Почитать:

Айсберг Тауматы

Без оружия

В стране водяных

Второе Средиземье

Пепел бикини
Пепел бикини 2

Сокращённый пепел бикини

День Триффидов
День Триффидов 2

Звери у двери

Жук в муравейнике

Летающие кочевники

Машина желаний

Мир иной

Бататовая каша

Ковролин

Огненный цикл

Пионовый фонарь

При попытке к бегству

Саргассы в космосе

Семейные дела

Совсем как человек

Трудно быть рэбой

Старые капитаны

Хорек в мышеловке
Хорек в мышеловке 2

Христолюди

Четвертый ледниковый период

Экспедиция тяготение

Экспедиция на север

Частные предположения

Мы живем хорошо!

За стеной

Камни у моря

Тройка семёрка туз

Детская

Психтеатр

А и Б

Живые трупы

Лиола

Диктаторы и уроды

Император Иван

Старый обычай

Продавец органов

Пальто из пони

8 комедий


RSS

В поисках милосердия, или За сорок лет до…

   Вот ведь как поэтично определяет Его сущность Владимир Орлов, уподобляя Ему своего героя-аптекаря: «Здесь он был… Демиург. Здесь он него зависело течение жизни в природе, в людском сообществе, в любой человеческой натуре, в любой живности, в любом зелёном побеге. Здесь и каждая звезда… была в его управлении, здесь каждая былинка… вздрагивала при движении его бровей и губ… здесь он был целитель и колдун… и хирург, и терапевт, и акушер, и хозяин сновидений… и врачеватель душ…» Вот вам и начало, производящее материю, отягощенную злом! Учитывая давние демонические связи, этот источник информации может оказаться более надёжным, чем какие-то там гностики без учёной степени. Хотя, если ЗЛО — атрибут материи (разумной материи, разумеется), то и гностики правы: Он жаждет производить её, освобожденною от зла, а она производится отягощенною им. Вечная трагедия вечного Существа! Недаром специалист по демонам предупреждает: «Но ведь кому не стоит обольщаться? Не приказчику в лекарственном магазине, а действительно существу взлетевшему над жизнью, влияющему на ход бытия… Может и именно демиургу… из-за тщеты своих усилий улучшить участь человеческого рода.»

   Да не обольщается он! Совсем не обольщается. Он работает! И не случайно настойчиво напоминает вопрошающим, что, прежде всего, он Кузнец, Плотник, Гончар, т.е. мастер, ремесленник, а значит — трудяга, непосредственно-творческое начало мироздания, создающее космос из материи сообразно с вечным образцом. Так считал Платон. Гностики пришли потом и всё запутали.

   Что, в таком случае, этот трудяга делает в странной квартире? На конкретный вопрос Он отвечает совершенно конкретно: «Я ищу Человека… Я ищу человека с большой буквы.» Понятно, что ищет тщетно, ибо те, кто вступил с ним в контакт: » — Все они хирурги или костоправы. Нет из них ни одного терапевта.» Стало быть, нужен Человек с большой буквы он же Терапевт с большой буквы (ах, как ошибся Орлов, предложив Ему всего лишь Аптекаря!).

   Зачем?

   Да чтобы лечить от ЗЛА род человеческий!

   Почему же ОН сам не лечит, коли такой всемогущий?

   Да потому что Он — это Мы, это Наше персонифицированное творческое (творящее, созидающее) начало, без нас существовать неспособное. Он может всё, что угодно, сотворить с мирозданием — хоть «звёздные кладбища» устроить, хоть «дачу в Песках». А с душой человеческой — не может, ибо сам есть продукт Духа Человеческого. И если человечество отягощено злом, то и Демиург порождает материю, отягощенную злом. А цель у него иная — создавать по вечным образцам, то есть создавать Идеал. А из какого, прости господи за мягкое выражение, строительного материала создавать?! Заколдованный порочный круг… Змея, кусающая себя за хвост — символ бесконечности… БОЛЕЗНЬ! ..

   Хирургов и костоломов Он уже за многострадальную историю человеческую перепробовал вдосталь. Более чем надо, за неимением лучших специалистов. Обрыдло Бессмертному. ТЕРАПЕВТА!

