Почитать:

Айсберг Тауматы

Без оружия

В стране водяных

Второе Средиземье

Пепел бикини
Пепел бикини 2

Сокращённый пепел бикини

День Триффидов
День Триффидов 2

Звери у двери

Жук в муравейнике

Летающие кочевники

Машина желаний

Мир иной

Бататовая каша

Ковролин

Огненный цикл

Пионовый фонарь

При попытке к бегству

Саргассы в космосе

Семейные дела

Совсем как человек

Трудно быть рэбой

Старые капитаны

Хорек в мышеловке
Хорек в мышеловке 2

Христолюди

Четвертый ледниковый период

Экспедиция тяготение

Экспедиция на север

Частные предположения

Мы живем хорошо!

За стеной

Камни у моря

Тройка семёрка туз

Детская

Психтеатр

А и Б

Живые трупы

Лиола

Диктаторы и уроды

Император Иван

Старый обычай

Продавец органов

Пальто из пони

8 комедий


RSS

В поисках милосердия, или За сорок лет до…

   Далее исходная позиция задается через «клиентов» Агасфера Лукича. Тут и шофёр Гриня, продавший свою душу за «2999 казначейских билетов трёхрублевого достоинства образца 1961 г.». Тут и заместитель по общим вопросам Суслопарин К. И. (Суслов + Опарин? — В. В.), запродавший души «своих непосредственных подчинённых с чадами и домочадцами» за «гладкий, без ухабов и рытвин, путь от нынешнего своего поста через место директора сверхважного завода… к… посту министерскому». Тут и Карл Гаврилович Росляков — директор обсерватории, обменявший душу на физическое совершенство. И упоминавшийся выше Манохин С. К., не пожалевший души своей и истинной картины Мироздания для спасения своего научного имени, то есть самолюбия. Тут и «Вовочки», которым мы и так уделили слишком много места. Тут и майор КГБ Михаил Иванович Смирнов, которому в жизни всё понятно и ясно, ибо воспринимает он её вытянувшись по стойке «смирно», а неясному (например, Демиургу) он желает исчезнуть, чтобы не искажалась удобная картина мироздания. Все его желания изложены в Программе Партии. (Надо понимать, что когда меняется Программа, то меняются и желания?) Что ж, человек служивый… Тут и начфин Н-ского стройбата, который «пришёл выпрашивать для нашего советского рубля статуса свободно конвертируемой валюты».

   Может быть, я ещё кого-нибудь забыл?.. Не в числе дело, а в сути. В общем диагнозе. А он звучит примерно так: синдром холопства и холопских притязаний. Все «герои» на что-то притязают, неважно — для себя или для мира. Главное, что в притязаниях своих они уповают на «барина», роль которого в романе с блеском исполняют по очереди то Демиург, то пародирующий его, как это свойственно интеллигентному человеку, презирающему внешние эффекты, Агасфер Лукич.

   Упование на высшие силы, то в виде пришельцев на НЛО, то в виде экстрасенсов, то и виде всегда и везде присутствующих партии и правительства, ожидание пряников и боязнь кнута — вот синдром холопства, выработанный в нас тысячелетним гнётом Принципа Эксплуатации: «Сейчас, себе, за счёт других! » Мы просто не знаем жизни в отсутствие гнёта этого Принципа. Семьдесят лет господства Административной системы, благополучно и умело использовавшей древний принцип, лишь усугубили течение болезни. Не потому, что усилилась эксплуатация — это не так, а потому, что многих лишили иллюзий и надежды на излечение… Какое грустное озарение…

   

   ПРОТОКОЛ «03» (5).

   5. Каждый час они занудно и долго хрипели, словно прочищая прокуренное горло, а потом громогласно сообщали о том, что и так было каждому известно. Но рубиновая звезда взволнованно вздрагивала при каждом ударе государственных курантов. Я п о с м о т р е л сквозь сходящиеся конусом стены и они стали прозрачны изнутри. От башни, в которой я находился, влево и вправо уходила красная кирпичная стена средневековой крепости. Или, как это принято называть в России, кремля. Внизу влажно поблескивала брусчатая площадь, её обрамляли другие средневековые строения. Сквозь брусчатку проступала кровь. Я услышал неумолчный звероподобный женский вой и приглушенно чавкающий стук топора. Но остановил себя — не надо без нужды перескакивать исторические эпохи. А то совсем тоска берёт — одно и то же, одно и то же из века в век, меняется только театральный реквизит. Но когда же, когда из этой протоплазмы духа возникнет Человек Разумный?! Пора уже, а то не успеть… Мне подвластно многое, но не всё. Я — Кузнец, а здесь нужен Ювелир.

