Почитать:

Айсберг Тауматы

Без оружия

В стране водяных

Второе Средиземье

Пепел бикини
Пепел бикини 2

Сокращённый пепел бикини

День Триффидов
День Триффидов 2

Звери у двери

Жук в муравейнике

Летающие кочевники

Машина желаний

Мир иной

Бататовая каша

Ковролин

Огненный цикл

Пионовый фонарь

При попытке к бегству

Саргассы в космосе

Семейные дела

Совсем как человек

Трудно быть рэбой

Старые капитаны

Хорек в мышеловке
Хорек в мышеловке 2

Христолюди

Четвертый ледниковый период

Экспедиция тяготение

Экспедиция на север

Частные предположения

Мы живем хорошо!

За стеной

Камни у моря

Тройка семёрка туз

Детская

Психтеатр

А и Б

Живые трупы

Лиола

Диктаторы и уроды

Император Иван

Старый обычай

Продавец органов

Пальто из пони

8 комедий


RSS

Второе Средиземье

    Уж кто-кто, а Комов на излучения насмотрелся. И натерпелся. Его волновали лингвистические нюансы. Для физика-лазерщика энергия — это энергия пучка. Высоэнергетическим лазером можно уничтожить город. А вот для ядерщика разделение высокоэнергетический — низкоэнергетический идет по энергии одной частицы. А одна частица даже и сверхвысокой энергии вполне безопасна. Волновики оказались ближе к ядерщикам. Низкоэнергетическими у них являются излучения звезд и ядерных бомб.

    А можно ли с помощью стоячей волны укрыться от враждебной цивилизации? — продолжил Комов.

    Разве что от цивилизации докосмического периода. Максимум — от водородных бомб. У волны хорошая проницаемость в длинноволновом диапазоне. Из опытов профессора Лю …

    Длинноволновой — это ? … — снова начал Комов. Пагава подозрительно посмотрел на Комова. Кажется он все-таки вспомнил что Комов был когда-то одним из разработчиков Д-звездолетов и работал с Быковым-младшим — дедушкой всей этой нуль-физики.

    Да-да извините. Отраслевой жаргон. Любая волна прозрачна примерно хотя-бы в сотне очень узких полос в оптическом диапазоне. Фактически — некоторый атомный спектр наоборот.

    — В модели Быкова Волна может быть прозрачна — сказал Комов.

    — Ламондуа показал, что эта модель не работает — несколько сердито ответил Пагава. Хотя Скляров … Да, Скляров использовал свежие экспериментальные данные и ….

    — Свежие это ? …

    — Извините. У физики сейчас нет свежих экспериментальных данных и Вам как члену Мирового совета следовало бы это знать! Извините —

    Комов наступил на их больное место и ягнята взъярились. Потом разговор продолжался в том же духе. Разговор записывался, а впоследствии неоднократно прослушивался и стал одним из образцов фольклора на тему «разговор прогрессора с ученым»

    Апофеоз наступил в конце, когда Пагава и Патрик расписали все выгоды, какие человечество может получить от применения этого чудесного дара физики. Молчаливый третий вдруг сказал виноватым голосом:

    — В этот купол нельзя проникнуть снаружи. —

    Но тогда нам было не до шуток. Комов, правда, неплохо поиздевался над своими противниками в Мировом совете последовательно показав изображение планеты (зал в панике), затем успокоительно сообщив, что, как считают специалисты из Института нуль-физики, этот купол мог создать Роберт Скляровым для демонстрации возможностей нуль-физики. Последние его работы были посвящены созданию подобных куполов (термин Волна Комов произносить избегал). В Комконе-2 рассматриваются другие версии. Первая — под куполом скрывается потерпевшая аварию великая киноэкспедиция Эстерфельда. Вторая — купол представляет собой заброшенный съемочный павильон киноэкспедиции Эстерфельда.

    Потом Комов рассказал о том, какие возможности в освоении космоса открывают платформы Склярова и о том, что, к нашему стыду, эта великая идея до сих пор не воплощена. А затем потребовал средств на восстановление науки и космонавтики и беззастенчиво предложил кооптировать в Мировой совет несколько человек, разбирающихся в проблемах космической обороны, а также людей имеющих опыт общения с внеземными цивилизациями. «Нам очень не хватало этих людей в ходе недавних бурных событий» — сказал он.

    К его удивлению, сразу десяток представителей КГР заявило о своем желании уйти из Мирового Совета. «У нас действительно нет баланса между физиками и лириками» сказал один из уходивших.

    В отличие от Комова, мы с Экселенцем не удивились такому повороту событий. Аналогий хватало.

    — Ушли, конечно, лучшие? — полуутвердительно спросил Экселенц и Комов мрачно кивнул. Старый Мировой совет был похож на ученый совет, а этот — на театр, — продолжил Экселенц. — Камилл был прав … — Но тут Комова вызвали на внеочередное заседание и Экселенц не успел изложить ему перпендикулярную комовской модели вертикального прогресса модель Камилла-Рудовски. К великому нашему сожалению не успел. Как показала потом история, даже такой выдающийся человек как Комов не сумел вовремя отрешиться от модели, неожиданно переставшей быть адекватной реальности. Раскол, предсказанный Камиллом, потихоньку приближался.


    Пыльный Валинор

    Итак, мы подлетели к Бриллианту. Экселенц вернулся из «виртуального загула» и выглядел теперь заметно лучше.

    — Отвыкли. Отвыкли физики от аппаратуры — разговаривал сам с собой старый Патрик. А их и вовсе ничему такому не учили — кивнул он на молодых.

    Но физики нас волновали мало. Главное уже было ясно. Половину северного континента и здоровенный кусок океана (или трех океанов?) планеты покрывал купол стоячей Волны.

    На незанятой куполом части планеты были видны следы грандиозных земляных работ, с орбиты было обнаружено было несколько складов техники и сотни покрытых пылью машин. Все это — явно земного происхождения.

    А на одном из западных островов, по краю которого проходила граница купола, стоял средневековый город, сплошь состоящий из излишне красивых зданий. Барокко и готика. Безжизненные каменные декорации, покрытые блестящей пылью.

    Между блестящим пыльными кучами изредка виднелись скупые серо-зеленые островки растений. Похоже, безжизненную планету Бриллиант начали оживлять. Начали, но не закончили. Хотя кислорода в воздухе было уже немало, присутвовавшие двести лет назад ядовитые соединения серы были удалены. Было похоже, что насажденные на суше растения практически вымерли из-за недостатка почвы, но, как считали оптимисты, водоросли и какая-то часть живности в океане прижилась и стабилизировалась и даже начала наступление на сушу. Пессимисты правда считали, что наоборот, мы видим отступление жизни.

    Специалисты (а их на борту Склярова было только два — эколог Ван Хьеу и биолог Штерн) были слишком заняты и в споры не ввязывались. Им нужно было накопить материал, потому что вопрос прижилась или не прижилась жизнь на Бриллианте после многолетнего отсутствия искусственной поддержки, мог иметь большое теоретическое значение. Такого, чтобы после кратковременной попытки оживления планету бросали, в истории земной цивилизации еще не было. А уже через считанные дни можно было ждать новой волны искусственной поддержки, которая исказит картину — это если на планете остались люди и если эта поддержка им важна.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37


Похожие публикации -
  • ПРОГРЕССОР УЛЫБАЛСЯ
  • ПИКНИК В МУРАВЕЙНИКЕ
  • Александр Балабченков Время Учеников — 3
  • ОТЯГОЩЕННЫЕ КОЗЛОМ
  • Сказание о Вещем Румате
  • Оставить комментарий