   Храм на крови — это как «Сусанна с пенисом» — будущей жизни ей не родить, да и в настоящей от неё никакого удовольствия…

   Хозяин второй — Агасфер Лукич, он же Иоханаан Богослов, он же Иоанн Боаннергес, он же лже-Эспера-Диос, он же Ботадеус, Ударивший бога — Вечный Жид. Он же Искатель и Ловец Жемчуга Человечьего. Последнее для нас особенно существенно, ибо объясняет его «интерес» во всей этой истории, да и в Истории вообще.

   Итак, жемчуг Человечий, тень, душа, духовная сущность, Я, ЭГО, нематериальная субстанция — то, без чего хомо сапиенс превращается в хомо хапиенс. Агасфер Лукич — Исследователь, Научный работник, находящийся пока на стадии накопления информации, первоначального её анализа. «Он вдруг понял, что открыл для себя, чем ему заполнить предстоящую необозримую вечность. Он будет искать, обнаруживать и приобретать всё новые и новые жемчужины. Он будет неторопливо, но глубоко познавать механизмы их сродства и взаимоотталкивания, природу их образования и развития… Он научится обустраивать историю вида хомо сапиенс таким образом, чтобы выращивать именно те виды и сорта жемчужин, которые в данный миг (миг — это тысячелетие? геологическая эпоха? — В. В.) в данных условиях более всего привлекают и воспламеняют его. Он мечтал уже о селекции и — кто знает? — может быть о синтезировании их вне раковин… Так в наши дни маленький мальчик мечтает о счастье сделаться водителем мусоровоза.» (Ах, авторы, разве можно так издевательски уподоблять бессмертных…? Впрочем, свои люди — сочтётесь.)

   Но вернёмся к профессии Агасфера Лукича. Это Знаток, Ученый. Он тоже Мы, но другая наша бессмертная ипостась — персонифицированное познающее начало, точнее даже — самопознающее начало: его интересуют не тайны мироздания, но тайны Духа Человеческого.

   Итак, два жильца, два хозяина — это Практик и Теоретик, это рабочий и ученый, это Начало Действующее и Начало Познающее. Потому они и нужны друг другу, что Начало Действующее способно только «перетасовывать» имеющиеся в его распоряжении сущности. В том числе и духовные. Для того же, чтобы вырваться из заколдованного круга необходимо созидание новых сущностей, что невозможно сделать, не пройдя Пути Познания. Но и Путь Познания требует определённых затрат. Изменение духовной сущности требует и изменений в мире материальном а это уже прерогатива Начала Действующего. Это вовсе не мистическое разделение труда. Так мы и живём. В лучшие периоды своей истории. Ибо когда нет согласия между Началом Действующим и Началом Познающим история заболевает. Причем «конечно, бытие определяет сознание. Это как правило. Однако, к счастью, как исключение, но достаточно часто случается так, что сознание опережает бытие. Иначе мы бы до сих пор сидели в пещерах.»

   Озарение № 2: не оставляйте Демиурга без Агасфера Лукича! Кстати, почему Агасфер — нам объяснили. А почему Лукич? От Луки (автора Евангелия) или от Лукавого? (Надо спросить Г. А.)

   

   ПРОТОКОЛ «ОЗ» (2).

   2. И тут я почувствовал СТРАХ. Даже два диалектических страха. Страх ответственности (ну, этот-то привычен!): вдруг смогу, сделаю — а выйдет плохо?! Ведь речь пойдет о судьбах мира и человечества! И страх творческой импотенции: вдруг скажут — действуй! — а я не смогу, не буду знать как? И всё останется по-прежнему.

   И ведь страхи небезосновательные. Горький Исторический Опыт прямо-таки толкает нас повернуться лицом к Исторической Ответственности. Не годится творить Историю «на авось»: «ввяжемся в драку, а там посмотрим». Слишком много трупов осталось после «драки».


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10


Похожие публикации -
  • Константин Крылов. АБС
  • Писатель Дмитрий Глуховский рекомендует…
  • Парадный вход
  • 1983-й год
  • Российская писательница-фантаст Ольга Захаровна Жакова
  • Оставить комментарий