Почитать:

Айсберг Тауматы

Без оружия

В стране водяных

Второе Средиземье

Пепел бикини
Пепел бикини 2

Сокращённый пепел бикини

День Триффидов
День Триффидов 2

Звери у двери

Жук в муравейнике

Летающие кочевники

Машина желаний

Мир иной

Бататовая каша

Ковролин

Огненный цикл

Пионовый фонарь

При попытке к бегству

Саргассы в космосе

Семейные дела

Совсем как человек

Трудно быть рэбой

Старые капитаны

Хорек в мышеловке
Хорек в мышеловке 2

Христолюди

Четвертый ледниковый период

Экспедиция тяготение

Экспедиция на север

Частные предположения

Мы живем хорошо!

За стеной

Камни у моря

Тройка семёрка туз

Детская

Психтеатр

А и Б

Живые трупы

Лиола

Диктаторы и уроды

Император Иван

Старый обычай

Продавец органов

Пальто из пони

8 комедий


RSS

Второе Средиземье

    А пока что «Скляров» висел на орбите, физики и биологи занимались своими измерениями, историки сличали архитектуру пустого города с земными аналогами, а Следопыты и прогрессоры отрабатывали стандартные разведывательные процедуры и очевидно тщетную, но все равно необходимую процедуру поиска чужеродного разума.

    И вот, наконец, мы пошли. Первый за полтора столетия десант Комкона. И первый в истории совместный десант Комкона и Комкона-2. На борту — эксперты, и среди них — лично Экселенц. Традиционные три группы. Странно торжественное настроение.

    Ведь если подумать — то десант Комкона-2 — это ничего хорошего. Мы — специалисты по неприятностям. Да и Экселенц — не совсем лично, а — дух из машины. Для меня он — все равно лично. Но многие еще не свыклись. Новая реальность индивидуально бессмертного человечества. И нет погрязшего в политической борьбе Комова. Перед нашим отлетом он примчался, чтобы нас проводить и не скрывал своей зависти.

    А у нас странное и торжественное настроение. Здесь те, для кого дело важнее жизни. И нуль-физики на борту. Боже мой! Как давно Комкон-2 не имел дела с физиками! Братья по духу и разуму. Братья, еще не осознавшие, что целое столетие мы водили их за нос.

    И все равно торжественное настроение. Праздник надежды. Надежды на возрождение физики, надежды на Дальние экспедиции. И странные надежды Максима Камеррера на окончание эпохи вранья.

    А впереди взымается в небо самое грандиозное и нелепое твоерение человеческого разума. И пепел великой науки стучит в наши сердца.

    Три группы сопровождения на борту, группа экспертов, три группы прикрытия у десантных катеров и три группы по три человека на земле. В каждой — десантник, следопыт и сотрудник Комкона-2.

    Высаживаемся в трех километрах от города. Две группы — на побережье справа и слева от города и наша группа — на полуострове. В трех километрах от города и в четырех — от купола стоячей волны. Голые скалы и алмазный блеск мелких камней среди пыли. Ничего интересного. Ва Мин (наш следопыт) озадаченно поднимает один из особо отблескивающих камешков. Смотрит сквозь него на скалы, на небо, потом на собственную руку. Мы с Теккером видим его действия краем боковым зрением. Мое дело — сектор обзора справа. Дело Теккера — сектор обзора слева. А Ва Мин, как и положено следопыту, смотрит под ноги.

    Ва Мин просит нас подождать и поднимает еще один камень, по-моему, что-то вроде земного гранита. И начинает царапать прозрачным камнем по граниту. Я бросаю на него короткий взгляд и вижу свежую царапину на граните.

    — Алмаз — сообщает Ва-Мин. Мы останавливаемся. Встретил необычное — остановись и подожди ответа экспертов. Если конечно, от этого необычного не надо удирать сломя голову.

