Почитать:

Айсберг Тауматы

Без оружия

В стране водяных

Второе Средиземье

Пепел бикини
Пепел бикини 2

Сокращённый пепел бикини

День Триффидов
День Триффидов 2

Звери у двери

Жук в муравейнике

Летающие кочевники

Машина желаний

Мир иной

Бататовая каша

Ковролин

Огненный цикл

Пионовый фонарь

При попытке к бегству

Саргассы в космосе

Семейные дела

Совсем как человек

Трудно быть рэбой

Старые капитаны

Хорек в мышеловке
Хорек в мышеловке 2

Христолюди

Четвертый ледниковый период

Экспедиция тяготение

Экспедиция на север

Частные предположения

Мы живем хорошо!

За стеной

Камни у моря

Тройка семёрка туз

Детская

Психтеатр

А и Б

Живые трупы

Лиола

Диктаторы и уроды

Император Иван

Старый обычай

Продавец органов

Пальто из пони

8 комедий


RSS

Второе Средиземье

    Еще не понимая почему, я приказал проводить стандартные процедуры без меня. — Предчувствие — коротко объяснил я. Спрашивать в этих случаях не принято. Опытный разведчик имеет право на короткое время отстраниться от дел под предлогом предчувствия — интуитивно или инстинктивно ощущаемой опасности. И его в это время стараются не отвлекать.

    Я осмотрел комнату. Круглые окна по периметру, выше окон — картины с горными пейзажами, рамы наклонены, поэтому пыли на изображениях нет. Скульптуры. Экраны мониторов, стилизованные под средневековые волшебные предметы. Дурацкие стилизации сенсорных устройств ввода.

    От одной из картин шел запах. Запах Саракша.

    — Пахнет Саракшем — сказал я, обращаясь к единственному, кто мог меня понять — Экселенцу.

    — Пахнет?! — Экселенц, что бывало с ним редко, буквально вскричал — Срочно … — начал он, но я уже понял, что — срочно. Картина была в металлической рамке, а в глазах моих спутников уже загорался памятный мне по Саракшу энтузиазм. Я схватил валявшийся на полу меч и, как Дон-Кихот на мельницу, ринулся рубить картину — и мои спутники тоже схватили кто что и ринулись крушить картины, причем никто не подумал взяться за бластеры. И только искромсав раму я нашел тянувшийся вдоль стены фидер и разрубил его. Запах исчез, спутники мои прекратили нелепую рубку художественных произведений. Только Сандро стоял на выходе из комнаты, смертельно бледный, с нацеленным на нас раструбом парализатора.

    Все в порядке — кивнул я ему. Когда-то, давным давно, Сандро попал в мою группу по той же причине, по какой я сам стал сотрудником Комкона-2. У нас был полный иммунитет к излучению. И к белому, и к черному. К тому самому, использовавшемуся на Саракше для массового внушения.

    Конечно, средний землянин благодаря нашим успехам в медицине был намного более устойчив к излучению, чем любой житель Саракша (кроме нескольких мутантов). Но когда на Саракше при странных обстоятельствах пропал один из мобильных облучателей, в Комконе возникла небольшая паника — излучатель можно было модернизировать, а следы недвусмыссленно вели на Землю.

    И я в тот же день стал сотрудником Комкона-2 с кратковременно предоставленными мне чрезвычайно высокими полномочиями и целый месяц дежурил в помещении Мирового Совета.

    Первые два дня нас было только семеро — прогрессоров, способных действовать без внешней физической защиты. Потом стали прибывать выдержавшие проверку космонавты, спасатели и спортсмены, а через несколько месяцев на каждом стратегически важном объекте Земли уже был секретный агент Комкона-2 — проинструктированный и обученный человек с иммунитетом к излучению. Секретность уменьшала шанс на то, что гипотетический противник вначале выведет из строя стойких к излучению, а потом уничтожит остальных. Или прикажет загипнотизированным уничтожить стойких к излучению.

