Почитать:

Айсберг Тауматы

Без оружия

В стране водяных

Второе Средиземье

Пепел бикини
Пепел бикини 2

Сокращённый пепел бикини

День Триффидов
День Триффидов 2

Звери у двери

Жук в муравейнике

Летающие кочевники

Машина желаний

Мир иной

Бататовая каша

Ковролин

Огненный цикл

Пионовый фонарь

При попытке к бегству

Саргассы в космосе

Семейные дела

Совсем как человек

Трудно быть рэбой

Старые капитаны

Хорек в мышеловке
Хорек в мышеловке 2

Христолюди

Четвертый ледниковый период

Экспедиция тяготение

Экспедиция на север

Частные предположения

Мы живем хорошо!

За стеной

Камни у моря

Тройка семёрка туз

Детская

Психтеатр

А и Б

Живые трупы

Лиола

Диктаторы и уроды

Император Иван

Старый обычай

Продавец органов

Пальто из пони

8 комедий


RSS

Второе Средиземье

    — Конечно помню. Еще бы не помнить. Мы же тогда мгновения считали. Последние мгновения. А Роберт? Не везло ему в тот день. Собственно, нам всем не везло. Но мы, гм.. Ну, большинство из нас — чистыми уходили. Это Матвею с Ламондуа плохо было. Их вина. А третьим был Скляров. У него на совести два поступка в тот день было. Первый — все думали, что он бросил Камилла умирать. И он сам уже начал так думать. А второй … второй действительно был плохой поступок. Двоих я знаю, кто в тот день на такой обман пошел. На преступление, можно сказать. И оба — из-за любви. Так что человечество проявило себя в тот день очень не плохо — Леонид Андреевич явно улыбался. —

    — И вот надо же, судьба нас тогда на берегу свела. Склярова, меня и Камилла. То есть Камилла то конечно … Его, конечно, не судьба. Хороший он наверное, человек был — Камилл. Собственно я думаю, что он и сейчас человек, больше человек чем это ему самому кажется.

    Собственно я-то там был самой незначащей фигурой. Да и Камилл. Но ведь без нас — не поверили бы Склярову. Вы представляете — знает как спасти несколько тысяч человек, а ему не верят? И остаются считанные минуты. Да и Камилл … У него же комплекс Кассандры. Его уважали, но привыкли не понимать. В общем, я там был необходим. Вернее — не я, а какая-нибудь поверившая Склярову знаменитость. Полезно иногда быть знаменитым. —

    — А Вы Склярову поверили сразу, Леонид Андреевич? — в голосе нестарого еще тогда Рудковски звучала неподдельная заинтересованность.

    — Прогрессора волнует вопрос кому и когда верят люди — сказал Горбовский. — Да. Нам это важно. —

    — Нам? — подумал я — Прогрессорам? Горбовский не был прогрессором. Мировому Совету? Тогда еще Рудковски не был в Мировом Совете. Странное «нам».

    — Как Вам сказать, Александр Васильевич? — продолжил Горбовский.- Возможно и не поверил бы. Если бы не Камилл. Когда о смерти Камилла сообщили в первый раз, я как раз был у директора, у Матвея Вязаницына. Мы с ним ведь вместе в десантниках начинали. Тогда и сказали, что о гибели Камилла сообщил наблюдатель Скляров. Я и спросил — кто это такой. Мне и говорят — молодой, очень старательный и очень недалекий. Ну — старательный, да еще и очень — это, знаете, хорошо. А недалекий? Это, как и молодой, иногда проходит. Меня, знаете, Камилл очень интересовал, и люди, которых он отличает — тоже. Я по карте посмотрел — наблюдательный пост у Склярова ничем не выделяется. А Камилл, сказали, во время извержений всегда там. Значит выделяется Скляров. Так что я к нему в любом случае отнесся бы очень внимательно. Но Вас наверное, не только мое мнение, но и события интересуют.

    Девушка там шла по берегу. Красивая девушка, Таня. Она когда-то в следопытах начинала, да не сложилось. И за ней Скляров идет. Собственно не идет, а плетется как побитая собака. Двухметровый, красивый, мощный. А все равно плетется.