    — Идите дальше. Только скафандры не порежьте. — говорит Экселенц. — Алмазы — в рамках сценария. — добавляет он, чувствуя наше недоумение. — В те годы киношники так финансировались, что могли себе это позволить. —

    Экспедиция наша собиралась в страшной спешке. И примерный (реконструированный) сценарий снимавшегося фильма мы читали. Но читали наспех. Но алмазов там не было. Кажется, мы опять начинали думать, а думать десантнику не надо. Вернее, надо — но не на отвлеченные темы. Экселенц, почуствовав это, пояснил:

    — У Толкиена были еще книги. В одной — не то город Тирион, не то холм Туна покрыт алмазной пылью. Следовательно, фильм мог сниматься как внутри, так и вне купола. Купол — это завеса Валаров. И по особому соизволению возможен проход через завесу. Похоже Скляров нашел не только сферическое, но и нестационарное циллиндрическое решение. И, соответственно, их комбинацию.

    А алмазы в то время стоили уже недорого. Хотя и заметно дороже гравия.

    — Если найдете проход, ни в коем случае не входите. Это может вызвать … — говоривший, очевидно кто-то из физиков, умолк. Остановили. Двойное нарушение — проход далеко, и говорить о нем рано — раз, Не надо повторять то, что написано в разведывательном задании — два.

    Остальные три километра проходим без задержки. Следы неприжившихся посадок — старые, сухие, но так и не сгнившие тонкие стволы земных деревьев. Биологи рассуждают, когда погибли грибки и бактерии гниения — позже или раньше деревьев.

    И радостное сообщение от фланговых групп — трава и кустарники, по их мнению, не отступают к морю, а наступают от него. Во всяком случае, их много вокруг ручья (на правом фланге) и пресноводной лагуны (на левом).

    Всего лишь через час и двадцать минут после высадки наши группы подходят к городу. Последней подходит левофланговая — они задержалались в окружающих лагуну кустах.

    Вандерхузе-младший (сын известного, работавшего еще на планете Надежда, десантника) распоряжается перебросить левофланговый катер к нашей группе и мы выбираем для него место за скалой, закрывающей его от города. Через час и сорок минут после посадки мы входим в город.

    То, что город был построен с помощью обычной земной техники, сомнений не вызывало. Непонятно было только, куда эта техника девалась.

    — Похоже на богатые районы Арканара времен Руматы — говорю я озабочено. И, сказав слово Арканар, не удивляюсь, увидев труп богато одетого дворянина. Собственно, труп должен был увидеть Теккер, труп лежит слева. Но он лишь недоуменно замедлил шаг. Взглянув на его бледное лицо, я понял, что он, возможно, никогда не видел мертвых. Тоже мне десантник- чертыхаюсь я про себя. Однако первое ошеломление у Теккера прошло, и он уже держит бластер наготове.

    Я, правда, делаю то же самое. Раз уж это положено по уставу. Хотя и понимаю, что это лишнее. Но — слово следопыту. Хотя мне и так все ясно.

    — Труп мужчины, землянин, одежда средневековая, дворянин, 110 лет, труп лежит несколько десятилетий, мумифицирован, меч прямой, европейский, в ножнах, без зазубрин. Убит колющим ударом. Очень сильным ударом. — Ва Мин немного задумывается.

    — Почему землянин? — спрашивает Вандерхузе.

    — Регенерация зубов по технологии позапрошлого века — отвечает Ва Мин.

    — Неплохо — одобрительно бурчит кому-то из соседей голос Экселенца. — Максим? — требовательно спрашивает он.

    Ва Мин поспешно поднимается и берет на себя мой сектор обзора. Я одобрительно киваю. Действительно, Ва Мин пока что действует образцово. Но осмотр насильственно убитых — дело Комкона-2.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37


Похожие публикации -
  • ПРОГРЕССОР УЛЫБАЛСЯ
  • ПИКНИК В МУРАВЕЙНИКЕ
  • Александр Балабченков Время Учеников — 3
  • ОТЯГОЩЕННЫЕ КОЗЛОМ
  • Сказание о Вещем Румате
  • Оставить комментарий