Почитать:

Айсберг Тауматы

Без оружия

В стране водяных

Второе Средиземье

Пепел бикини
Пепел бикини 2

Сокращённый пепел бикини

День Триффидов
День Триффидов 2

Звери у двери

Жук в муравейнике

Летающие кочевники

Машина желаний

Мир иной

Бататовая каша

Ковролин

Огненный цикл

Пионовый фонарь

При попытке к бегству

Саргассы в космосе

Семейные дела

Совсем как человек

Трудно быть рэбой

Старые капитаны

Хорек в мышеловке
Хорек в мышеловке 2

Христолюди

Четвертый ледниковый период

Экспедиция тяготение

Экспедиция на север

Частные предположения

Мы живем хорошо!

За стеной

Камни у моря

Тройка семёрка туз

Детская

Психтеатр

А и Б

Живые трупы

Лиола

Диктаторы и уроды

Император Иван

Старый обычай

Продавец органов

Пальто из пони

8 комедий


RSS

Второй сокращенный вариант «Пепел Бикини»

   «Счастливый Дракон 10» шел через бурный океан, и каждое сердце на его борту выстукивало слова надежды: «На этот раз нам повезет». Но им не везло. Седьмого февраля сэндо, держась для верности за амулет, висевший у него на груди, впервые за рейс приказал ставить сети. Это было в нескольких десятках миль к западу от Мидуэя. Всю ночь рыбаки напряженно следили за фосфорическим мерцанием волн вокруг невидимых в темноте стеклянных буйков. Амулет не помог. Когда рано утром сети были подняты, кто-то разочарованно свистнул, механик Мотоути выругался, а сэндо смущенно почесал в затылке: в слизистой каше из медуз и сифонофор (*) бились всего три — четыре десятка небольших рыб, из них пяток молодых тунцов.


   * Сифонофоры — медузоподобные морские животные типа кишечнополостных. Обитают главным образом в тропических морях.


   По предложению сэндо «Счастливый Дракон» передвинулся на полтораста миль к западу. Там произошла беда. Главная линия сетей зацепилась крючьями за коралловую отмель. Двое суток рыбаки с терпеливым озлоблением возились на проклятом месте, спасая сети. На рассвете третьего дня разразился шторм, и сто восемьдесят новеньких стометровых тралов, почти половина того, чем располагал «Счастливый Дракон», были безвозвратно потеряны.

   — Если так пойдет дальше, — сказал Мотоути, презрительно разглядывая одинокие тушки тунцов, распластанные на палубе, — мы сгорим от стыда еще прежде, чем вернемся домой.

   Усталые и злые рыбаки угрюмо перебирали сети. Круглые буйки из темно-зеленого стекла тускло отсвечивали на солнце. Сэндо прошелся по палубе, морща лоб и нервно потирая руки. Несколько раз он останавливался, как бы желая сказать что-то, но не решался и снова принимался бегать вокруг рыбаков. Шторм утих так же быстро, как и налетел, и теперь над присмиревшим океаном царила тишина. Небольшие волны лениво плескались под кормой шхуны. Повар Хомма оторвался от работы, чтобы поправить головную повязку, сползшую на глаза.

   — Везет же другим, — досадливо сказал он. — Знают богатые рыбой места и всегда приходят домой с полными трюмами. А мы таскаемся по морю взад и вперед, и никакого толку.

   В другое время сэндо непременно оборвал бы нахального мальчишку и, возможно, стукнул бы его по затылку. Но сейчас он оставил упрек без ответа. Он только пожал плечами и вдруг, остановившись возле механика, проговорил негромко:

   — Есть одно место, где тунца видимо-невидимо. Только…

   Он замолчал, словно испугавшись собственных слов. Все насторожились. Мотоути бросил паклю, которой вытирал руки.

   — Где же это?

   — Я знаю, — крикнул Хомма, — Тотими-сан говорит о Маршаллах! Мой дед ходил туда еще до войны. Там рыбаки хорошо зарабатывали.

   — Правда, — отозвался кто-то, — нам следовало бы сразу идти туда.

   Сэндо закивал головой и спокойно добавил:

   — Да, это недалеко от запретной зоны, что тянется вокруг Маршалловых островов. Острова теперь не наши, и нужно быть осторожными, там нас, как и в прошлый раз, могут задержать. (*) Но мы обогнем их и пройдем благополучно.


   * В 1947 году Маршалловы, Марианские и Каролинские острова были переданы под опеку США.


   Рыбаки одобрительно загудели.

   В тот же день, двенадцатого февраля, «Счастливый Дракон» повернул на юго-восток. Тунца по-прежнему не было. Шхуна продвинулась уже довольно далеко, перешла международную линию перемены чисел, но уловы, как и раньше, были совсем плохие. Никто из рыбаков даже не ругался. Как известно, бесполезно и небезопасно бранить судьбу за то, что она повернулась к тебе спиной. После короткого совещания с наиболее опытными рыбаками сэндо предложил капитану повернуть обратно на запад в обход американских вод, в центре которых лежали Маршалловы острова.

   Капитан озабоченно склонился над потрепанной картой, в левом нижнем углу которой большим оранжевым прямоугольником была обозначена запретная зона.

   — Было бы очень неприятно ненароком завернуть туда, — сказал он.

   — Наму Амида (*) … Избави нас от этого! — с чувством проговорил сэндо, схватившись за амулет.

   * Начало буддийской молитвы.

   — Можно обойти американские воды с севера, — заметил кто-то из рыбаков.

   — Пожалуй, мы пройдем вот здесь. — Капитан взял другую карту. Повернем на запад, и тогда граница запретной зоны останется по крайней мере миль на тридцать-сорок к югу.

   По правде говоря, вопрос о запретной зоне волновал их очень мало. Гораздо больше беспокоило магическое сочетание слов «чужие воды», с которым были знакомы их отцы.

   «Чужие воды» — это означало, что плавать и ловить рыбу в данном месте нельзя и что существует поэтому вполне реальная опасность быть задержанными и отданными под суд в чужой, недружелюбной стране.

   И они пошли на запад, по ночам ставили сети, на рассвете брали то немногое, что в них попадалось, и снова двигались дальше.

   Так прошла неделя. Рыбаки работали уже без всякого энтузиазма, мечтая только о том, чтобы вознаграждения за улов хватило для расплаты с хозяином за взятые в кредит продукты и одежду, Полуторамесячная добыча едва покрывала дно засольного трюма.

   Ночь с двадцать восьмого февраля на первое марта ничем не отличалась от десятка прежних ночей. Было тихо, с бархатного угольно-черного неба мерцали яркие звезды, дул легкий, приятный ветерок. Команда только что поставила сети и расположилась на ранний завтрак прямо на палубе. Стучали палочки о чашки, кто-то мурлыкал песню. Капитан и радист Кубосава беседовали вполголоса, присев на поручни позади рубки. По обыкновению недовольно ворча, из машинного люка вылез механик Мотоути, вытирая ветошью замасленные пальцы. Сэндо взобрался на корму и озабоченно осматривал сломавшийся вчера ворот, служивший для подъема тралов. А вокруг расстилался бескрайний океан, черный, как небо, с такими же мерцающими в его глубине блестящими искрами. И вдруг…


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28


Похожие публикации -
  • Зачумленный корабль
  • Переводы Стругацких с японского и английского
  • Зона
  • Анти-Золушка
  • ПЕПЕЛ БИКИНИ 2-й вариант полный
  • Оставить комментарий