Почитать:

Айсберг Тауматы

Без оружия

В стране водяных

Второе Средиземье

Пепел бикини
Пепел бикини 2

Сокращённый пепел бикини

День Триффидов
День Триффидов 2

Звери у двери

Жук в муравейнике

Летающие кочевники

Машина желаний

Мир иной

Бататовая каша

Ковролин

Огненный цикл

Пионовый фонарь

При попытке к бегству

Саргассы в космосе

Семейные дела

Совсем как человек

Трудно быть рэбой

Старые капитаны

Хорек в мышеловке
Хорек в мышеловке 2

Христолюди

Четвертый ледниковый период

Экспедиция тяготение

Экспедиция на север

Частные предположения

Мы живем хорошо!

За стеной

Камни у моря

Тройка семёрка туз

Детская

Психтеатр

А и Б

Живые трупы

Лиола

Диктаторы и уроды

Император Иван

Старый обычай

Продавец органов

Пальто из пони

8 комедий


wypadanie włosów u dzieci, dolna
RSS

ТРУДНО БЫТЬ РЭБОЙ

Слабость в ногах прошла, дон Рэба вновь склонился над сундуком. Хранящимся в нем оружием можно было запросто сокрушить пяток царств средних размеров, но, слава богу, его работа в Арканаре не сводилась к тому, чтобы отдать здешний мир на растерзание рыжим стервятникам. Поэтому он и выгребал из сундука средство более сильное, чем любое оружие.
Карманы набиты соанскими сладостями — теперь все готово. Он повернулся к стрельчатым окнам.
Над черепичными крышами свинцовое небо, серыми полотнищами провисающее между шпилями церквей. Площадь с прилегающими улочками пятерней распласталась далеко внизу. Воркованье голубей. Редкие черные фигурки прохожих. Опять, опять в дорогу, и не видно конца этому пути.
Внезапно он понял по какой причине вел нескончаемый спор с Мечтателями и с какой стати они и люди-боги столь опасно сошлись в его душе. Во всем мире существовала одна-единственная роль, требующая столь весомого нравственного превосходства и такой крепкой, лишенной любых сомнений руки.
Это была роль палача.

 

