Почитать:

Айсберг Тауматы

Без оружия

В стране водяных

Второе Средиземье

Пепел бикини
Пепел бикини 2

Сокращённый пепел бикини

День Триффидов
День Триффидов 2

Звери у двери

Жук в муравейнике

Летающие кочевники

Машина желаний

Мир иной

Бататовая каша

Ковролин

Огненный цикл

Пионовый фонарь

При попытке к бегству

Саргассы в космосе

Семейные дела

Совсем как человек

Трудно быть рэбой

Старые капитаны

Хорек в мышеловке
Хорек в мышеловке 2

Христолюди

Четвертый ледниковый период

Экспедиция тяготение

Экспедиция на север

Частные предположения

Мы живем хорошо!

За стеной

Камни у моря

Тройка семёрка туз

Детская

Психтеатр

А и Б

Живые трупы

Лиола

Диктаторы и уроды

Император Иван

Старый обычай

Продавец органов

Пальто из пони

8 комедий


RSS

«Все хорошо» А.Лазарчука

Константин Максимов

    «Все хорошо» (ВХ) А.Лазарчука (сб.»Время учеников») оставляет сложное впечатление. Безусловно, это не мир «Полдня», а, скорее, «Опоздавших к «Полдню». Лазарчук есть Лазарчук, и его мировосприятие максимально далеко от раннеутопических взглядов АБС. ВХ представляет что-то вроде «Жестяного бора» в декорациях «полуденной утопии» (или, скажем, «Солдат Вавилона» с прогрессорами вместо эрмеров). Определенная связь прослеживается с «Транквилиумом»: инсайт, Боэций, всеведение главного героя.

    По Лазарчуку, реализация утопии оказалась возможной лишь благодаря специальному «зомбированию» ее обитателей на предмет внедрения в их сознание установок на «бесконфликтность и девиацию личных интересов». Сразу вспоминается «Обитаемый остров» а, заодно, и «Возвращение со звезд». Кстати, сама эта идея — гипноизлучатели на спутниках с целью «позитивной реморализации» облучаемого населения — впервые упоминается (как реальная возможность) еще в «Трудно быть богом». Таким образом, А.Лазарчуку оставалось лишь явить ее во всей красе и неприглядности. Что он, собственно, и сделал в своем традиционном «турбореалистическом» стиле, попутно срывая все и всяческие иллюзии.

    Но вот насколько адекватно ему удалось эту идею реализовать? Лично у меня возник ряд вопросов. Для удобства разобьем их на разделы.

    1. Специфика, связанная с собственно гипноизлучением. В повести Лазарчука под его воздействием находится ТОЛЬКО Земля. Причины, по которым из зоны облучения выпадают Система и Периферия (хотя бы на уровне наиболее обжитых и многочисленных колоний) не проясняются. Якобы технические трудности мы в расчет принимать не будем, не серьезно (тем более что какие-то чисто технические сложности вообще не акцентированы).

    Другой момент, так же принципиальный: почему-то отсутствует выраженная дифференциация категорий людей относительно воздействия гипноизлучения. А ведь сравнение с «Обитаемым островом» так и напрашивается! Между тем в ВХ есть упоминание, например, о динамике психических заболеваний, связанной с его воздействием — то есть действие гипноизлучения далеко не безобидно. И расслоение людей в зависимости от их реакции на него есть вещь совершенно неизбежная (да это очевидно и по самым общим соображениям). В самой же повести фигурирует лишь один(!) стопроцентный человек (на фоне многочисленных квазилюдей и андроидов), обладающий то ли относительным иммунитетом, то ли нестандартной реакцией.

    Небольшое отступление. Попробуем описать непротиворечивую модель общества (как по отношению к миру «Полдня», так и по отношению к миру ВХ), с устранением указанных неясностей. В качестве базовой возьмем модель Островной Империи из ненаписанного романа АБС (см. предисловие Б.Н.Стругацкого к сб. «Время учеников»), несколько упростив структуру последней: будем рассматривать лишь Центр и Периферию.

