Почитать:

Айсберг Тауматы

Без оружия

В стране водяных

Второе Средиземье

Пепел бикини
Пепел бикини 2

Сокращённый пепел бикини

День Триффидов
День Триффидов 2

Звери у двери

Жук в муравейнике

Летающие кочевники

Машина желаний

Мир иной

Бататовая каша

Ковролин

Огненный цикл

Пионовый фонарь

При попытке к бегству

Саргассы в космосе

Семейные дела

Совсем как человек

Трудно быть рэбой

Старые капитаны

Хорек в мышеловке
Хорек в мышеловке 2

Христолюди

Четвертый ледниковый период

Экспедиция тяготение

Экспедиция на север

Частные предположения

Мы живем хорошо!

За стеной

Камни у моря

Тройка семёрка туз

Детская

Психтеатр

А и Б

Живые трупы

Лиола

Диктаторы и уроды

Император Иван

Старый обычай

Продавец органов

Пальто из пони

8 комедий


RSS

В поисках милосердия, или За сорок лет до…

   Ну и «Вовочка из Вовочек», самый натуральный Вовка-гадёныш и даже гад: Колпаков Пётр Пётрович, жаждущий засунуть человечество под колпак своей личной власти. Для осуществления сего он представил Демиургу проект, в котором «речь идёт о «Необходимых организационных и кадровых мероприятиях для подготовки и проведения кампании по Страшному суду». Основным мероприятием в этом плане значилась Третья Мировая (ядерная) война. Его кредо: «Был бы хаос, а всё остальное я беру на себя, у меня агнцев вообще не останется, ни одного! » Причем агнцы — «это сеятели. Сейте разумное, доброе, вечное: это про них сказано…» Так-то… А «такой рослый, такой благообразный, такой русый, и широкие плечи, и кровь с молоком, и глаза вполне стальные, а в то же время какая-то бледная немочь во всем…»

   Резюме Демиурга: «Проводить! Пальто не подавать! »

   А вот оценка Агасфера Лукича: «Ему Великое служение нужно! Он создан для служения! Чтобы всех, кто под ним, — в грязь, но и сам уж перед вышестоящим — в пыль…»

   Нет зверя страшней раба, дорвавшегося до власти!

   Я вот и подумал: почему Демиург сначала прогнал от себя всю эту нечисть, а потом вдруг приютил? Карантин, лепрозорий, изоляция отягощенных злом от общества, чтобы не заразили? (озарение № 3?)

   На гипотезу относительно «Вовочек в карантине» намекает и Агасфер Лукич, правда, тут же называя её убогой. Что ж, примем критику сверху, как обычно, с чувством глубокого удовлетворения, но процитируем: «Почему бы не предположить, например, что известное лицо, вконец отчаявшись затопить Вселенную добром, решило, по крайней мере, избавить её от зла?.. Собрать в квартиру без номера всех наиболее омерзительных, безапелляционных, неисправимых и настырных носителей разнообразного зла, а, собравши, утопить в Тускарорской впадине?»

   И хватит о них. Слишком много чести. Нас ждут другие измерения многомерной вселенной романа.

   

   ПРОТОКОЛ «03» (3).

   3. Избушка на курьих ножках с душераздирающим скрипом поворачивалась к кому-то задом… (ах, Сусанна!), а к кому-то пе… Перестройка! Рычащие самосвалы подвозили дефицитные материалы для постройки общественного храма и сваливали их в кучи неподалеку от котлована под фундамент. Возле каждой кучи была воздвигнута табличка, видимо, чтобы не перепутали одно с другим по назначению.

