Почитать:

Айсберг Тауматы

Без оружия

В стране водяных

Второе Средиземье

Пепел бикини
Пепел бикини 2

Сокращённый пепел бикини

День Триффидов
День Триффидов 2

Звери у двери

Жук в муравейнике

Летающие кочевники

Машина желаний

Мир иной

Бататовая каша

Ковролин

Огненный цикл

Пионовый фонарь

При попытке к бегству

Саргассы в космосе

Семейные дела

Совсем как человек

Трудно быть рэбой

Старые капитаны

Хорек в мышеловке
Хорек в мышеловке 2

Христолюди

Четвертый ледниковый период

Экспедиция тяготение

Экспедиция на север

Частные предположения

Мы живем хорошо!

За стеной

Камни у моря

Тройка семёрка туз

Детская

Психтеатр

А и Б

Живые трупы

Лиола

Диктаторы и уроды

Император Иван

Старый обычай

Продавец органов

Пальто из пони

8 комедий


RSS

«В ОКНА СОННЫЕ ЛУНА ЛЬЁТ СИНИЙ СВЕТ…»

Борис Натанович Стругацкий, писатель-фантаст

Бессмертная повесть «Извне»
Интервью взял Сергей Иванов


/ Мат-мех через десятилетия. – СПб.: «ЭВЕРЕСТ – Третий Полюс», 1997 – с. 53-55.


   Когда Вы учились на мат-мехе и кто из преподавателей Вам особенно запомнился?

    Вообще-то запоминаются не самые лучшие, и даже не самые худшие. Запоминаются самые странные. Но не будем о них. Учился я на мат-мехе в 1950-55 гг. И навсегда запомнил Кирилла Федоровича Огородникова, читавшего у нас звездную динамику, и Татеоса Артемьевича Агекяна, преподававшего МОН, математическую обработку наблюдении. Эти двое, по сути, определили круг моих научных интересов, да и всю мою жизнь, на добрые полтора десятка лет вперед.


    Почему, поступив на факультет, Вы предпочли заняться именно астрономией?

    Я изначально поступал на астрономическое отделение. Две науки интересовали меня в ту пору: физика и астрономия. На физфак меня не взяли, несмотря на серебряную медаль. Я приуныл было, но не очень: астрономия была для меня любовь номер два.


    Какое влияние на Ваше творчество оказало математическое образование с «астрономическим уклоном»?

    Я бы сказал, все-таки: «астрономическое образование с математическим уклоном». Влияние, наверное, оказало, но малосущественное. Чисто научная проблематика братьев Стругацких как писателей никогда по-настоящему не интересовала.


    Считате ли Вы, что Ваш путь в литературе начался со студенческой, самодеятельной песни?

    Разумеется, нет. Как и всякий начитанный мальчик, я с младых ногтей сочинял стихи. И песенки – поскольку уже с десятого класса начал бренчать на гитаре. Вообще, не надо преувеличивать моих достижений в области самодеятельной песни. Мне рассказывали, что археологи и сейчас поют мою песенку на мотив «Мне ж бить китов на кромке льдов…» (очень некогда популярной песни). На мат-мехе, кажется, помнят, «В окна сонные луна льет синий свет…», и еще, вроде бы, любители поют песню «Дети тумана», которую я сочинил в девятом классе, которая потом была нами вставлена в повесть «Страна багровых туч» и стала таким образом широко известна. Что же касается прочих стихов и песенок, все они оказались, так сказать, для внутреннего употребления.


    Какое событие Вы могли бы назвать началом своей «непрофессиональной» литературной деятельности?

    Научно-фантастический рассказ со странным названием «Виско», который я написал в восьмом классе и подал в качестве сочинения на вольную тему. Учительнице этот рассказ очень понравился, и, по-моему, зря – через пяток лет я его сжег в приступе законного самоуничижения.


    Когда и с какой публикации началась Ваша профессиональная творческая деятельность?

    В 1958 году журнал «Техника – молодежи» опубликовал рассказ братьев Стругацких «Извне» – это и было начало. В Пулковской обсерватории, где я тогда работал, читающая публика откликнулась на появление данного художественного произведения следующим текстом:

Писатель Стругацкий с фантастикой дружен,

Научно подкован вполне.

Блистает мыслями внутри и снаружи

Бессмертная повесть «Извне».


    Считаете ли Вы, что математику полезно владеть литературным языком?

    Литературным языком полезно владеть каждому образованному человеку. Математик в этом смысле не есть исключение, хотя в любой статье можно, в принципе, обойтись десятком штампов типа: «Отсюда легко видеть, что…» и «…Учитывая (7) и (14), после несложных преобразований получаем…».


    Что бы Вы пожелали студентам кафедры астрономии нашего факультета?

    Надо научиться читать периодику. Упаси вас Бог вообразить, что вся астрономия заключена в полудюжине учебников! В учебниках – история астрономии. А современная астрономия в журналах и оттисках.

    12 июля 1997 года

   

    Напомню текст песни, которая в 1960 году вошла в сборник «Поют студенты мат-меха»:

* * *

В окна сонные луна льет синий свет,

Тени резкие ложатся на паркет.

Час пошел не ранний,

И в ночном тумане

Дремлет опустевший факультет.

Все мы знаем – эти годы пролетят,

Но всегда студент мат-меха будет рад

Вспоминать порою

Ночи над Невою,

Молодость, мат-мех и Ленинград.

Вспомни ночи, когда так хотелось спать,

Когда было на науку наплевать,

Вспомни, улыбаясь,

Как зубрил анализ,

Вспомни, если будешь вспоминать.

Вспомни час, когда три слова не связать,

И три слова, что так хочется сказать,

Вспомни дорогие,

Самые родные,

Ласковые девичьи глаза.

В окна сонные луна льет синий свет,

Тени резкие ложатся на паркет.

Час пошел не ранний,

И в ночном тумане

Дремлет опустевший факультет.

Б. Стругацкий



Похожие публикации -
  • То, что не вошло в 11-ти томник АБС от «Сталкера»
  • Время учеников — трехтомник
  • Время учеников (Миры братьев Стругацких)
  • Сборник «Русская фантастика — 2013»
  • Алексей Федорченко работает над экранизацией «Малыша» братьев Стругацких
  • Оставить комментарий