Глава 4

— Какой дар всевышнего самый ценный, дети мои? Что помогает человеку спокойно претерпевать печали земной юдоли, смиряет его бесовскую гордыню, заставляет прощать обидевших его, повиноваться властям земным и любить силы небесные? Кто ответит, дети мои?
Епископ сделал паузу, внимательно изучая лица старшеклассников, лучших учеников Патриотической школы, специально собранных на его последний урок. Глуповатые, восторженные, хитрющие, взволнованные мордахи — ничего особенного, но как трудно ему бы здесь пришлось без этих живых лиц.
-Что скажешь, сын мой Фатий?
Поднялся толстощекий недоросль, сладко размечтавшийся на задней скамье то ли о близком ужине, то ли о задастой белокурой дочке булочника с соседней улицы. К нему тут же повернулся чернявый парнишка с невинно-бесовскими глазищами и беззвучно зашевелил губами. Фатий проморгался, звучно высморкался в рукав, ткнул чернявому в рожу здоровенную фигу и, теленком уставившись епископу в глаза, только вздохнул вместо ответа.
— Повтори вопрос, сын мой.
Повторился вздох.
— Садись, сын мой. После урока подойди к надзирателю и получи три розги.
На сей раз Фатий так вздохнул, что класс содрогнулся от хохота, впрочем, смех быстро стих под цепким взглядом епископа. Дон Рэба ждал, но никто не брал на себя смелость высказаться. Не так уж часто урок у них вел сам боевой магистр Святого Ордена. Что ж, тема урока выбрана верно.
— Страх божий, дети мои, страх божий есть самый ценный подарок господа нашего, а также источник духовных и прочих богатств нашей церкви. На смертном одре он приводит к смирению самых вольнодумствующих книгочеев, самых мятежных баронов и прочих воров и развратников. А как бы мы держали в узде ленивый, подлый люд, не будь в руке Святого Ордена этого бича божьего? И в деле управления королевством он также на первом месте. Всюду, всюду страх божий, дети мои. Вот только управиться с ним не просто. Для этого вы должны научиться читать в людских душах также легко, как книгочей читает в своих злокозненных книгах.
Прохаживаясь от скамьи к скамье, дон Рэба неспешно читал один из любимейших своих трактатов “О благодетельном страхе божьем”, не забывая изредка отвешивать властной рукой подзатыльники особо резвящимся балбесам. Грех умозрительности всегда был чужд дону Рэбе. Те же скамьи, к примеру. Ведь неудобно на них учиться, давно бы пора парты изобрести, но времени мало, так мало времени, поэтому и руки до всего не доходят. Слишком много еще чего надо, и нет мелочей.
Трактат катил по накатанной дорожке. Епископ принялся растолковывать самые трудные места, вдалбливая в стриженые головы мысль, что цель пастыря не замордовать ослушника, а направить его на путь покаяния. Не обречь, а спасти его! Но особенно трудно это сделать с закоренелыми в заблуждениях книгочеями…
— Ты что-то хотел спросить, сын мой Герик?
— Да, отец Рэба. Не пойму я, никак не пойму, почему нельзя оставить только святые книги? Почему нельзя взять и уничтожить всех светских книгодержцев? Нас ведь учили ненавидеть мерзких книгочеев. Книгочей — это посланец ада, сын Сатаны, шпион, сволочь, и их еще спасать, да их…
Голос сорвался, мальчишка только рукой махнул со сжатым кулачком. Худ. Тщедушен. Лишь глаза горят из-под челки. Ох этот руматовский блеск в глазах. Как же они все одинаковы.
— Герик, сын мой, запомни, книгочей книгочею рознь. Вреден умствующий книгочей, разрушающий основы, претендующий на истину, будто вся она не у господа нашего. Такого — конечно.
Епископ сделал выразительный жест и продолжил:
— Но ведь есть и другой книгочей. Трепещущий пред властями, кои от Бога, книгочей — патриот Арканара, устремляющий свое ничтожество на его величие. Прославляющий мудрость владык и улавливающий любое поползновение государственных нужд. Вот какой книгочей нам нужен. Понял, Герик?
Мальчишка только засопел в ответ. Глаза опущены, но стоит набычившись.
— У тебя сомнения, сын мой?
— Как можно. Но не верю, не верю я этим гадам! Почему Господь только попускает книгочеев?
А ведь прав мальчишка. Сам не знает как прав! Рэба вспомнил Циторика Хромого, который на первом же, нет, не допросе, на первом же духовном собеседовании выдал лучшего друга-поэта, собственноручно потом швырял в очищающий огонь свои книги и за гроши, за похлебку на королевской кухне сочинял оды сановникам и серой гвардии.
Все? Думаете, на этом кончился книгочей? Нет, тут-то все и началось. Вдруг ни с того ни с сего этот жалкий Циторик, эта ошибка господа, сочинил вреднейший памфлет «О бандитской природе серой власти», в которой так высмеял власть торгашей и лавочников, что серые до сих пор зубами скрипят только при упоминании его имени. Сам же Циторик бежал из города, скитался, когда же анонимность автора была раскрыта, Циторик под самым носом у имперских судей бежал в Соан, потом к пиратам, где и пропал в безвестности.
Ненадежны, ох ненадежны эти книгочеи, даже самые продажные из них. Такова их богомерзкая натура.
— Садись, сын мой. Ты спрашиваешь: зачем господь попускает книгочеев? А зачем он вообще попускает зло в этом мире? Задумайтесь, дети. Это важно. А для того Всевышний попускает в мир книгочеев и всяческое зло, чтобы творить из него добро. Но мы в смирении нашем не смеем уподобляться Всевышнему. Мы только молот, лишь орудие в руках господа, которым он выковывает из мерзкой руды зла разящий стальной меч. Мы молот господа во славу его.
Мальчишка сел, так и не подняв взгляд на епископа. Тот покачал головой.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13


Похожие публикации -
  • Трудно быть богом
  • 2001-й год
  • Сказание о Вещем Румате
  • РЫЦАРЬ СЛАВНОГО ОБРАЗА
  • 2000-й год
  • Оставить комментарий