Почитать:

Айсберг Тауматы

Без оружия

В стране водяных

Второе Средиземье

Пепел бикини
Пепел бикини 2

Сокращённый пепел бикини

День Триффидов
День Триффидов 2

Звери у двери

Жук в муравейнике

Летающие кочевники

Машина желаний

Мир иной

Бататовая каша

Ковролин

Огненный цикл

Пионовый фонарь

При попытке к бегству

Саргассы в космосе

Семейные дела

Совсем как человек

Трудно быть рэбой

Старые капитаны

Хорек в мышеловке
Хорек в мышеловке 2

Христолюди

Четвертый ледниковый период

Экспедиция тяготение

Экспедиция на север

Частные предположения

Мы живем хорошо!

За стеной

Камни у моря

Тройка семёрка туз

Детская

Психтеатр

А и Б

Живые трупы

Лиола

Диктаторы и уроды

Император Иван

Старый обычай

Продавец органов

Пальто из пони

8 комедий


RSS

Второе Средиземье

    Возвращение Экселенца

    Шли десятилетия. Великий Застой продолжался. Тактика ожидания технологических прорывов оказалась ложью. Мы видели немало технологических прорывов. И еще больше, еще много, много больше — не нашедших применения открытий и невнедренных изобретений.

    Критерием для нас была нуль-физика. Самая дорогостоящая, самая трудоемкая из областей знания. Прекрасная дама естествознания /Слова В.Л.Гинзбурга о физике элементарных частиц/ Нуль-физика не развивалась. И в этом была и наша вина. Нас, комконовцев, когда-то давно, во имя индивидуального бессмертия задержавших развитие героических отраслей науки.

    Я большую часть своего времени проводил в Валиноре, меньшую же — метался по Земле. Тема «Ренессанс». Стимулирование научных исследований.

    Пепел нуль-физики продолжал стучать в наши сердца. Я так и хотел сказать Экселенцу, когда понял, что пришло то время, в которое он просил его разбудить. Но я просто сказал:

    — Прошло семьсот лет, Экселенц. Нуль-физика не восстановилась. Земле нужны прогрессоры. —

    Через месяц Экселенц примерял свое новое тело, а через год, еще не пройдя толком положенные ему курсы обучения и рекондиционирования, он, как чертик из коробочки (слова об Экселенце одного неглупого мерзавца c Саракша) появился в Комконе-2 со списком на срочное оживление). Семь забытых физиков первого века бессмертия.

    «… Я за последние годы настолько утратил свою квалификацию экспериментатора, что мне нечего будет делать рядом с теми блестящими учеными, что неизбежно появятся в эпоху бессмертия …»

    И еще десяток штрафников-самоубийц из «мертвого времени»:

    «… Удовольствия ничего не дают душе и разуму, прошу возродить мою личность в первой копии, в те годы я еще умел работать …»

    — Они должны вместе ожить, вместе проходить переподготовку и вместе работать. На психологическую совместимость я их проверил. — сказал Экселенц. И я понял, что по крайней мере в теме «Реннесанс» застоя больше не будет. «Революция проснувшихся» сделала первый шаг. Тогда нам еще казалось, что эта революция сможет изменить образ мысли землян. Немалые научно-технические успехи остались на Земле незамеченными. Десятипроцентный рост после столетия нулевого роста. Ну и что? Сытый человек не замечает, сколько невостребованных бутербродов, десять или одиннадцать лежат на подносе.

    Хотя во Внеземелье за уходящей в песок технологической волной следили с напряженным вниманием, и, убедившись, что Земля не очень-то заинтересована в технологических новинках, заселенные землянами планеты стали наперебой растаскивать собранные Экселенцем гигантские полузамкнутые коллективы. Экселенц отчаянно сопротивлялся, а потом вдруг заявил, что если Редут, который уже в то время был второй по численности населения планетой, в силах поддерживать технопарк достаточного размера, «полузамкнутые» коллективы переберутся на него и даже «разомкнуться».

    — И кой черт меня занес на Землю с этими идеями — сказал он мне при встрече — на Земле сейчас можно очень хорошо отдохнуть, но здесь совершенно невозможно работать.

    А встреча у нас была не простая. Экселенц, якобы случайно, прилетел одновременно с производившим якобы очередную проверку последнего форсированного землянина М.Каммерера доктором Зиминым.

    Зимин привез с собой кучу ранее не виданной аппаратуры Саракшского производства, еще с ним было семь человек, четверо из них были коренными саракшцами, национальности я определить не смог — Саракш сильно изменился за эти века. Да и язык их я понимал с большим трудом.

    Присмотревшись, я понял, что Зимин уже не тот. Второе, уже не форсированное воплощение.

    Зимин смотрел на меня уже без прежней отчаянной грусти, скорее с гордостью. Саракшцы почтительно и молчаливо раскланивались и искоса жадно за мной наблюдали. И не потому, что я был героем немалого числа их художественныз и исторических произведений — Экселенц был героем ничуть не меньшим. Планета Саракш выбирала свой вариант индивидуального бессмертия.

    Все это было для меня и Экселенца крайней, и очень серьезной неожиданностью. Мы не придумали ничего лучшего, как, сославшись на крайне важные обстоятельства, предельно сократить время моего общения с Саракшцами. Земля, по срочному и категорическому требованию Экселенца, нашла для меня крайне важное задание.

    — Они нас обгонят — мрачно доложили мы Комову. — Не раньше, чем через триста лет — ответил тот. — Они шли за нами в хвосте и не умеют делать открытия самостоятельно. —

    — Ты лучше готовь наладь агентуру, а лучше завяжи их поглубже в совместные работы, не хватало нам еще гонки цивилизаций — мрачно сказал Экселенц.

    — Зимина мы отпустили под требование, что в штате его института будет 50 процентов землян. — сказал Комов. .

    — Блестяще. И теперь Зимин получит ресурсов в 10 раз больше, чем тогда, когда его надо было поддерживать. —

    — Что-то вы оба не говорили мне тогда что Зимина надо поддерживать — язвительно ответил Комов и Экселенц поднял руки и сокрушенно закивал головой в знак согласия, примерения и признания того, что судьба оказалась сильнее нас.

    А причина этих баталий, последний форсированный землянин М.Каммерер почему-то думал о том, как горько видеть своих детей слабее себя. И о том, что надо уговорить Алену отложить рождение ребенка.

    Тем более, что у Зимина во времена кризиса его научной карьеры вышел цикл работ по исследованию влияния фенотипа на генотип. Да еще со ссылкой на страшно заинтриговавшую меня работу, сделанную в Институте Теретической и Экспериментальной нуль-физики работу. Автор работы, предположительно, окончил свою жизнь там же, где Ламондуа и Скляров.

    В той давней работе утверждалось, что скорость эволюционирования человека нельзя объяснить естественным отбором и случайными мутациями. Требуется допустить, что адаптационные изменения, происходящие с человеком в ходе его жизни, пусть с ничтожной, но конечной вероятностью переходят в генотип. Работа никакого отношения к нуль-физике не имела, просто физики традиционно чувствуют статистические данные лучше, чем работники других специальностей и многие из них обожают делать набеги на далекие от физики области.


    Максим Камеррер. Валар.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37


Похожие публикации -
  • ПРОГРЕССОР УЛЫБАЛСЯ
  • ПИКНИК В МУРАВЕЙНИКЕ
  • Александр Балабченков Время Учеников — 3
  • ОТЯГОЩЕННЫЕ КОЗЛОМ
  • Сказание о Вещем Румате
  • Оставить комментарий