    В случае Островной Империи в ее центре царил Мир Справедливости, тот же самый «Полдень». То же будет и в нашем Центре, только достигаться это «чудо духа, творчества и свободы» у нас будет посредством гипноизлучателей. Помимо гарантированной стабильности данное нововведение позволит устранить и наиболее слабое место базовой модели — а именно, использование гипноизлучения позволяет задать безошибочный КРИТЕРИЙ ОТБОРА (по реакции на это излучение).

    «Теплый, приветливый, безопасный мир», располагающийся в Центре, это, конечно же, Земля. Ведь только на нее и действует гипноизлучение! И обитают в этом мире лишь те, на кого оно действительно действует (благодаря чему подобный мир вообще может существовать). Прочие же (имеющие к гипноизлучению иммунитет либо аномальную реакцию — а это должен быть не такой уж маленький процент) вытесняются на Периферию — то есть по отношению к Земле в ближнее и дальнее Внеземелье.

    Вспомним «Возвращение со звезд»: платой за подавление естественной агрессивности человека (а как еще устранить бесконфликтность?) является неизбежное измельчание его души, он начинает избегать всех мало-мальски экстремальных ситуаций. То есть изменяется его сфера мотиваций, смещаясь в сторону комфорта и безопасности. «Девиация личных интересов» размывает структуру личности, готовя почву для конформизма. Уют и безопасность даются далеко не даром.

    Ну а индивиды, отягощенные неподавленной естественной (а то и избыточной) агрессивностью, найдут разрядку в первопроходческой деятельности, осваивая Периферию. «Этим кругом Империя ощетинивалась против всей прочей ойкумены, держала оборону и наносила удары», — по базовой модели. То есть все те жизненно необходимые для существования общества в целом функции, на исполнение которых обитатели Центра не способны вследствие гипноизлучения, с успехом возьмут на себя обитатели Периферии.

    Космическая экспансия мира «Полдня» подобно мощному пылесосу естественным образом «высасывает» весь потенциально деструктивный для Центра элемент оттуда на Периферию. «…все подонки общества стекались туда, вся пьянь, рвань, дрянь», — в мире Островной Империи. И какая, в конце концов, разница, что именно бороздит просторы Периферии — белые субмарины или Д-звездолеты!

    2. Другой спорный момент — режим тотальной секретности вокруг ситуации с гипноизлучателями. Рассмотрим пока «домассачусетский» период этой истории. Во-первых, насколько это возможно чисто технически? Сам факт наличия какого-то излучения, идущего на Землю, вряд ли возможно замаскировать, учитывая его общепланетный характер с одной стороны и технические возможности, доступные в принципе каждому землянину — с другой (ведь гипноизлучатели являются порождением земной же технологии, к тому же полуторавековой давности). Логичнее было бы, если уж на то пошло, скрывать ЦЕЛЬ облучения, но не сам факт его наличия (даже на Саракше не отрицалось наличие лучевых башен).

    Но гораздо существеннее второй аспект подобного режима. Всемирное правительство гипногенистов (и затеявшее данную историю) было тайным с самого начала (по аналогии с легендарным Союзом Девяти его можно назвать «Союзом 16-ти» — по числу гипногенистов). Но даже просто для поддержания status quo уже нужны значительные усилия. Ведь необходимо обеспечивать техническое обслуживание гипнооборудования (профилактику, ремонт, возможную модернизацию и т.п. — полтора века эксплуатации не шутка!), для чего потребуются соответствующие специалисты.

    Так же необходимы специалисты, обеспечивающие контроль над всей информацией, связанной с функционированием гипнооборудования и собственно деятельностью гипногенистов, с целью недопущения ее утечки. А при имитации информационно-открытотого общества (каким формально является мир «Полдня»), подобная вещь достаточно затруднительна.

    Еще важнее проблема общего контроля над ситуации в Центре. Ведь Мировой Совет так же оказывается в положении марионеток, а реальная ответственность полностью ложится на «Союз 16-ти». Необходимость же фактически подменять Мировой Совет (в некоторых существенных аспектах, по крайней мере), требует опять же доступа к информационным ресурсам, в том числе и с доступом ограниченным, выработка квалифицированных решений невозможна без штата аналитиков и т.д. То есть потребность в кадрах, в той или иной степени посвященных в тайну, будет непрерывно возрастать (параллельно росту проблем, встающих перед человечеством).

