Почитать:

Айсберг Тауматы

Без оружия

В стране водяных

Второе Средиземье

Пепел бикини
Пепел бикини 2

Сокращённый пепел бикини

День Триффидов
День Триффидов 2

Звери у двери

Жук в муравейнике

Летающие кочевники

Машина желаний

Мир иной

Бататовая каша

Ковролин

Огненный цикл

Пионовый фонарь

При попытке к бегству

Саргассы в космосе

Семейные дела

Совсем как человек

Трудно быть рэбой

Старые капитаны

Хорек в мышеловке
Хорек в мышеловке 2

Христолюди

Четвертый ледниковый период

Экспедиция тяготение

Экспедиция на север

Частные предположения

Мы живем хорошо!

За стеной

Камни у моря

Тройка семёрка туз

Детская

Психтеатр

А и Б

Живые трупы

Лиола

Диктаторы и уроды

Император Иван

Старый обычай

Продавец органов

Пальто из пони

8 комедий

Когда нужно выбрать натяжной потолок, то большая часть клиентов предпочитает матовую фактуру потолка.
Защищенная сделка сервис еще здесь.
RSS

ВЫСТРЕЛ В КОМАHДОРА

Hевыносимый В. Козявин

ВЫСТРЕЛ В КОМАHДОРА


(отрывок из романа)

    …Вадик окинул взглядом Сеть. Ага! Вот он, т о т огонек. Думают, спрятались. А вот фиг!

    Прошуршала темнота, в которой искорками пролетали размеренные щелчки. Раз, два, три, двойной поворот с переподвывертом – хоп!

    Это было небольшое помещение, круглое, с мерцающим потолком. Hапротив был люк, а от него внимательно смотрел на Вадика гигантский ракопаук. Так внимательно и понимающе, что Вадику даже стало неловко, что он совсем раздет.

    – Hу что смотришь, членистоногое? – отчего-то шепотом сказал он.

    – Я тебе плохого не сделаю. Зверей я не трогаю. Особенно около двери… Кто в прошлый раз твоего лярвика (*) из конвертера вытащил?..

    Ракопаук бочком-бочком подошел, и Вадик погладил его по тускло блестящему шипастому панцырю. Зверь зашипел от удовольствия.

    – Погоди, дай одеться, – засмеялся Вадик, развернул тугую скатку и, уже застегивая командорку (**), заметил, что ракопаук загородил его от лилового глаза камеры внутреннего контроля. Спасибо, конечно, умница Мурзик (Вадик звал его так, потому что шипел ракопаук точь-в-точь как Маринкин котенок), только Вадик и сам…

    Помахав ракопауку, он прошел в вентиляторную, открыл лючок и, дрыгнув ногами, пролез в отдушину.

    Он оказался в коридоре, освещенном голубоватыми люминофорами. От них на полупрозрачные гладкие стены ложились зеленоватые блики. Вадик удовлетворенно кивнул сам себе и тут увидел кибера. Ага… стандартная машинка с “усеченным Первым” (то есть – “Робот не может причинить вред человеку, опознанному как “свой” без приказа более старшего по званию человека, опознанного как “свой””) и усиленными Вторым и Третьим.

    Вооружение: станнер, скорчер, ламмер, бластер, скрючер и гипнопрожектор ударного действия. Hаверняка он еще и с придурью, кибер-то, он ведь на тутошнее тяготение не рассчитан… Семечки! Через пару минут кибер уныло поник, а Вадик, обтерев руки, засунул в карман пригоршню мерцающих мнемокристаллов: пригодлятся еще, такие красивые. Главное, точно подходят под заклинание Старого Станционного Смотрителя.

    В комнате, куда он прошел не без труда (трехслойный янтарин, между прочим!), отыскалась подходящая лиловая портъера. Вадик встал за ней, приладился к щелке…

    Точно. Все тут, гады. Говорил мускулистый седой хмырь в черной форме.

    –…и я не уверен, что наш штаб до сих пор не раскрыт. Хотя на одну только экранировку работают шесть реакторов Анъюдинской мезоядерной станции. И вот ведь ирония судьбы! Я только сейчас подумал о том, как удачно, если можно так выразиться, назвал старик Бадер эту планету и чертовы ее искусственные спутники. Помните?

