Почитать:

Айсберг Тауматы

Без оружия

В стране водяных

Второе Средиземье

Пепел бикини
Пепел бикини 2

Сокращённый пепел бикини

День Триффидов
День Триффидов 2

Звери у двери

Жук в муравейнике

Летающие кочевники

Машина желаний

Мир иной

Бататовая каша

Ковролин

Огненный цикл

Пионовый фонарь

При попытке к бегству

Саргассы в космосе

Семейные дела

Совсем как человек

Трудно быть рэбой

Старые капитаны

Хорек в мышеловке
Хорек в мышеловке 2

Христолюди

Четвертый ледниковый период

Экспедиция тяготение

Экспедиция на север

Частные предположения

Мы живем хорошо!

За стеной

Камни у моря

Тройка семёрка туз

Детская

Психтеатр

А и Б

Живые трупы

Лиола

Диктаторы и уроды

Император Иван

Старый обычай

Продавец органов

Пальто из пони

8 комедий


RSS

В поисках милосердия, или За сорок лет до…

   — Сталин, говоришь?

   — Да, товарищ Сталин!

   — Этот феодал от коммунизма? Этот параноик в императорах? Беззаветный Боец явно не всё понял, но суть моих слов он ухватил точно.

   — Ах ты, говно буржуйское! .. Да я таких, как ты, сотнями к стенке! До третьего колена! Шерсть на носу!

   И я увидел, что это правда — он не пожалел даже трёхлетней внучки старого князя. «Дядя, дяденька, ради бо…» — раздалась под куполом оборванная детская мольба…

   Экземпляр вздрогнул, но решительно взмахнул рукой, словно в ней была шашка, как тогда, и подтвердил:

   — Да, до третьего колена! Чтобы и семени их на нашей земле не осталось!

   — В нём нет правды, — вдруг тихо, но отчетливо сказал Правдий.

   — Нишкни, писарчук! Шибко грамотный, я смотрю… Я-те язычок-то быстро укорочу, словоблудная твоя душонка, дерьмоед ты буржуйский! Правды нет?! Ещё чего выдумал, массаракш-и-массаракш! Моя правда! гулко ударил себя в грудь Беззаветный Боец. — Моя — бедняцкая! И правда моя, и право моё! Всех вас, кровососов, к стенке! Теперь я править буду! ..

   Мой Правдий побледнел пуще звезды небесной, поднялся, перо бросил, кулачонки сжал (ростом-то он невелик, да и щупл):

   — Нет правды бедняцкой, нет правды царской, есть одна правда -человеческая! Я это царю сказал, и тебе говорю. Он меня живьём в стену замуровал, и ты — замуруешь… И души вы одной, и одного семени, да и ликом ты прямо с ним близнец! Али сам и есть — царь-батюшка, кровопиюшка? То-то на душе смурно стало, как узрел тебя, да голос изуверов послышался. Он тоже всё за сабельку хватался да дитяток не жаловал… Нет, — сказал я ему, — царь-батюшка, не построишь храм господен на крови младенческой! Засмеялся он тогда: коли так, на твоей крови, холоп, построю! Да и не храм — храм нынче не ко времени, а кремль-крепость великую. То-то будет стоять на правде твоей и храбрости! .. Так и исполнил. Слово царское, что топор…

   Экземпляр мой несколько стушевался, попритих, гонор свой припрятал, хотя и сдаваться сразу не желает:

   — А чё он, — и в мою сторону маузером холостым тычет, — чё он товарища Сталина оскорбляет? Это великий вождь революции! Да я за него! ..

   — Далеко пойдешь, — пообещал я ему. — Кстати, сейчас и поглядим, куда…

   

   6. И увидел я его на странице летописи Правдия…

   

   ДНЕВНИК 03. 27.09.88

   Что ещё характерно для перечисленных «героев»? Все они «пассионарии», по терминологии Л. Н. Гумилева, т.е. люди, стремящиеся переделать мир или, хотя бы, своё положение в мире. При этом их мало интересует мнение современников по поводу их проекта переделки мира. Нет им никакого дела до современников! Эгоцентризм — это тоже симптом холопства. Но пассионарий-раб всегда стремится действовать через «барина», он просто не представляет себе иного способа действия. Посему мы и ждём высочайших команд для того, чтобы начать перестраиваться… из колонн в шеренги.