    Теперь вспомним, что существенным последствием гипнооблучения является редуцирование мотивационной сферы. И на гипногенистов ложится дополнительная обязанность стимуляции увядшего человечества посредством внедрения в сознание людей искусственных целей. То есть «Союз 16-ти» вынужден действовать активно! Соответственно, увеличивается и число людей, посвященных в его дела.

    В конечном счете мы получаем приличных размеров организацию с достаточно сложной структурой (в силу ее неизбежной иерархичности по отношению к степени посвящения в тайну). В качестве ближайшего аналога можно взять закрытую масонскую ложу. Ну а любая организация, как известно, эволюционирует по своим имманентным законам, независимо от первоначально поставленных целей (вспомним хотя бы пресловутые законы Паркинсона).

    А наша организация, к тому же, обладает двумя специфичными моментами: 1) она находится вне какого-либо контроля со стороны общества и 2) она нацелена на манипулирование им. Вполне очевидно, что при таких предпосылках мы придем к оруэлловской модели (независимо от собственных стремлений самих гипногенистов), где их организация окажется в роли Внутренней Партии. Степень контроля общества при этом близка к абсолютной, так что секретность становится уже непринципиальной. Может быть поэтому Бромберг (судя по всему, один из «16-ти») и треплется в ВХ о «высшей тайне Земли» налево и направо?!

    3. Наконец, сама «Массачусетская машина» (ММ) вызывает ряд вопросов. Кстати, еще С.Лем предупреждал в «Сумме технологии»: «Поскольку подключенный к обществу «внечеловеческий» регулятор («черный ящик») тяготеет к тем или иным проявлениям криптократии, постольку нежелательной является любая форма общественного гомеостаза, использующая «правящую машину».

    У него же можно найти и подробное объяснение данного феномена: «… «черный ящик» будет идти (…) окольными путями, шаг за шагом, «не ведая, что творит», поскольку он стремится к состоянию ультрастабильного равновесия, а открываемые или используемые для поддержания этого равновесия корреляции явлений отражают очень сложные процессы, которые он не изучает и о причинах которых ничего не знает (то есть не обязан ничего знать). В конце концов лет через сто может оказаться, что ценой, которую пришлось заплатить за рост жизненного уровня и уменьшение безработицы, служит хвостик, вырастающий у каждого шестого ребенка, или общее падение показателя интеллекта в обществе (ведь более умные люди в бОльшей мере мешают регулирующему действию машины и она будет стараться уменьшить их число)». Причем по Лему можно отлично обойтись и без гипноизлучателей!

    Но вернемся к ВХ. Там создание ММ датировано 29-м годом. С тех пор машина работает «уже больше пятидесяти лет». То есть действие ВХ происходит в районе 80-х, хронологически следуя за «Жуком в муравейнике», что соответствует и самому сюжету ВХ. У АБС же ММ впервые упоминается в «Далекой Радуге»: «Полсотни лет назад в Массачусетсе…». Таким образом получается, что события на Радуге и в ВХ разделены в лучшем случае лишь несколькими годами, что есть совершеннейший нонсенс! Ведь и в «Жуке» и в ВХ кабины нуль-Т — естественная деталь пейзажа, тогда как в «Далекой Радуге» проводятся только первые эксперименты по нуль-транспортировке, с не самыми удачными, следует заметить, результатами.

    Подобную хронологическую несообразность можно обнаружить и в эссе В.Казакова «Полет над гнездом лягушки» (в том же сб. «Время учеников») Там события на Радуге отделены всего одним годом от времени действия «Попытки к бегству». Но в «Попытке», опять же, поминается «типичная нуль-транспортировка». Вряд ли даже в ХХII веке период между первыми испытаниями и внедрением на самом широком и массовом уровне будет исчисляться считанными годами, учитывая, что речь идет об открытии на самой границе тогдашней науки.

