Почитать:

Айсберг Тауматы

Без оружия

В стране водяных

Второе Средиземье

Пепел бикини
Пепел бикини 2

Сокращённый пепел бикини

День Триффидов
День Триффидов 2

Звери у двери

Жук в муравейнике

Летающие кочевники

Машина желаний

Мир иной

Бататовая каша

Ковролин

Огненный цикл

Пионовый фонарь

При попытке к бегству

Саргассы в космосе

Семейные дела

Совсем как человек

Трудно быть рэбой

Старые капитаны

Хорек в мышеловке
Хорек в мышеловке 2

Христолюди

Четвертый ледниковый период

Экспедиция тяготение

Экспедиция на север

Частные предположения

Мы живем хорошо!

За стеной

Камни у моря

Тройка семёрка туз

Детская

Психтеатр

А и Б

Живые трупы

Лиола

Диктаторы и уроды

Император Иван

Старый обычай

Продавец органов

Пальто из пони

8 комедий


RSS

Второе Средиземье

    Странник (титул Экселенц он получил в более поздних историях) тогда уже был преемником Антона и Ничипоренко в Комконе-2, а Антон должен был стать преемником Странника на Саракше.


    Отрывок


    ( Примечание издателя — в данном файле есть две гиперметки — «переписать» и «вставить обязательно». Я решил вставить)

    Но я так и не начал еще рассказывать главную историю. Главное дело своей жизни. Наверное потому, что история эта мне активно не нравится. Мне просто стыдно за своих соотечественников, насаждавших достижения прогресса и науки на других планетах и вдруг оказавшихся в плену каких-то средневековых … я даже затрудняюсь определить это слово. Это не идеи и не обычаи и не умонастроения. Какие-то средневековые умопомрачения. Иногда мне даже начинает казаться — что это все какой-то нелепый идеологический эксперимент Странников. Хотя я прекрасно понимаю, что все эти подозрения — чушь, что никто — и тем более сверхцивилизация не будет тратить силы на подобные интриги. Просто, как говорили где-то в Индии много веков назад, мысль, направленная в ложную сторону, опаснее врага. И это мы, мы сами, а вовсе не наблюдающая за нами с недоумением сверхцивилизация, мы сами направляли мысль в ложную сторону. В старину сказали бы — нас вел рок.

    Нет, я не готов начать сразу. Мне надо хоть как-то объянить, как мы дошли до такой жизни.

    Полдень Двадцать второго века оборвался резко и сразу, хотя никто этого тогда еще не понял. Вначале Антон Долгих доказал Мировому Совету что Великое Кодирование должно кончится неудачей. Не в том плане, что разум великого океанолога не удалось перенести в машину. А в том, что если эксперимент нельзя повторить — значит эксперимент неверен.

    Еще раз устроить плохую погоду на площади миллионы квадратных километров и выключить все электроприборы на площади тысячи квадратных километров? Из-за отсутствия электричества в ходе эксперимента погибло больше десяти человек — в основном из-за неоказанной вовремя медицинской помощи. Снова терять десять человек за одного якобы бессмертного. Строить еще одно немаленькое здание для хранения его разума? — Нет! Надо развивать доступную каждому технологию бессмертия. И одновременно прекратить разговоры о бессмертии.

    Психологи убедительно показали, что прямой путь к лакомой цели лежит через социальные и психологические потрясения, огромные демографические потери и немалые прямые человеческие жертвы. Нужна разработка сценария. А сейчас надо мягко свернуть Великое кодирование. В массовом сознании не должно быть намеков на близость индивидуального бессмертия. Иначе поведение человека исказится до неузнаваемости.

    С другой стороны, предстоит переориентировать производственные мощности «со звезд на землю» — с космонавтики и нуль-физики на биотехнологии и медицину.

    В первую очередь предстояло психологически обработать участников Великого кодирования. Это была именно психологическая обработка. Кое-кого посвятили в тонкость ситуации (ваш долг — сказать то-то и то-то. Небольшая ложь во спасение). Кое-кто действительно ужаснулся масштабам затрат и потерь в ходе Великого кодирования и стал искренним противником грандиозных экспериментов. Многие просто плыли по течению и со всем соглашались (Мировой Совет знает что делает). Таких было большинство, и ничего плохого в этом не было. Если не разбираешься в проблеме сам — опирайся на мнение авторитетов.

    Итак, вранье началось. Началось с мелочей — «великий, но преждевременный эксперимент» (о великом кодировании) «многообещающему направлению в медицине требуются материалы нового класса» (о строительстве фабрик биоматериалов)

    Многие исследовательские группы получали странные на их взгляд задания, и, не понимая их конечной цели, неизбежно пытались уйти на более обещающие, по их мнению, направления, дающие более близкий выход в практику или медицину. А нередко — на ветви, уже пройденные и засекреченные или на ветви, ведущие к весьма неприятным вариантам бессмертия, вариантам, один или более раз уже открытым и закрытым.

    Пресловутая «чертова дюжина» — люди, срастившие себя с машиной, как раз и собралась из тех упрямых исследователей, что не желали действовать по навязываемым им техническим заданиям. Они были слишком молоды и непослушны для того, чтобы им доверили настоящие причины.

    Тринадцать исследователей должны были, согласно технического задания, решить один из второстепенных вопросов в задаче портирования разума в машину. И в ходе исследования натолкнулись на проблемы куда более …


    Тогда на Радуге


    Что ж, на миру — и смерть красна

    И осень жизни — как весна

    — сказал тогда Экселенц. Я страшно удивился и понял, что сейчас он расскажет что-то важное, необычное и, конечно, имеющее отношение к делу.

    Экселенц не то что не любил, а сознательно избегал стихов и музыки. — То, что обладает сильным эмоциональным воздействием, легко может лишить человека объективности — говорил он.

    Процитированный им отрывок из неизвестного мне стихотворения — я так и не узнал — чьего, мог иметь отношение или к Экселенцу или к Далекой Радуге. Экселенц не раз был на грани смерти — и вовсе не на миру, а один и среди чужих. А сейчас была осень его жизни, он был на Земле и он опять был один. Может быть, он завидовал тем, кто собрался, чтобы умереть вместе?

    — Это их тогда и спасло — сказал Экселенц. — Это, да неудачник Скляров. — Я поднял брови — Да, да. Скляров был неудачник. Несдавшийся неудачник. Ты, надеюсь, понимаешь, что действительность сильно отличается от кинофильма? Ты его, кстати, смотрел? —

    Экселенц явно имел ввиду сильно нашумевшую в начале века «Гибель планеты».

    — Только вчера — сознался я. Шла всего лишь вторая неделя с тех пор, как я занялся этим делом, мне было не до киноклассики, но — «надо чувствовать дух времени» — и я заставил себя потратить три часа на этот клубок эмоций. — Очень эмоциональная картина — осторожно сказал я, чтобы нарушить наметившуюся паузу.

    Экселенц подозрительно посмотрел на меня, будто проверяя, догадался ли я. О чем?

    «Нет не догадался» — показал я своим видом.

    Экселенц, отчасти даже сокрушенно, покачал головой. «Ох и запрятали мы тогда концы в воду» — понял я его жест.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37


Похожие публикации -
  • ПРОГРЕССОР УЛЫБАЛСЯ
  • ПИКНИК В МУРАВЕЙНИКЕ
  • Александр Балабченков Время Учеников — 3
  • ОТЯГОЩЕННЫЕ КОЗЛОМ
  • Сказание о Вещем Румате
  • Оставить комментарий