   Кто-то возник у меня за спиной.

   — Кто ты? — спросил я, не оборачиваясь.

   — Я летописец, живьём замурованный в стену кремля. Услышал твой зов.

   — Будет врать-то. Того кремля уж нет давно.

   — Стен нет, дух остался, — смиренно ответил летописец.

   Я обернулся. Монах как монах. В чёрном до пят. Колышется слегка на сквозняке.

   — Как имя твоё, летописец?

   — Правдий, — ответил он, не потупив взора.

   — И за что тебя?

   — За правду, — сверкнув очами, недобро усмехнулся он.

   — В стену-то зачем?

   — А чтобы крепче была. В каждом кремле свой Правдий замурован. Потому и стоят веками.

   — Так зачем пожаловал?

   — Почувствовал — время моё наступило. Я нужен тебе. — Похоже, что этот монах не ведал сомнений.

   — Нужен, — подтвердил я. — Сейчас начнём.

   В пространстве возникла конторка, письменные принадлежности и толстый фолиант в переплёте из буйволовой кожи, весьма потёртом. Правдий выжидательно посмотрел на меня.

   — Какая тоска! — проскрипел я зубами, смутно чувствуя, что кого-то цитирую, и это тоже раздражало. Метод случайной выборки не хуже любого другого, если выборка состоятельна. Но я вовсе не расположен был задерживаться здесь, ибо я ЗНАЛ об этом времени ГЛАВНОЕ. Какая тоска — знать и убеждаться в непогрешимости знания! .. Ну что ж, используем метод случайного моделирования. Это может немного развлечь…

   Первый экземпляр оказался буйным. Благо на площади было пусто и темно. Возносясь в мою обитель, он размахивал в воздухе руками и ногами, и всё порывался выхватить маузер. Пришлось усыпить. Экземпляр, смачно похрапывая, проник сквозь стену и опустился на пол. Я разбудил его.

   — Ах ты, контра лупоглазая! — взорвался он тут же, трясущимися руками отыскивая маузер. Пришлось разрешить ему удовлетворить свое навязчивое желание. Он разрядил в меня всю обойму. Где-то внизу поднялась суета. Экземпляр ошарашено смотрел то на меня, то на орудие убийства, которое его никогда не подводило.

   — Я приношу вам извинения, милостивый государь, за столь бесцеремонное обращение, но согласитесь, что сами вы бы не нашли пути сюда, — и движением руки я предложил полюбоваться видом древней площади сверху.

   — В ЧК оправдываться будешь, — буркнул Экземпляр, подошёл к стене, присвистнул и продемонстрировал глубокое знание неформальных сокровищ русского языка.

   — Кто ты? — наконец, поинтересовался он.

   — По-вашему, пролетарий. Кузнец, Гончар, Плотник…

   — Кузнец?.. Кузнец — да, годишься! .. Дак чё ж ты выкобениваешься, как сучка белогвардейская? Ты чё ж беззаветного бойца революции оскорбляешь, шерсть на носу?!

   — Понять хочу… Я же принёс свои извинения.

   — Не по-нашему выражаешься… Кузнец? — бдительно посмотрел на меня Беззаветный Боец. — У меня мандат! — вдруг взвизгнул он. -Меня завтра сам товарищ Сталин примет! Выпусти меня, гнида белогвардейская, сей же час!

Ролл ап паук мобильные стенды roll up паук.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10


Похожие публикации -
  • Константин Крылов. АБС
  • Писатель Дмитрий Глуховский рекомендует…
  • Парадный вход
  • 1983-й год
  • Российская писательница-фантаст Ольга Захаровна Жакова
  • Оставить комментарий