    Кстати, один из героев «Попытки», Вадим, фигурирует и в ВХ (где он «обретает» фамилию — Дубровин). Точнее, фигурирует гомункулюс Вадима, но, поскольку сам Вадим аттестован как «один из открывателей Саулы», можно сделать однозначный вывод, что хронологически «Попытка» предшествует ВХ. Так вот, общая численность землян, упоминаемая в «Попытке», — двадцать миллиардов, а в ВХ — пятнадцать (по официальной статистике)!

    Далее, у Лазарчука криптократии ММ противостоит цивилизация Ковчега(ЦК), креатурой которой выступает Малыш (по АБС), и, в какой-то степени, гомункулюс С.Попова (по Лазарчуку). Но цивилизация Ковчега, согласно тексту «Малыша», является «свернувшейся», то есть по возможности избегающей контактов с цивилизациями иными, не говоря уже о более активных формах взаимодействия. Ее неожиданная активация ничем в ВХ не мотивирована. Конечно, можно сослаться на чуждую людям природу разума ЦК (многозначительная аббревиатура, следует заметить!), логика которого может быть недоступной человеческой в принципе. Но тогда прав оказывается Сикорски (в ВХ), ибо чем в таком случае лучше из-под власти ММ попасть под воздействие разума совсем уж нечеловеческого, чья мощь заведомо превосходит возможности контроля со стороны людей. Сикорски мог бы в этом случае процитировать самого А.Лазарчука: «Мы, люди — проиграли. Когда бьются высшие силы — проигрывают люди» («Солдаты Вавилона»).

    Но можно предложить и другое объяснение, так же опираясь на текст ВХ. Бромберг убежден, что ЦК есть такое же порождение ММ, как и Тагора, и ему ли этого не знать? К тому же на его стороне и «принцип Оккама». Правда, здесь возникает другое противоречие: мы же помним, что гипноизлучатели действуют только на Землю! Но, во-первых, так было когда-то, в «домассачусетский» период. Вовторых же, если ММ сумела «вырастить» квазилюдей, идентичных по своей природе вплоть до субмолекулярного уровня людям обычным, то что ей могло помешать таким же образом «нарастить» какие угодно устройства и где угодно, охватив таким образом и Периферию?! Децентрализовавшись, ММ стала сетью, тем самым обретя неуязвимость.

    Согласно третьей версии Суворова в ВХ: «Человечество выступает как орудие… ну, борьбы — не совсем то слово…». Человечество как объект как бы борьбы… Кто же тогда ее субъекты? Кто вообще может реально противостоять ММ? Ведь не коллективный же разум андроидов?! По указанной версии по крайней мере один субъект известен точно — это Странники.

    Итак, Странники. И с ними, как всегда, все очень непросто. А в последние двадцать лет «их становится как-то неприятно много»(ВХ). Интенсификация взаимодействия двух суперразумов? Во всяком случае ММ вроде бы активно использует технологию Странников (те же вариаторы с «Тагоры»). И этот вездесущий янтарин… Какой-то даже нетипичный для Странников: «Смешно: на Луне — туннель из янтарина! (…) Старый такой, в пыли весь»(ВХ). Но в постройках настоящих Странников даже многовековой давности не было ни пылинки!

    И эта темная история с последней разработкой Пирса: «… по своему прекрасное металлическое насекомое, стройное, шипастое, удлиненное, смертоносное…» (ВХ). Что-то вроде искусственного ракопаука с Пандоры, или героини «Маски» С. Лема — символе абсолютно чуждого разума. Комбинация «стакана» из янтарина и искусственного ракопаука — типичные атрибуты страннической деятельности на «адежде». Значит, все-таки Странники.

    Историк М.Т.Глумова из ВХ обнаруживает СТРАННУЮ закономерность относительно наших представлений о Странниках: «Динамика за восемьдесят лет. (…) Представления опережают находки примерно на пять лет». Явное манипулирование сознанием в масштабе человечества. ММ же работает всего полвека! Ее не было восемьдесят лет назад, но Странники — были. И ММ — одна из их масок («Масок»).

