Почитать:

Айсберг Тауматы

Без оружия

В стране водяных

Второе Средиземье

Пепел бикини
Пепел бикини 2

Сокращённый пепел бикини

День Триффидов
День Триффидов 2

Звери у двери

Жук в муравейнике

Летающие кочевники

Машина желаний

Мир иной

Бататовая каша

Ковролин

Огненный цикл

Пионовый фонарь

При попытке к бегству

Саргассы в космосе

Семейные дела

Совсем как человек

Трудно быть рэбой

Старые капитаны

Хорек в мышеловке
Хорек в мышеловке 2

Христолюди

Четвертый ледниковый период

Экспедиция тяготение

Экспедиция на север

Частные предположения

Мы живем хорошо!

За стеной

Камни у моря

Тройка семёрка туз

Детская

Психтеатр

А и Б

Живые трупы

Лиола

Диктаторы и уроды

Император Иван

Старый обычай

Продавец органов

Пальто из пони

8 комедий


Если ищите компрессионные чулки компрессия 2 то смотрите на сайте.
RSS

Второй сокращенный вариант «Пепел Бикини»

   Сэндо поклонился еще раз. Капитан Одабэ почесал затылок. Кубосава же почти ничего не слышал. Мысли его были заняты другим. «Выход двадцатого, может быть, раньше… Значит, аванс… Тысяч десять иен… (*) ну, пусть восемь. Прежде всего обновки для девочек, новое кимоно для Ацу. Что-нибудь для Киё. Купить рис. Да, новый год начинается прекрасно. Воистину счастье в дом, черт из дому…»


   * Иена — японская денежная единица.


   Проводив гостей до ворот, он поклонился в последний раз и сказал:

   — Спасибо вам за вашу доброту ко мне в этом году. Прошу не оставить меня вашими милостями и в новом году

   

   Утро первого января выдалось ненастное. С океана дул холодный ветер, небо было обложено низкими серыми тучами, моросил дождь. Но непогода не мешала празднику — в этом отношении (да и не только в этом!) жители Коидзу сильно отличаются от жителей больших городов. Нравы в Коидзу патриархальные и в достаточной степени консервативные, как и в сотнях других таких же крохотных, ничем не примечательных рыбацких городков, которые лепятся по берегам Страны Восходящего Солнца — от угрюмых скал мыса Соя на Хоккайдо до изумрудных заливов южного Кюсю. Правда, через Коидзу проходит железная дорога, и желающий может добраться до Токио за несколько часов. Однако влияние огромной беспокойной столицы ощущается в Коидзу очень слабо. Рыбакам и мелким лавочникам, составляющим основу его населения, совершенно достаточно десятка его ресторанчиков, замызганного кинотеатра и местной газеты. Поэтому праздники, особенно Новый год, они встречают, как это делали их предки, обстоятельно и весело. И в то время как оглушенные бешеным темпом жизни, ослепшие от блеска реклам, истомленные бурно проведенной ночью столичные жители еще спали, обитатели Коидзу, глубоко уверенные в том, что день первого января должен стать образцом для всех дней в году, уже вышли на мокрые улицы, свежие, нарядные, улыбающиеся, чтобы обменяться приветствиями, нанести друг другу визиты, солидно и спокойно повеселиться.

   — Кубосава-сан, смэдэто-годзамайс! (*)

   * Новогоднее поздравление.

   Сюкити Кубосава, стоявший в дверях дома между двумя кадомацу, плотный, коренастый, в плаще поверх чистого клетчатого кимоно, с достоинством поклонился.

   — С Новым годом…

   — Не совсем подходящая погода для такого праздника, не так ли?

   — Совершенно зерно. Впрочем, это не может особенно помешать нам.

   — Согласен с вами. Прошу вас с почтенной госпожой Кубосава посетить нас.

