Почитать:

Айсберг Тауматы

Без оружия

В стране водяных

Второе Средиземье

Пепел бикини
Пепел бикини 2

Сокращённый пепел бикини

День Триффидов
День Триффидов 2

Звери у двери

Жук в муравейнике

Летающие кочевники

Машина желаний

Мир иной

Бататовая каша

Ковролин

Огненный цикл

Пионовый фонарь

При попытке к бегству

Саргассы в космосе

Семейные дела

Совсем как человек

Трудно быть рэбой

Старые капитаны

Хорек в мышеловке
Хорек в мышеловке 2

Христолюди

Четвертый ледниковый период

Экспедиция тяготение

Экспедиция на север

Частные предположения

Мы живем хорошо!

За стеной

Камни у моря

Тройка семёрка туз

Детская

Психтеатр

А и Б

Живые трупы

Лиола

Диктаторы и уроды

Император Иван

Старый обычай

Продавец органов

Пальто из пони

8 комедий


RSS

Второе Средиземье

    — Подтверждаю — говорю я через некоторое время. — Но ему не больше девяноста. Нездоровый образ жизни. Космическими видами спорта не занимался. К длительной жизни вне Земли не подготовлен. Одежда земного происхождения. Театральное средневековье, синтетика. Придворный. Убит боевым копьем. Убийца очень высокого роста, с большим боевым опытом, удар в сердце, не сквозной, копье извлечено до падения тела, затем убийца погнался в дом за новой жертвой. —

    Потом мы нашли дом, в который скрылась жертва и саму жертву — мужчину чуть более старшего возраста, но в несколько лучшем физическом состоянии. Дом по планировке напоминал обычный богатый дом Арканара позапрошлого столетия. В нем была мебель, но в доме никогда не жили и даже плита кухонной печи стояла незакопченая.

    — Вполне возможно, что состояние атмосферы в те времена уже позволяло несколько часов ходить без скафандра — пришло сообщение с орбиты. Сами мы, по-видимому, могли бы провести без скафандра около суток. Но пока что находились в скафандрах с фильтрами и кислородной подпиткой — рисковать на планете, где произошли малопонятные вещи, не стоило.

    Потом поступило сообщение от Эспады. От того самого Эспады, с которым в давние времена работал Лев Абалкин. Найден подземный гараж. Ворота замаскированы и закрыты, но следопыт его группы, Паттерсон, отчетливо видит на экране контуры машин. Благо ворота не из железа а из базальтового волокна. Через пять минут эксперты сообщают, что маскировка сделана не от землян, а от людей, незнакомых с машинами. Скажем, от арканарцев двухсотлетней давности. Что, как следует из иронического хмыканья Эспады, и без экспертов понятно.

    Взлом подземного гаража оставлен до лучших времен и мы идем дальше. Ничего, кроме пустых домов и садиков с засохшими деревьями. Через четыре часа после рассвета мы подходим к центральному шлюзу — входу в малый купол. Стилизованный не то под дворец, не то под храм обычный десантный купол для планет с малопригодной для дыхания атмосферой. Один шлюз смотрит в длинный коридор, уходящий в стоячую волну. Два боковых, по сообщениям наших соседей, закрыты изнутри. Наш шлюз открыт.

    Мы перегруппировываемся. Катер с правого фланга перелетает к нам на площадь перед центральным шлюзом. Эксперты уже окрестили ее Дворцовой площадью. Затем подходят фланговые группы.

    Часовой отдых, включая легкий обед, приготовленный для нас экипажем катера. Первый настоящий полевой обед для трех из девяти десантников, со всеми атрибутами — шлюзованием скафандра с гермоотсеком катера, дозаправкой скафандра и сменой полевого снаряжения на спелеологическое.

    Затем две группы уходят вглубь дворца, Эспада, как второй по опыту, остается со своей группой. Самым опытным считаюсь я. Если бы мы по дороге сюда нашли не трупы землян, а, скажем, атрибуты культуры Странников, самым опытным считался бы не представитель Комкона-2, а представитель следопытов.