    Теперь надобность в масках отпала. «Дети дюн» — предвестники новой нечеловеческой расы. Или ее апостолы (среди «детей дюн» есть упоминание и о «Петре и Павле»)? Прежний мир рухнул. Эпоха глобального шока — идеальные условия для тотального отбора. Кто остается в финале ВХ? Гомункулюс Стаса (кстати, почему Стас, а не Стась, как в «Малыше»?) Попова, практически бессмертный и неуничтожимый, владеющий таким объемом информации, что это приближает его к всеведению. И женщина, несущая в себе его информационную копию, подобно Еве, созданной из ребра Адама. Они собираются идти дальше…

   

    Отметим также, что сюжетно и по смыслу ВХ более всего связана с «Жуком», являя собой что-то вроде «реванша Льва Абалкина». Действительно, основные персонажи «Жука» (М.Каммерер, Сикорски и Бромберг, М.Глумова) активно действуют (или хотя бы просто участвуют) и на страницах ВХ. В роли «автомата Странников» выступает «автомат ЦК» — бывший человек С.Попов.

    И все они, словно актеры, разыгрывают все ту же пьесу. Гомункулюс Попова с неудержимостью посланной пули, еще не зная истинной цели, еще не понимания смысла своих метаний, будто бы случайных, неумолимо приближается к самому сердцу иллюзорного мира «Полдня». Только уже не безобидным жуком, но Ангелом возмездия. И уже не нужны ему «детонаторы», он сам воплощает и детонатор, и бомбу.

    За ним по пятам, как и тогда, идет Каммерер. Как и тогда его судьба — опоздать. В роли Сикорского, отягощенного тревогами за судьбу цивилизации, выступает Мировой Совет (персонифицированный в лице Л.Горбовского). Но Сикорски в повести Лазарчука явится и лично — зафиксировать поражение. Да и финальный выстрел останется за ним же. Не обойдется и без Бромберга, «который не совсем Бромберг, а так… представитель…», также разоблачающего «самые большие» тайны — но только чтобы скрыть еще бОльшие… И без Майи Глумовой, ставшей подругой гомнкулюсу-изгою, тоже не обойдется.

    Обратим, однако, внимание, что в отличие от Л.Абалкина «автомат ЦК» «запрограммирован» (здесь не все так однозначно, поэтому мы и взяли это слово в кавычки) на прямое уничтожение «мира» (пусть иллюзорного, но это ведь для наблюдателя извне) в котором существуют миллиарды (пусть даже один миллиард, а не пятнадцать — не принципиально) землян. Ведь в таком случае правота Сикорски абсолютна: нет никаких сомнений в сознательном акте агрессии со стороны некой сверхцивилизации (необязательно Странников), самовольно присвоившей себе право решать за людей, как им следует жить.

    «…боги пришли, не спрашивая разрешения. Никто их не звал, а они вперлись и принялись творить добро. (…) Они пришли без спроса, это раз. Они пришли тайно, это два» («ВГВ»).

    Но не все так просто, тем более если речь зашла об иллюзорных (виртуальных) мирах. Есть и такая точка зрения (ее придерживается в своем творчестве В.Пелевин), что окружающий мир (во всяком случае для людей) являет собой лабиринт виртуальных конструкций (различных «описаний мира» по К.Кастанеде), где мы блуждаем в напрасных поисках «истинного» описания (ибо ЛЮБОЕ описание иллюзорно по определению). Но и ложными эти конструкции назвать нельзя, пока в них кто-то верит. «Пока есть хоть одна душа, где наше дело живет и побеждает, это дело не погибнет…» (В.Пелевин «Омон Ра»).