    Увидел Камилла — а я как раз с Камиллом разговаривал. Тогда он мне и сказал, что он последний из чертовой дюжины. Я ему обещал никому про это не рассказывать, а он — позднее уже — разрешил, даже велел.

    Так вот, Скляров увидел Камилла и замер. Ну Камилл, знаете, молчит — у него же эмоций почти нет. А Склярова сомнения мучают и совесть. Я ему и сказал — забудьте обо всем и догоняйте лучше свою девушку, последние минуты, все-таки. Ну или что-то в этом роде, неважно.

    А он стоит и смотрит и я чувствую, что внутри его весь прошедший день крутится. Мощно так крутится. И смотрит он уже не на Камилла а внутрь себя. Так недалекие люди не смотрят. А потом у него в голове будто щелкает. И он смотрит так на Камилла:

    — Кто сказал, что Волна это каппа-поле? — Оказывается, он, пока летал и искал свою Таню, услышал в эфире эту фразу. Камилл головой кивнул — конечно это каппа-поле. Но Камилла наши термины не интересуют. Терминология по его мнению — это костыли человеческого мышления, а сам он без костылей ходит.

    И знаете, тут мне кажется, Скляров Камилла пронял — сказал что-то, что сам Камилл не увидел. Про анигиляцию и кумулятивный выброс, антисимметрия, что то сократится а что-то удвоится и вот это что-то нас спасет, если в сходящиеся волны кроме симметричных компонент внести антисимметричные. Ну или наоборот — я так и не разобрался. Я, извините, только аналогию понял. Каппа — она, знаете-ли, буква в греческом языке особенная, симметричная, но не совсем. И ось симметрии не одна. Поэтому поле со сложной симметрией и асимметрией и назвали — каппа.

    А Скляров продолжает, что сам он физик никуда — но Вы-то Камилл куда смотрите? —

    А потом как заорет — Таня! Я нашел! Всем бежать в столицу! Мы спасемся — что-то в этом духе. Удивительно громкий голос. И раскаты в голосе, знаете — как гром. Не знаю, Архимед когда-то также кричал или нет.

    И тут Скляров как понесется — атлет все таки. Там около километра было. Мы за ним через минуту выехали — Марк на какой-то машине примчался, издалека услышал. спрашивает — серьезно — или? … Марк — он тоже скептик, но шансы упускать нельзя.

    Смотрим на Камилла — и девушки смотрят — Таня, и Аля Постышева. А Камилл вдруг говорит, что не знает, что Роберт это должен знать лучше его. Оказалось, он имел ввиду, что не знает технических возможностей Харибд и другого оборудования. А в теоретической части он с Робертом раньше согласился. Ну, это все только Таня как должное принял. Как же — ее Роберт. А мы еше утром слышали, что сам Ламондуа рядом с Камиллом чувствует себя глупым внуком умного деда. Так что от удивления мы несколько секунд потеряли — Марк первым опомнился, мы всех запихнули в этот автомобильчик, я еще успел скомандовать испытателям, чтобы собирали народ. Быстрые ребята. Вроде бы только что в море были. Они в море решили смерть встретить.

    Но Роберта мы догнали только в дирекции. Он там держал Матвея за грудки и требовал немедленно хоть из под земли достать Ламондуа, Фостера, Пагаву и кого-то еще, потому что выход он нашел, а считать не умеет. Матвей — он тоже ого-го какой здоровый — сопротивляется и не пускает. И физиков много вокруг — и все против Склярова. В общем — считают, что у Роберта истерика и уже выносят буквально из помещения. И тут мы — Марк как бык несется, тоже не пушинка знаете ли — «Камилл сказал, Камилл согласился.» — тоже не слушают. Они, оказывается, устали отбиваться от идиотских предложений и требуют, чтобы мы не мешали им выполнять свой долг — провести последние измерения и отправить информацию на Землю.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37


Похожие публикации -
  • ПРОГРЕССОР УЛЫБАЛСЯ
  • ПИКНИК В МУРАВЕЙНИКЕ
  • Александр Балабченков Время Учеников — 3
  • ОТЯГОЩЕННЫЕ КОЗЛОМ
  • Сказание о Вещем Румате
  • Оставить комментарий