    Возрождение института секретных агентов привело к бурным и продолжительным заседаниям Мирового Совета. В конце концов было решено: 1) секретный агент может выполнять только одну секретную функцию, которая не должна сказываться на его профессиональной карьере. 2) секретные агенты подлежат переиодической выборочной проверке, проводимой различными независимыми ведомствами.

    Похищенный излучатель был вскоре обнаружен, но похититель остался неизвестным. Согласно экспертизе, излучатель был разобран до последнего винтика, затем собран, отмыт от отпечатков пальцев и заново заляпан грязью, однако не саракшского, а земного происхождения. Поэтому дело о пропавшем излучателе осталось одних из самых важных незакрытых дел.


    Гордость мирового киноисскуства

    Пыль, поднятая нами при рубке картин, быстро улеглась в разреженном воздухе Валинора. Разведчики в недоумении застыли, разглядывая валяющиеся на полу и висящие на стенах клочки картин и рамок. Хотя рамку рубил только я. Остальные рубили картины. Неплохие картины. Мастерская компьютерная стилизация под средневековье. Кажется, я знал и автора и тех, кто был изображен на картинах. Очень знаменитые и очень популярные люди. До сих пор знаменитые и популярные. Для обычных землян — великие актеры, великий режиссер, великий композитор, великий художник. Для сотрудников Комкона-2 — фигуранты великого розыска. Самого большого розыска пропавших людей в истории Комкона-2.

    Разведчики молчали. Я посмотрел на Сандро. Никакого парализатора у него в уже не было. И вообще у него не было такой вещи как парализатор. Если кто заметил направленный на людей парализатор — ему это почудилось. Я одобрительно прикрыл глаза. Теперь надо ждать первых реакций.

    Но, по моему, хотя облучение и было небывало сильным, перепрограммирования людей не произошло. Облучение было настроено только на увеличение агрессивности. Да и вообще, возможность нейропрограммирования землян, тем более разведчиков, без использования слов или зрительных образов — вещь весьма сомнительная. Но, согласно наших инструкций, теоретически возможная.

    Мы с Сандро ждали. Разведчики молчали, оценивая происшедшее. В первую очередь оценивая сами себя, но не забывая о товарищах и об окружающем мире. Первым бросился на картины я. И я же — старший. Поэтому глаза все чаще останавливались по мне. Я молчал и сохранял спокойствие, стараясь вести себя так же, как они. А они пока пытались разобраться в причинах своего психоза. Эфир молчит — Экселенц, наверное, запретил вмешиваться. Жители Саракша во время сеансов облучения голос из эфира воспринимали как голос бога. Поэтому вмешиваться нельзя. Люди должны разобраться сами. А мы (Экселенц, Сандро и я) должны по их первым действиям понять степень и характер поражения их нервной системы. Облучение было необычно сильным — много сильнее чем даже в аппаратной Неизвестных Отцов. В аппаратной, которую я когда-то так жестоко, не считаясь с жертвами, взорвал.

    Первым сообразил что к чему Ва Мин. Он подошел к порубленной мною рамке, и сказал — Излучатель. —

    Я кивнул.

    — Саракш? — спросил Ван Мин. Кажется, ему трудно было говорить спокойно и поэтому он использовал короткие фразы. Не дожидаясь ответа он стал рассматривать фидер и рамку.

    — Технология земная! — он поднял на меня круглые от испуга глаза. — Но тогда …

    Я осмотрел десантников. Вот теперь они действительно перепугались. Не за себя. Нормальная реакция земного десантника — пугаться не за себя. Я переглянулся с Сандро. Вроде бы — пронесло.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37


Похожие публикации -
  • ПРОГРЕССОР УЛЫБАЛСЯ
  • ПИКНИК В МУРАВЕЙНИКЕ
  • Александр Балабченков Время Учеников — 3
  • ОТЯГОЩЕННЫЕ КОЗЛОМ
  • Сказание о Вещем Румате
  • Оставить комментарий