Почитать:

Айсберг Тауматы

Без оружия

В стране водяных

Второе Средиземье

Пепел бикини
Пепел бикини 2

Сокращённый пепел бикини

День Триффидов
День Триффидов 2

Звери у двери

Жук в муравейнике

Летающие кочевники

Машина желаний

Мир иной

Бататовая каша

Ковролин

Огненный цикл

Пионовый фонарь

При попытке к бегству

Саргассы в космосе

Семейные дела

Совсем как человек

Трудно быть рэбой

Старые капитаны

Хорек в мышеловке
Хорек в мышеловке 2

Христолюди

Четвертый ледниковый период

Экспедиция тяготение

Экспедиция на север

Частные предположения

Мы живем хорошо!

За стеной

Камни у моря

Тройка семёрка туз

Детская

Психтеатр

А и Б

Живые трупы

Лиола

Диктаторы и уроды

Император Иван

Старый обычай

Продавец органов

Пальто из пони

8 комедий


RSS

ТРУДНО БЫТЬ РЭБОЙ

В конце концов Рэбе это надоело. Авторитет короны, покой государства требовал вмешательства. Дон Рэба поймал Весельчака, припомнив кошелек, лично перешиб ему ломиком пару-тройку ребер, посадил на цепь да подержал Весельчака на цепи в подземелье с полгодика. В дальнейшем одарив мелким титулом и внушительных размеров поместьем, сделал личным помощником. Так окончательно умер Рика Весельчак — неутомимый облаза, прохвост, шулер, разбойник и вор, и появился Рыжий — талантливый политик, толковый организатор и первейший помощник министра охраны короны. Его верная разбойная тень, без которой ну никак не обойтись приличному средневековому министру.
Дон Рэба отметил посторонний звук, упрямо пытающийся добраться до его сознания. Рыжий опустил кулак от лица — покашливание прекратилось. Нетрудно было догадаться: план готов.
— Итак, я слушаю. Только в самом общем виде.
Рыжий взял арбалет, прицелился куда-то в потолок, сделал вид, что стреляет, потом — пируэт и, когда первый министр уже приготовился взорваться, заговорил. Надо отдать Рике должное: задуманное он излагал четко, просто, ясно, так что через минуту вся интрига была как на ладони.
Ключ к интриге — брат руматовой пассии. Его надо сыскать, облагодетельствовать, может быть, повысить в чине и намекнуть, что Орден не одобряет распутное поведение своих слуг, а также их родственников. Мол, перспективы дальнейшей карьеры туманны, пока его сестра живет в грехе, пусть даже и с благородным доном. Дальнейшее просто: подпоив брата и его дружков, сообщить им об отъезде Руматы ( мнимом); наверняка пьянчуги не вытерпят и попрутся выжигать благородный вертеп да вызволять сестричку из лап сановного сластолюбца и соблазнителя, а тут — второй ключ: нежданное явление Руматы и сразу же подлое убийство Миры, Киры, или как ее там, на глазах оного благородного дона, конечно, человека военного, тренированного, но и таковой не выдержит, ежели убийцы орудуют прямо на твоих глазах. А братец и Киру, кстати, вызовет под стрелы.
Рыжий излагал план и ненавязчиво, в такт дирижировал арбалетом, а дон Рэба уже думал о другом. О том, как легко Рика нащупал самое уязвимое место Мечтателей, их вечную слабость — неумение, нежелание жить по законам времени, в котором они оказались. Ну кто благородному дону Румате мешал освятить в церкви свои отношения с этой рыжей? Брат ему бы руки тогда целовал. Хвастал бы по всем пивным. Куда уж! Плевать хотел благородный Мечтатель на требования времени, не указ они ему, вот и получи…
Рыжий нацелил арбалет в потолок и изобразил выстрел, этой пантомимой завершив изложение интриги. Аккуратно положил арбалет на стол — разве что не раскланялся.
Комбинация была настолько изящной, простой и ясной, что Рэба мысленно поаплодировал своему помощнику. Хват. Мастер. Знатный импровизатор! Как ловко вплел арбалет в свое злодейское действо. Рэба хорошо знал эту способность Рики, но каждый раз не уставал этой способности удивляться: вот так запросто, ухватить первый подвернувшийся под руку предмет, порой случайный и, оттолкнувшись от него, выстроить целый план, вставить в него этот же предмет, в данном случае — арбалет, и в итоге умудриться сплести концы с концами — это дано не каждому.