   — Покорно благодарю. Не оставьте без внимания и мое скромное жилище…

   Кубосава раскланивался с соседями и знакомыми, принимал приглашения и приглашал сам, улыбаясь, произносил приличествующие случаю любезные слова. Так было первого января каждого года. Но в этом году он испытывал гораздо больше радости и удовольствия. Вчерашнее посещение господина Нарикава породило в его душе целый поток необычайных надежд. Всю ночь ему снились самые радужные сны, а хорошие сны в новогоднюю ночь — несомненный признак грядущего благополучия.

   — С Новым годом, Кубосава-сан!

   Перед Кубосава остановился механик «Счастливого Дракона», известный забияка и весельчак Тюкэй Мотоути. Широкое, скуластое лицо его лоснилось, из-под ярко-красного головного платка выбивались пряди жестких черных волос. Механику было около двадцати лет, жил он бедно со старухой-матерью и сестрой, ровесницей Умэко, но многие в городке побаивались его за острый язык и готовность отстаивать свое мнение крепкими жилистыми, темными от въевшегося в кожу масла кулаками. Кубосава не одобрял повадок Мотоути, но питал к нему некоторую слабость, ибо парень был сыном его приятеля, убитого где-то под Сингапуром.

   — Здравствуй, Тюкэй. Поздравляю и тебя.

   — Сестра не у вас?

   — Нет… Впрочем, вон она, кажется, играет…

   — Беда с ней. Чуть свет удрала из дому. Мать послала разыскать ее.

   — Как здоровье почтенной госпожи Мотоути?

   — Спасибо, все в порядке. Надеюсь, у вас тоже благополучно?

   — Твоими молитвами. Вчера к нам заходил господин Нарикава…

   Глаза Мотоути изумленно расширились, он хлопнул себя по бедру и воскликнул:

   — Са-а-а!

   Кубосава снисходительно помолчал, давая механику время хорошенько прочувствовать эту необычайную новость.

   — Да… Заходил ко мне господин Нарикава. Вместо с капитаном и сэндо. «Счастливый Дракон» выйдет в море не позже чем дней через двадцать, Или раньше.

   — Не может быть!

   — Мне ты можешь верить.

   Мотоути прищурился, соображая.

   — Значит, числа двадцатого, так? — Он покачал головой. — Нарикава — старый толстый скупердяй. Я ему отрегулировал дизель, а он хотя бы поблагодарил… Значит, вот что он надумал! Ладно, спасибо за добрые вести. Я пойду. Займу где-нибудь денег в счет аванса. За это следует выпить.

   Кубосава хотел было напомнить ему, что залезать в долги в первый день нового года не годится, но удержался и только скорбно покачал головой.

   Скоро весь Коидзу узнал, что первым в этом году в море выйдет «Счастливый Дракон # 10».

   Спустя неделю у пирса, где была пришвартована шхуна, началась суматоха. На шхуну грузили соль, приманку для рыбы, бочки с водой и квашеной редькой, рис, сигареты. Механик Мотоути проверял двигатель. Сэндо Тотими возился в трюмах с утра до позднего вечера. Нарикава и капитан Одабэ тоже целые дни напролет проводили в грязном, захламленном порту. К середине января все было готово.

   Вечером, накануне выхода в море, Сюкити Кубосава принимал у себя дома родственников и друзей, явившихся на его проводы. Ацуко и старая Киё обносили гостей немудреной закуской. Гости прихлебывали саке и по очереди выражали надежду, что на этот раз «Счастливому Дракону» обязательно повезет. Об опасностях зимнего плавания никто, разумеется, не вспоминал. Только Умэко, подкравшись к отцу сзади, обняла его за шею тонкими смуглыми руками и шепнула на ухо:

   — Папа будет осторожен в море, правда? Умэ всегда очень беспокоится о папе.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28


Похожие публикации -
  • Зачумленный корабль
  • Переводы Стругацких с японского и английского
  • Зона
  • Анти-Золушка
  • ПЕПЕЛ БИКИНИ 2-й вариант полный
  • Оставить комментарий