Почитать:

Айсберг Тауматы

Без оружия

В стране водяных

Второе Средиземье

Пепел бикини
Пепел бикини 2

Сокращённый пепел бикини

День Триффидов
День Триффидов 2

Звери у двери

Жук в муравейнике

Летающие кочевники

Машина желаний

Мир иной

Бататовая каша

Ковролин

Огненный цикл

Пионовый фонарь

При попытке к бегству

Саргассы в космосе

Семейные дела

Совсем как человек

Трудно быть рэбой

Старые капитаны

Хорек в мышеловке
Хорек в мышеловке 2

Христолюди

Четвертый ледниковый период

Экспедиция тяготение

Экспедиция на север

Частные предположения

Мы живем хорошо!

За стеной

Камни у моря

Тройка семёрка туз

Детская

Психтеатр

А и Б

Живые трупы

Лиола

Диктаторы и уроды

Император Иван

Старый обычай

Продавец органов

Пальто из пони

8 комедий


RSS

Второе Средиземье

    Но звонил мне Сингх не только как к набирающему силу эксперту по информационной безопасности. Среди популярных у взломщиков знаменитостей последних веков был и я сам. А также хорошо мне знакомые, столь по-разному ушедшие из этого мира Л.Абалкин, Т.Глумов и Р.Сикорски. И даже голован Щекн-Итртч.

    Подверглись атаке и внутренние информатории обоих Комконов, в ряде случаев атака была результативной. Я несколько удивился, услышав, что меня зачислили в «знаменитости последних веков». Популярность для сотрудника спецслужб — вещь, мешающая выполнению служебных обязанностей. А вот о несохранении тайны своей личности я не особенно переживал. Сведения обо мне были засекречены скорее из соображений служебной целесообразности. Я, благодаря своему высокому иммунитету к гипнотическим излучениям, долго был в числе «главных запасных» — среди людей, которые должны были занять ключевые властные позиции в случае гипнотической или информационной атаки на Землю. Поэтому информация, на основе которой можно было пытаться мною манипулировать, была засекречена, но к описываемому моменту необходимость в секретности отпала, поскольку индивидуальное бессмертие привело к повышению информационного иммунитета населения.

    Большинство участников хакерских набегов были установлены очень быстро. Я и сам в первые же три дня закрыл три дела сразу. Атаковали авторы и участники игр, проводившихся в одной из виртуальных реальностей Информатория. Их интересовало сравнение возможностей героев прошлого и нашего времени. И теперь виртуальный Максим Камеррер сражался в киберпространстве с (или против) еще более виртуальными личностями типа Джеймса Бонда или гвардейцев кардинала.

    Не скажу, что такая эксплуатация моей виртуальной личности очень уж сильно меня озаботила. Но разрешения на подобные действия я не давал и не дал бы, и потому уже собирался ликвидировать данное киберпространство в целом, на что я имел и право и возможности и полномочия. Но меня (как и Сингха) остановила мысль о том, что игры в киберпространстве могли быть шумовым прикрытием для игроков более серьезных.

    И мы пошли по следам наиболее квалифицированных взломщиков. Как потом оказалось, нам сильно повезло. Но не в том, что мы быстро нашли взломщиков, а в том, что нашли их не сразу. А если говорить честно — то в том, что они сами нашли нас и нашли своевременно.

    Читатель, сведущий в истории (в истории Земли или в истории виртуальных пространств) наверное, уже догадался. Я рассказываю о событиях, происходивших накануне знаменитой Атаки кинозлодеев.

    Кинозлодеи, действовавшие в различных киберпространствах, объединились для атаки на управлявшиеся из среды информатория объекты реального мира. Мотивы у них были самые разные (месть, хулиганство, захват власти и прочее из этого букета). На первом этапе интересы злодеев совпадали. Противоречия, неизбежные на следующем этапе, неизбежно привели бы их к поражению, но вреда они могли принести немало.

    Одна только ложная информация о вымышленных авариях обошлась Земле невиданными уже несколько веков материальными потерями и человеческими жертвами. Слава богу, жертвами восполнимыми. До невосполнимых — гибели и людей и их пантеонов, дело не дошло.

    Здесь, наверное, стоит отвлечься и пояснить, чем виртуальные модели личностей — это все-таки намного меньше, чем реальная личность и хранящиеся в Пантеонах копии личностей. Прежде всего, виртуальная модель является чисто цифровой, а копия личности строится на аналоговых квазибиологических элементах, причем — не стандартных, а выращенных индивидуально для каждой конкретной личности. Иначе говоря — виртуальная модель — это все-таки дискретный автомат, пусть с очень большим, но конечным числом состояний. А личность или ее модель не дискретны и, следовательно, имеют бесконечное количество состояний и поведение их предсказуемо и повторимо только с некоторой степенью вероятности.

    Кроме того, в игровых виртуальных моделях реализуются только некоторые стороны личности — например — умение драться и решать головоломки. А такие, как увлечение поэзией или умение играть в пинг-понг — не реализуются вовсе.

    Об атаке Кинозлодеев знают практически все. Я рассказываю о ней лишь постольку, поскольку именно в ходе тех событий я встретил Ульфа Свенсона — человека, сумевшего восстановить вычислительную мощь Валинора.

    Вернее, это великий программист ( а тогда всего лишь знаменитый в узком и весьма специфическом кругу хакер ) нашел меня. Свенсон решил «невзначай» познакомится со мной с целью получения информации о моей личности. Но сколь бы великим взломщиком и программистом он не был, человеком он был простым и наивным. «Невзначай» знакомиться с прогрессором — дело практически безнадежное. Уже через минуту я понял, что передо мной один из тех квалифицированных хаккеров, поиском которых я занимался. А через две минуты я уже радостно говорил:

    — А! Да Вы же Ульф Свенсон, нуль-физик! А я как раз последнее время занимаюсь вещами, связанными с нуль-физикой! —

    Я действительно знал Ульфа Свенсона. Вернее, знал, что Ульф Свенсон существует на свете, а также его прошлую и нынешнюю специальность. Раз уж я занимался катастрофами, связанными с нуль-физикой, программироанием и играми в виртуальной реальности я, просто на всякий случай, собирал информацию о людях, имевших отношение и к первому и к второму и третьему. И на пересечениях множеств вычислил полсотни человек, в том числе и Свенсона. В тот момент времени Свенсон считался одним из наиболее способных и наименее уживчивых виртуальщиков.

    Нуль-физиком Свенсон был недолго. Он подавал неплохие надежды и был, если так можно сказать, внучатым учеником Ламондуа, но того напора и постоянства, которые отличали, скажем, Склярова, у него не было, и он ушел в программирование. Из одной кризисной отрасли в другую. И быстро опустился до киберигр и безпринципного хаккерства.

    Хотя на самом деле — игры в виртуальную реальность вещь серьезная и нужная. И в обоих Комконах и в Институте экспериментальной истории использовалось немало программных систем — тренажеров, стратегических и тактических игровых сред, по сути своей мало отличающихся от игровых и учебных виртуальных пространств Большого Информатория.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37


Похожие публикации -
  • ПРОГРЕССОР УЛЫБАЛСЯ
  • ПИКНИК В МУРАВЕЙНИКЕ
  • Александр Балабченков Время Учеников — 3
  • ОТЯГОЩЕННЫЕ КОЗЛОМ
  • Сказание о Вещем Румате
  • Оставить комментарий