    Любопытно, что именно в «Малыше» есть упоминание о разумных негуманоидах, которые «рассматривают человека со всей его техникой не как явление реального мира, а как плод своего невообразимого воображения…»(!) То есть не одни люди блуждают в виртуальных лабиринтах…

    В любом случае имеет смысл поставить вопрос: а найдется ли такая душа на страницах ВХ, которая была бы активно заинтересована в действиях ЦК (будем для удобства считать, что ответственность за вмешательство лежит на этой цивилизации)? Тогда подобное вмешательство с точки зрения человеческой морали в каком-то смысле было бы оправдано, а правота Сикорски перестала бы быть абсолютной. Но вдумаемся: наличие такой души означало бы, что в «теплом, приветливом, безопасном мире» кому-то плохо! Кто-то неприемлет именно такое устройство (описание) мира, каким оно видится под воздействием гипноизлучения (точнее, уже вследствие непосредственных манипуляций восприятием со стороны ММ) — то есть изнутри этого мира.

    При этом сразу из кандидатов на обладание такой душой отпадают немногочисленные люди с иммунитетом к подобному воздействию и многочисленные андроиды по этой же причине (с андроидами к тому же и непонятно: то ли у них совсем нет души, то ли одна на всех…) — самые ярые ниспровергатели «виртуального рая».

    Возникают проблемы и с самим «орудием возмездия» — гомункулюсом С.Попова — именно вследствие причастности к формированию его сознания самой ЦК, своего рода «заказчика» обсуждаемых здесь событий. Вопрос о запрограммированности поведения этого гомункулюса (как об этом уже упоминалось) остается открытым. Скорее всего он, подобно героине «Маски» (еще раз обратимся к лемовской повести) так никогда и не сможет понять, был ли он на самом деле наделен свободой воли, или же являлся объектом изощренного манипулирования. Да и его квазичеловеческая природа вряд ли дает ему безусловное право выражать интересы людей (это касается и остальных «детей дюн»).

    Таким образом, у нас остается одна Майя Глумова, и только она полностью удовлетворяет нашим требованиям. В тех немногих эпизодах ВХ, где мы ее видим, мы видим и плохо скрываемое страдание. Трагедия Льва Абалкина, в отличие от всех остальных, причастных к этому делу (для которых Абалкин являлся лишь одним из «тринадцати»), коснулась ее лично, став и ее личной трагедией. Только для нее он был живым (реальным) человеком, а не бесплотным фантомом из бумажных (!) донесений. Вспомним, что даже для Учителя Л.Абалкин оказался слишком твердым орешком. И фактически для всего мира «Полдня» он остался «вещью в себе» (на его могиле можно было бы с полным правом воспроизвести известную эпитафию Г.Сковороды — «Мир ловил меня, но не поймал»; только вот в мире ВХ нет могил…), тем самым засвидетельствовав ущербность (неидеальность) этого мира.

    Абалкин оказался слишком РЕАЛЬНЫМ для придуманного идеала, и Майя Глумова, единственный человек , сумевший хоть как-то понять несчастного «подкидыша», тем самым выдерживает экзамен на подлинность своих суждений о мире, который ей навязан. Трагедия окончательно открывает ей глаза на его мнимую справедливость. Во всяком случае в ВХ у ней никаких иллюзий уже не осталось. «Я знаю, они убьют и тебя. Они всех готовы убить», — говорит Майя другому «подкидышу» (из дюн). И действительно, мы видим, что убийства уже начались («…на белом полотнище лежали в ряд (…) полтора десятка тел. Тел людей»), что по следу мятежного гомункулюса идет Максим Каммерер, у которого «светлые холодные глаза» человека, готового на все…

    Совершенно искренне и бескорыстно М.Глумова, насколько это в ее силах, помогает новому «подкидышу», действуя так, как подсказывает ей ее сердце (а только оно и зорко, как говорил французский классик, только оно и может дать «нить Ариадны», выводящей из виртуальных лабиринтов своих и навязанных иллюзий).И, подобно тому, как в далеком детстве Лева Абалкин совершал свои, порой совсем недетские подвиги именно для нее, для гомункулюса Попова в его действиях появляется смысл, даже при условии, что он всего лишь чья-то марионетка: теперь он знает, ради кого (а не ради какой-то абстрактной идеи — в этом отношении тайное общество Суворова-Пирса ничем не лучше «Союза 16-ти») он совершает свой «необратимый поступок». Своего рода благословение на это он уже получил.