— Я могу идти? — Рыжий с поклоном подвинул арбалет епископу. Тот отодвинулся.
— Нет. На тот случай, если план провалится, — Рэба махнул рукой на открывшего было рот помощника, — повторяю, если замечательный план наш в пример всем замечательным планам провалится, на этот случай потребуется отец Кабани. Сыскать мне его и доставить в Веселую Башню.
— Живого или мертвого?
-Зачем мне мертвый отец Кабани? Он что, лев? Скорее осел, а кому нужны мертвые ослы? К тому же он много болтает. А при пьяных болтунах и у молчунов развязываются языки. Таких любят — наша забота эту слабость использовать.
Зачем епископу отец Кабани? Вопрос был буквально нарисован на физиономии Рики, но как раз это епископ и не собирался ему объяснять.
— Чуть не забыл, ваше преосвященство, там капитан охраны давно жаждет предстать. Тот, которого вы приготовили на место Цупика. Не терпится ему. Просить?
— Что ему нужно?
— Говорит: какое-то каменное чудище, ну прямо из ада, завелось во дворце…
— Мне сейчас не до фантазий!
Брови Рики полезли вверх.
— У капитана? Фантазии? Впрочем, не кажется ли вашему преосвященству, что нам во дворце становится слишком тесно?
И, оскалившись в жутковатой ухмылке, Весельчак исчез. Тяжелая портьера колыхнулась и замерла. Вот и все. Вопрос решен. Тетива натянута. Осталось лишь нажать на спусковой крючок.
Епископ извлек из кармана невиданный для средневековья предметец, маленькое зеркало, и поднес его к лицу. Неудовлетворенный результатом дон Рэба еще раз проверил степень ублюдочности своей физиономии. Слабовато для первого министра, ты так не распускайся, друг, подумал он и спешно добавил гримаску подлости. Привычное сочетание подколодного злодейства и сановной тупости, столь необходимое для первого лица королевства, вновь воцарилось на его физиономии. Теперь можно и за работу.
Сотни неотложных дел, составляющих жизнь первого министра, закрутили, завертели дона Рэбу. Встреча с представителями торгового люда, прием послов и делегации Соана, беседа с осведомителями, шпионящими за негоциантами, и все срочно, все сейчас, ибо иначе не имеет смысла.
Перевел дух он не скоро, а только уединившись в охотничьем домике, что рядом с Веселой Башней.
Со всей осторожностью министр открыл стоящее перед ним серебряное ведерко. Там находилась еще одна штуковина, невиданная для раннего средневековья. Дон Рэба пересыпал порох. Аккуратно черпал его из ведерка деревянным совком и набивал в кулек, и этот тряпичный кулек был для него сейчас дороже всего на свете. И только дон Рэба знал, ч т о суждено взорвать этому скромному кулечку.
Внезапно дверь распахнулась. По залу кабаном промчался жирный монах и рухнул перед столом.
— Беда, ваше преосвященство, беда! Веселая Башня разрушена, везде мятежники и они бегут прямо сюда. Спасайтесь, ваше преосвященство, спасайтесь!
Дон Рэба поднял голову и задумчиво уставился на своего секретаря.
— Восстание, восстание в Веселой Башне! И верховодит там Румата Эсторский, я сам видел, как этот головорез отпускает узников и машет своими мечами.
Министр с трудом подавил зевок.
— Неужели? Ну раз сам Румата, тогда нам надо поторопиться. Нет, что я говорю? Нам надо просто бежать сломя голову.
Только и сказал он, после чего спокойно продолжил свою работу. Он собирался подойти к решающей встрече во всеоружии.

 

Глава 3

На площади перед Веселой Башней происходило вовсе не восстание. На площади перед Веселой Башней творился настоящий шабаш — это Румата освобождал барона Пампу.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13


Похожие публикации -
  • Трудно быть богом
  • 2001-й год
  • Сказание о Вещем Румате
  • РЫЦАРЬ СЛАВНОГО ОБРАЗА
  • 2000-й год
  • Оставить комментарий