   «Свободный труд», — значилось на одной. «Компетентность» -сообщалось на другой. Далее пребывали: «Социальная справедливость», «Политическое равноправие», «Демократия», «Правопорядок», «НТР». Отдельными кучами сияли нравственные ценности: «Человечность», «Милосердие», «Взаимопонимание», «Взаимоуважение», где-то переходящее в «Любовь», «Чувство прекрасного» и «Красота», прикрытая замурзанным брезентом, видимо, чтобы не растащили, или для пущей сохранности. Были тут и «Совесть», и «Честь и достоинство личности», и «Честность». Особыми табличками были обозначены всяческие диковинные свободы, как-то: «Свобода слова», «Свобода печати», «Свобода личного выбора», «Свобода волеизъявления», «Свобода выборов», «Свобода творчества», «Свобода общения»… «Свободы любви» я не обнаружил, надо полагать, потому что это нонсенс: любовь и свобода?!

   Была там и «Свобода собраний», но у меня к собраниям аллергия, поэтому я близко не подходил — не могу сказать, как выглядит.

   А если б вы видели, какую гору «Экономических методов хозяйствования» и «Демократических способов управления» навалили, вы бы ахнули!

   И где только весь этот дефицит раскопали?! Небось, на задворках дачи какого-нибудь мафиози обнаружили, в ямах для силоса? Любопытно, конечно, но главное — не где были стройматериалы для нашего храма, а где они сейчас находятся. Так что пора засучивать рукава. Жаль только — команды ещё не было. Вернее, была с самого «верха», но на неё никто не обратил внимания, потому что в это время «прорабы перестройки» не на шутку сцепились с «первостроителями».

   «Прорабы» требуют: — Пустите нас к котловану! Мы будем закладывать Фундамент! А первостроители в ответ: — Дудки вам! Опоздали. Всё уже давно построено!

   — Да где же построено? Вот ведь котлован! Пустой, — верят своим глазам «прорабы».

   — Не верьте глазам своим, — требуют «первостроители». — Храм построен, но не над землей, как вы по глупости желаете строить, а под землей. Гарантирован полный порядок: все коммуникации и системы обеспечения — в наших руках. Свет, вода, воздух. Все на своих местах, все на своих этажах. Никто никуда не убежит, потому что ключи от всех выходов у нас. Нет ничего надёжнее подземного храма — никакое землетрясение и никакая атомная война ему не страшны.

   — А перестройка?! — пугают «прорабы».

   — Чтобы перестраивать, надо ломать, — мудро улыбаются «первостроители», — а как вы будете ломать под землей?

   — А мы сверху… Зальём бетоном и ввысь!

   — Но там же люди! — гуманно напоминают «первостроители».

   «Прорабы» грустно поглядывают в сторону кучи с табличкой «Человечность», да и через «Милосердие» так просто не перешагнёшь.

   — Мы их выведем к свету! — отвечают «прорабы».

   — А им не нужен ваш надземный открытый всем стихиям Храм. Они не привыкли, им будет страшно.

   — Пустите нас к котловану! — не сдаются «прорабы», и всё начинается сначала.

   А дефицитные материалы тем временем покрываются пылью, выветриваются, вымываются дождём и запорашиваются снегом. Обычное дело для наших новостроек.

   

   4. Я с тоской смотрел на…

   

   ДНЕВНИК 03. 20.09.88

   Но сначала отыщем центр вселенной романа, начало её системы координат. Это УЧИТЕЛЬ. Единый во множестве ликов: Иисус — он же Рабби, Георгий Анатольевич Носов — Г. А., Нуси — его сын (бог-отец, бог-сын? Ну а Дух святой на то и дух, чтобы витать между строк).

   Учитель и ученики, Мессия и его апостолы.

   К сожалению, отцы православной нашей церкви точно так же не ловят мышей, как и их коллеги от марксизма, посему я знаком с Евангелием только по Гегелю, Зенону Косидовскому да смутным детским воспоминаниям о том, как когда-то читал бабушке Нагорную проповедь. Но и этих скудный знаний мне хватило, чтобы ощутить евангельскую форму нового романа Стругацких.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10


Похожие публикации -
  • Константин Крылов. АБС
  • Писатель Дмитрий Глуховский рекомендует…
  • Парадный вход
  • 1983-й год
  • Российская писательница-фантаст Ольга Захаровна Жакова
  • Оставить комментарий