    Впрочем, лукавый образ «мира справедливости и свободы» был разрушен выстрелами Экселенца еще в «Жуке». Этот, казалось бы символический акт, судя по ВХ, вызвал самые реальные последствия и для самого «мира». Гибель Льва Абалкина оказалась в эпицентре циклона, породившего мощные волны в океане массового сознания (ведь многие, даже не идя до конца, подобно М.Глумовой, в своем отрицании мира, где они вынуждены жить, тем не менее меняли свое отношение к нему). Распространяясь вглубь и в ширь, эти волны захватывали все бОльшие слои людей (при этом неизбежно происходило искажение в восприятии причин и событий, их вызвавших, что, в частности, и привело к появлению мифа о «люденах», в которых уже с трудом можно узнать первоначальных «детей дюн»: «люден» — деформированная анаграмма слова «дюна» ).

    В конечном счете все это, достигнув какой-то критической величины, и обернулось глобальным шоком, позднее названным Перестройкой, виноват, Большим Откровением! о «волны гасят ветер», и человечество продолжает свое существование, правда, уже в рамках совсем другого «описания мира».

   

    Интересно было бы сопоставить ВХ с дилогией Д.Симмонса («Гиперион», «Падение Гипериона»). В ней так же имеет место человечество, освоившее бОльшую часть Галактики, но подпавшее под власть искусственного «разума, получившего возможность расселяться по сознаниям тысяч миллионов людей, которые ни сном ни духом…» (эта цитата из ВХ удивительным образом подходит и для симмонсовской дилогии), только ММ здесь носит название Техно-Центра (ТЦ). Ковчег соотносится с Гиперионом, планетой, являющейся «величайшей загадкой века» у Симмонса, «нефакторизуемой переменной» в прогнозах ТЦ, а, тем самым, и потенциальной угрозой всевластию ИскИнов.

    Непостижимые «Гробницы Времени» на Гиперионе (а так же целый ряд странных событий, происходящих на этой планете) неопровержимо свидетельствуют о присутствии какой-то силы, превосходящей человеческий разум. Причем эта сила до поры практически не проявляет себя (аналог «свернувшейся» цивилизации Ковчега). Интересно, что если мы начнем проводить параллели с «Малышом», то без труда обнаружим в первом романе дилогии и самого Малыша (история с дочерью Сола Вайнтрауба), и разбившийся космический корабль (история священника Ленара Хойта)… И даже запрет на исследование упомянутых «Гробниц»!

    С загадкой Гипериона каким-то не вполне понятным (едва ли не мистическим) образом связаны два гомункулюса-кибрида «древнего» поэта Джона Китса (автора поэмы «Гиперион»), хотя и порожденных ТЦ, но благодаря этой связи стремящихся к совсем иным целям, смысл которых недоступен не только ТЦ, но и им самим. Судьба первого из этих кибридов (которого так и звали — Джон Китс, или просто Джонни), пытающегося найти себя, понять, что им движет, поразительным образом напоминает судьбу Льва Абалкина. И также он обращается за помощью к женщине (детектив Ламия Брон), и также между ними возникает любовь… Даже гибнет он, подобно Абалкину, при попытке прорыва к вожделенному Гипериону (символизирующему его «детонатор»), куда его усиленно стараются не допустить представители ИскИнов («КОМКО-2» инфосферы).

    Само создание кибрида Джона Китса являлось экспериментом ТЦ с целью исследования феномена Гипериона. Таким образом он с самого «рождения» был под неусыпным наблюдением со стороны ИскИнов, опять же уподобляясь в этом отношении Абалкину. Причем при формально полной свободе действий, по условиям эксперимента для них обоих было определенное место, куда доступ был запрещен (хотя об этом запрете непосредственно им ничего известно не было). В случае Л.Абалкина это была Земля (Музей Внеземных Культур), для кибрида же Джонни — Гиперион…

    Самолично уничтожив его информационную копию (оставшуюся после гибели физического тела кибрида), ИскИн Уммон, являясь главным организатором этого эксперимента, может с полным правом претендовать на роль Р.Сикорски. Функции же Максима Каммерера «по совместительству» выполняет Ламия Брон, ведущая расследование по делу Джонни.