   Но вот больной синдромом холопства получает власть устраивать мир по своему усмотрению. Что он делает первым делом? Уничтожает то, что создает дискомфорт его существованию. Как персонаж картины Адольфа Шикльгрубера «Мотоцикл под окном в воскресное утро», замысел которого реализован «высшими силами» Агасфера Лукича, этот персонаж швыряет гранату в окно в мотоциклиста, потревожившего его утренний воскресный сон. Защищает с в о ё право. Как далеко зашёл Шикльгрубер в этой защите и утверждении с в о е г о п р а в а — нам известно. Исключительность своего права перед правами остальных защищал и Иосиф Джугашвили. Исключительность права арийской расы, исключительность права евреев, исключительность права армянского народа, исключительность права азербайджанского народа, исключительность права «великороссов» и т.д. и т.п. — всё это явления одного корня, проявления одной болезни — холопства, рвущегося к власти: через еврейские гетто, через палестинские лагеря, через ГУЛАГ и Освенцим, через Сумгаит и Степанакерт, через Алма-Ату и Ташкент (многие теперь и знать не знают о событиях на стадионе «Пахтакор» в 1968 году, если я не запамятовал точную дату)… Что нам ещё готовят Мареки Парасюхины?..

   И что надо делать, чтобы в потоке Вечности нашлось место представлению о Будущем не только Парасюхина или Колпакова, но и…

   Ну-ка, ну-ка, Внимательный Читатель! Чью модель будущего авторы противопоставляют модели «Сючки»? Может быть, Сергея Корнеевича Манохина? Он всё-таки представляется человеком относительно порядочным, интеллигентным. Но… «Я (он, Манохин — В. В.) глядел на него (на Сючку — В. В.) сверху вниз и с отчаянием думал, что вот опять я ничего не могу, даже сейчас, когда всего-то и надо, что раздавить мерзкую поганку, когда, казалось бы, всё в моих руках, только от меня и зависит, и никто помешать не успеет, не посмеет мне никто помешать, но — не могу. Слаб, заморочен, сам себя повязал по рукам и ногам взаимоисключающими принципами… «Раздави гадину» — «Не убий… «, «Если враг не сдаётся…» — «Человек человеку — друг…», «Человек по натуре добр…» — «Дурную траву с поля вон…». И ведь подумать только, который месяц нахожусь я у источника величайшего могущества, давным-давно смог бы устроить свою судьбу, и не только свою, и не только своих близких — судьбы мира мог бы попытаться устроить! И ведь ничего…» Мастерский портрет современного интеллигента. Хоть один сомневается в своем праве распоряжаться судьбами мира.

   Он инстинктивно, генетически противостоит Парасюхину, он получает от него пулю в лоб (а может и не в лоб?), и только сверхъестественное вмешательство Демиурга спасает Манохина, но где его модель будущего?! Что он может противопоставить «сючкам», кроме ненависти и кулаков?

   То-то и оно… В исходной позиции наблюдается явный провал, чёрная дыра, белое пятно, вакансия исторической личности, необходимой нашему времени.

   Что это за ЛИЧНОСТЬ?

   Но заглянем в наше вероятное будущее, сорок лет спустя… Что это?! Чур, чур меня! Опустите мне веки! Ибо «я вижу: какие-то фундаментальные сущности остались неколебимы…»

   Не желаю я таких озарений! ..

   

   ПРОТОКОЛ «03» (6).

   6. И увидел я его на странице летописи Правдия. В замурзанной шинелишке, офицерских сапогах, и с маузером, направленным на читателя.

   — Листай, Правдий, — попросил я.

   Правдий отложил перо и стал перелистывать.

Подробности обоснование закупки канцтоваров на сайте.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10


Похожие публикации -
  • Константин Крылов. АБС
  • Писатель Дмитрий Глуховский рекомендует…
  • Парадный вход
  • 1983-й год
  • Российская писательница-фантаст Ольга Захаровна Жакова
  • Оставить комментарий