так ты приходишь за куда большими суммами.
Василий. Но ведь я всегда отдаю. И когда надо, ты можешь на меня рассчитывать. Что делать? Се ла ви. Каждая сотня приносит еще сотню, поэтому жалко вынимать из дела. Все туда идет, а это такая прорва.
Екатерина. А не боишься все потерять?
Василий. Типун тебе на язык. (Пауза). Да я стараюсь подстраховываться. И потом, кто не рискует, тот шампанского не пьет.
Екатерина. Знаю-знаю… Ты всегда был азартный. Только что вспоминала, как мы тогда с тобой в лодке, на озере, помнишь? Это ведь ты меня подбил взять эту лодку, и тут вдруг этот шквальный ветер. Откуда он взялся?
Василий. Ха, еще бы не помнить. Я тогда крепко струхнул, уж больно все неожиданно и всерьез. Ведь могли перевернуться и вообще.
Екатерина. Небо еще такое свинцовое было и волны. Страшно!
Василий (с искренним восхищением). Но ты тогда молодцом. Не сдрейфила. А я еще вспомнил брата отца, который утонул там. Я всегда об этом помнил, особенно когда заплывал далеко.
Екатерина. Но ты все равно заплывал так, что мать начинала сходить с ума. И я тоже пугалась.
Василий. Что правда, то правда. Любил. В юности тянет на подвиги.
Екатерина. Непуганые потому что. Помнишь, как отец говорил.
Василий. Ну да, их-то как следует настращали – и большевики, и вообще. Слово боялись  сказать лишнее, только и дело: тише, тише… Ненароком сосед какой бдительный услышит.
Екатерина. Жили же тем не менее. И теперь вспоминают не без с ностальгии.
Василий. А дядя Витя? Он что, просто так утонул, что ли?
Екатерина. Что ты хочешь сказать?
Василий. Ну да, сердце подвело. А только, выпив, он частенько грозился свести счеты с жизнью. Ты что, не в курсе?
Екатерина. С чего бы ему?


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14


Похожие публикации:
  • Трудно быть гадкой улиткой на склоне обочины в субботу
  • Екатеринбург готовится к «Аэлите-2012»
  • Андрей Белянин «Демон по вызову»
  • Дэвид Фридман
  • Завершилась конференция по фантастике — «РосКон-2011»

  • Новое на сайте:

    Один комментарий к “За стеной”

    1. Ольгв:

      Уважаемый Евгений!
      Есть предложение по переводу Вашей пьесы на китайский язык. Если Вас это заинтересовало. откликнитесь как можно быстрее. Мой адрес: oibgan@mail.ru.

      С уважением и надеждой на дальнейшее
      сотрудничество — Бганцева.

    Оставить комментарий