    История этого кибрида излагается в первом романе дилогии, который можно вообще соотнести со всем «полудневским» циклом, предшествующим ВХ (например, выше мы уже рассмотрели аналогии, связанные с «Малышом» и «Жуком»). Непосредственно же с ВХ перекликается второй роман дилогии — «Падение Гипериона» (ПГ). Второй кибрид (под именем Джозефа Северна), который появляется впервые именно в нем, обладает собственной индивидуальностью, отличной от индивидуальности Джонни, и в то же время он каким-то образом является его копией, причем сознавая этот момент. То есть прямая аналогия с «воспроизведенным» сознанием С.Попова.

    На роль Суворова из ВХ у Симмонса, по видимому, может претендовать Мейна Гладстон, секретарь Альтинга. Именно она, во-всяком случае, является организатором т.н. паломничества к Шрайку, пытаясь разобраться с природой западни, в которую, как она подозревает, угодило человечество. Самих паломников при этом можно уподобить тайному обществу Суворова — каждый из них отмечен какой-либо аномальностью (в ПГ она тем или иным образом связана с Гиперионом), причем предполагается, что именно это и дает им основание и преимущество в схватке с гипотетическим противником, угрожающим всей человеческой цивилизации.

    Именно М.Гладстон выделяет Северна, отводя ему в своих планах ключевую роль. И благодаря этому Д.Северн вовлекается в целую цепь событий, среди которых можно без труда отыскать аналоги и с имевшими место с гомункулюсом Попова в ВХ. Можно вспомнить, например, эпизод с его похищением какими-то заговорщиками. Или неожиданное попадание Северна на Старую Землю, где он, полностью отрезанный от связи с остальными мирами Гегемонии, умирает от туберкулеза, подобно своему человеческому прототипу (при этом его сознание полностью сохраняется, лишь переходит из физического тела окончательно в инфосферу). Все это достаточно точно соответствует «проходу через вариатор» в ВХ, когда герой внезапно оказывается в безлюдном районе Западной Сахары, где умирает от жажды. Кстати, проект со Старой Землей в ПГ можно сопоставить с проектом Пирса в ВХ.

    В случае женских образов, правда, подобное однозначное соответствие отсутствует. С Майей Глумовой можно соотнести Ламию Брон (упоминалось выше) и Мейну Гладстон (о чем говорит всемерная помощь и поддержка Северна с ее стороны) в ПГ. Такое «раздвоение» в чем-то оправдано: Ламия — это М.Глумова периода «Жука», адстон — совсем другая Глумова периода ВХ. В то же время Ламия Брон напоминает Алю Постышеву из ВХ (также несет в себе информационную копию одного из кибридов).

    Вообще, используя подобные аналогии, можно сказать, что в ПГ подчеркивается связь Льва Абалкина и гомункулюса С.Попова (оба кибрида имеют в качестве основы одного человеческого прототипа) с одной стороны, и роль М.Глумовой (именно М.Гладстон принимает окончательное решение об уничтожении ТЦ) — с другой: то есть акценты расставлены в соответствии с приведенным выше анализом ВХ.

    Наконец, можно подобрать соответствие и для чудовищного Шрайка. Олицетворяя туманные угрозы, таящиеся на самой границе с Неизвестным, и в то же время являясь величайшей надеждой (так же берущей свое начало в этом Неизвестном), существуя главным образом на уровне мифов и легенд… Кто может быть ближе ему по духу в «полудневском» мире (и в ВХ), чем неуловимые и загадочные Странники!

(С) К.Максимов, 1996



Похожие публикации -
  • Презентация журнала мира фантастики прошла в Санкт-Петербурге
  • Как дешево отремонтировать ванную?
  • Сайт для писателей
  • Разработка и создание листовок
  • Что думают Иркутские писатели-фантасты?
  • Оставить комментарий