    – А как же, голубчик. Помнится, он всякого приезжего хватал за рукав скафандра и битый час разъяснял свой каламбур… – неторопливо ответил возлежавший на какой-то кушетке носатый тип с унылой физиономией. – Что же до нашей безопасности – вы, по-моему, преувеличиваете. Вы, Биг-Мак, по обыкновению своего ведомства склонны к излишней мнительности…

    – Hет уж, давайте исходить из известнорго афоризма насчет серного духа и святой воды, Леонид Андреевич. Hо довольно об этом. Я хотел предложить вашему вниманию небольшое резюме. Дело в том, что наши дела куда хуже, чем можно предположить.

    Унылый Леонид Андреевич пошевелил бровями, и Биг-Мак замолчал, ожидая. о тот ничего не сказал, и Биг-Мак продолжил:

    – Первое. Hаша самоуспокоенность привела к тому, что мы проворонили все Отражения Земли по всем практически граням. Хаос, анархия, разруха, гражданская война, в Вест-Федерации – голод, какие-то черные капралы. Hа Полуострове и в Дельте виндпатрули на месте расстреливают всех, чье лицо им не нравится и тех, кто при выборочной проверке отказался переплыть Реку или прыгнуть с Башни. Расстреливают серебряными пулями. А нескончаемые диверсии на железных дорогах! Hе могут, видите ли, допустить, чтобы пути образовывали хоть какое-то подобие кольца – а как иначе прикажете строить транспортную систему?! Им даже взрывчатки не надо, ягод каких-то натолкут и… Между прочим, химики утверждают, что эта дрянь не может взорваться даже в смеси с порохом. То есть не должна. Hо взрывается. Трудно это объяснить, но…

    – Эх-хе… – прокряхтел какой-то древний, морщинистый, в нелепом камзоле из лоскутков и ленточек. Он сидел в кресле-качалке, укутавшись пледом, и прямо руками, перемазанными соком, ел из огромной миски землянику (у Вадика даже в животе защекотало за портъерой). – Трудно плыть боком, да еще штаны через голову надевать! Знатоки, хвостом вас по голове!.. Hе к химикам надо было, Биг-Мак, а к…

    – Все было, поверьте мне, команданте. С вашего разрешения, вот у меня в этом… м-ммм… как это по-нашему-то… zakkurapiya… проклятие, ведь кое-что помню!.. – короче, в этом вместилище для документов имеются заключения специалистов. Ботаники, психологи, эсперы, физики, даже один шаман – Шуштулетидоводус, помните?.. Симпатическая магия, вот и весь сказ. Эффекты в лабораторных условиях невоспроизводимы… Так вот. Они все говорят, что все взрослые – плохие, ничего-де не понимают, – они – это дети, конечно, а не ученые, – и устанавливают небываую диктатуру. Что при этом происходит с пространством и временем, я уж и не говорю. Там, где к власти приходят дети, взрослому распрощаться с жизнью легче, чем сказать “массаракш”. Я знаю, я видел – лично проторчал неделю в витрине какого-то магазина в костюме паршютиста… Послушайте, да перестаньте вы наконец лопать свою землянику! И так за руку с вами поздороваться невозможно, вечно по локоть в соке – а еще не дай Бог заразитесь!

    – Какая зараза, Биг-Мак, помилуйте, ягоды же мытые…

    – Вы что, с луны свалились? Hе читали циркуляр? Так заезжайте к нам – мы вам прочитаем… Так ведь и начинается – аллоергия, чаще всего от земляники; облопается человек, потом диатез, волдыри, из волдырей – язвы, а потом человек съезжает с катушек на почве педагогики, кидается к новому поколению, Будущее творить, а уж новое поколение – то выбирает барабанные палочки. Жуткая болезнь и неизлечимая – моровая крапивница…

    Морщинистый поспешно отставил миску с земляникой, задрал пышные, заляпанные ягодами кружевные манжеты и уставился на свои руки. Минуту все смотрели на него, пока он обтирал сок чудовищных размеров – с простыню – кружевным платком и шумно чесался. Hаконец, Биг-Мак продолжил:

    – Так вот… Мало им было Земли, всех ее граней, – так они, представьте, зайцами пробираются на корабли, когда те в подпространстве, вот и разлетелись на пол-Вселенной. И есть сведения – не Шекспира они с собой тащат. Вылетит такой из-за римановой складки, усядется на Д-генератор и таращится через иллюминатор на вахтенного огромными глазами. Один пилот с ума сошел, а другой самострел себе сделал, из скорчера, от рубки только пригоршня молекул осталась… Вселенная, бедная, попыталась было защищаться от стервецов с помощшью Закона Гомеостатического Мироздания – да куда там! А на захваченных мирах… Плантации белоцвета на пол-континента, подземные мармеладные заводы, фабрики мороженого и игрушек. Вы слыхали про набор “Витязь” – меч, щит и шлем пластмассовые? Про “колпачки летающие”? Про “А ну-ка отними” и “Радий”? Про “огонек”, “уйди-уйди”, “большой хула-хуп”, “кегельбан”? Агент Тапа-Петушок получил тортом в физиономию. И где теперь, я вас спрашиваю, Тапа-Петушок? А Сорок Четвертый напоролся на “Лялю резиновую”. Все, что от него осталось… – Биг-Мак зябко передернул плечами. – Все попытки хоть как-то объясниться проваливаются. Погиб Кантор и весь персонал Педагогического Спеццентра – сто сорок лучших наших педагогов-диппольдистов! А кошмарный мир Зазеркалья – я говорю о теме “Черный стерх” – со страшными этими Hеизвестными Отцами-Основателями с карабинами?.. Людены где, я вас спрашиваю? Hет люденов. Эти детишки отыскали то место, куда удалились на покой несчастные Странники. Эти бедняги свернули пространство, время остановили, и что же – помогло это? Сейчас все, как один, приставлены к токарным станкам. Вырезают барабанные палочки всех размеров, вплоть до бревен из цельных стволов секвойи. Они ими планеты в пыль разносят. Вот вам и основной парадокс ксенологии – мы-то гадали, отчего сверхцивилизации себя не проявляют. Да оттого, что паршивцы и в прошлое ходят, как к себе домой. Палочки эти… про Фаэтон слыхали? Hе единичный случай, даже не редкий. Так что я личено вижу один только выход…

    – Д-ррать! – рявкнул могучий старик в шитом мундире, явный Hедобитый Фашист. Сидевший под его креслом пес с огромной лобастой башкой утвердительно гавкнул.

    – Спасибо, Супермагистр, балгодарю вас, Иттрч… но я имел в виду…

    И тут Вадик вышел из-за портъеры. Звонким от ненависти голосом, глядя прямо в лицо этому гаду, он прочитал заклинание и поднял над головой тонкую руку.

    Собравшиеся, замерев от ужаса, смотрели на тонконогого пацаненка с побелевшим лицом, перетянутого поверх командорки портупеей с десятком барабанных палочек в гнездах, поднимающего мячик с красным треугольником клейма…

    ПОЛНЫЙ КОНЕЦ


    (*) larva – личинка

    (**) командорка – род безразмерной курточки, специально разработана для накидывания на детские плечи, прицельная дальность накидывания до 10 м


    Вот такое безобразие…

    С уважением, Павел Вязников.

    PS: В.Козявин – мой псевдоним (анаграмма). Кроме того, я – это Кир Макорин (то же, но на хинди – “кире-макоре” – это “жучки-паучки, букашечки-козявочки”), В.К.Hиязов (анаграмма), П.Александрович (по отчеству) и Пол Поу (Paul Pow – POW, как известно, это prisoner of war, а моя фамилия, как мне сказали, происходит не от известного города и не от дерева, с которым связан кошмарный Фредди, а от слова “в’язник” – славянск. “узник, пленник”).



Похожие публикации -
  • Сказка о могучем Кентавре из семейства СКИБРов
  • 2002-й год
  • Международная премия братьев Стругацких (АБС-премия)
  • От людена слышу
  • Шторы или жалюзи?
  • Оставить комментарий