    Спелеологическое снаряжение намного тяжелее, и мы двигаемся чуть медленнее, тем более, что во дворце темно. Типичный феодальный дворец, с фресками, скульптурами, внутренними колоннами и сводами.

    Заглянув в несколько боковых комнат и коридоров, мы решаем не разделяться, а идти широким главным коридором. — Все — таки диверсия — мрачно говорит Ва Мин. Его нашлемный фонарь сфокусирован на элегантном циллиндрическом, черного цвета предмете, лежащем на полу под величественной, покрытой запыленным ковром лестницей. Ва Мин, по видимому, обнаружил его с помощью своего миноискателя. Мы по очереди ( четверо ведут наблюдение) знакомимся с предполагаемым орудием диверсии. Это электрический фонарик с черным, совершенно невидимым в темноте корпусом.

    Фонарик черного цвета, по мнению Ва Мина, может принадлежать только шпиону или диверсанту. Мирный человек должен иметь фонарик ярко окрашенный, чтобы его легко было увидеть в полумраке.

    Я был бы согласен с Ва Мином. Если бы в молодости не видел земных фонариков черного цвета. Но это не зачеркивает гипотезу Ва Мина. Диверсанты могли использовать земную технику. Однако что-то мешает мне согласиться с Ва Мином. Элегантность и откровенная глупость конструкции фонаря как-то соответствует и стилю дворца, и, по моему мнению, общему стилю земного киноискусства эпохи вранья и бессмертия. Я уже не сомневаюсь, что мы в некотором кинодворце. В гигантской декорации к неизвестному фильму.

    — Эмоционалы! — неожиданно говорит Экселенц. Говорит как сплевывает от злости. И не подумаешь, что он всего лишь дух из машины.

    С удивлением обнаруживаю, что напряжение в нашей группе усиливается. Похоже, мои десантники готовятся отразить нападение неведомой расы эмоционалов — злейшего врага человечества. Да, модель Камилла — Экселенца, учение о том, что человечество может разделиться на чуждые друг другу кланы — логиков и эмоционалов, не получила широкого распространения.

    — Не все знакомы с Вашей терминологией, Экселенц. — говорю я.

    — Сам вижу — мрачно говорит Экселенц. И запрашивает пятиминутную паузу, в ходе которой втолковывает молодым десантникам, что, согласно его, Экселенца, печальных наблюдений, периодичеки на Земле возникает мода на очень эмоционально выразительные и эстетически привлекательные, но глупые, неудобные и нефункциональные вещи — черные фонарики, высокие каблуки и уродующие женские ступни узкие носки туфель, зимние пальто с верхней пуговицей, расположенной — Экселенц хмыкает — ниже пояса, браслеты с декоративными пластмассовыми компасами и тому подобной дребеденью.

    — И фильмы в те времена снимают соответствующие — еще более мрачно заканчивает Экселенц. Сказанное им было только легким прологом к модели Камилла-Рудовски. Экселенц берег наше время и нервы.

    Еще раз оглядев зал с его украшениями и непрозрачными от вековой пыли окнами, а также парадную лестницу с ее разнообразными пугающе пыльными, нависающими над проходящими людьми женскими и мужскими аллегорическими силуэтами, группа дружно соглашается с термином «эмоционалы».

    А потом мы проходим мимо величественного, достойного императора галактики трона, трона, вокруг которого расположены троны для великих соратников, и у ног главного трона еще трон, но поменьше. Тоже для правителя. Для очень достойного правителя. Но такого, что тихо и спокойно восседает у ног Главного правителя.

    Тьфу! — снова с чувством сказал Экселенц ( Что-то он сегодня слишком много плюется, наш дух из машины) — Ну нашли, что экранизировать, ну есть это в книге, но как стилизация. Три строчки. А эти постарались


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37


Похожие публикации -
  • ПРОГРЕССОР УЛЫБАЛСЯ
  • ПИКНИК В МУРАВЕЙНИКЕ
  • Александр Балабченков Время Учеников — 3
  • ОТЯГОЩЕННЫЕ КОЗЛОМ
  • Сказание о Вещем Румате
  • Оставить комментарий