Почитать:

Айсберг Тауматы

Без оружия

В стране водяных

Второе Средиземье

Пепел бикини
Пепел бикини 2

Сокращённый пепел бикини

День Триффидов
День Триффидов 2

Звери у двери

Жук в муравейнике

Летающие кочевники

Машина желаний

Мир иной

Бататовая каша

Ковролин

Огненный цикл

Пионовый фонарь

При попытке к бегству

Саргассы в космосе

Семейные дела

Совсем как человек

Трудно быть рэбой

Старые капитаны

Хорек в мышеловке
Хорек в мышеловке 2

Христолюди

Четвертый ледниковый период

Экспедиция тяготение

Экспедиция на север

Частные предположения

Мы живем хорошо!

За стеной

Камни у моря

Тройка семёрка туз

Детская

Психтеатр

А и Б

Живые трупы

Лиола

Диктаторы и уроды

Император Иван

Старый обычай

Продавец органов

Пальто из пони

8 комедий


RSS

ТРУДНО БЫТЬ РЭБОЙ

Он славно потрудился на этой планете. Да, пришлось призвать разбойников и воров, чтобы покончить с Империей, а ее остатки отдать им за труды, зато Эсторская Империя рухнула навеки. А уж интрига со Святым Орденом — это его гордость! Теперь, когда последняя опора метрополии, ее реакционный оплот вляпался во власть в тщетной попытке остановить диссипационные процессы, ничто не спасет Империю. Через годик-другой Святой Орден увидит вокруг себя стену ненависти. Им будут недовольны все. Тогда время откроет свой подпол и выпустит на историческую сцену затаенных до поры демонов вроде Араты Красивого с его разбойничками-революционерами.
Святой Орден будет сметен и загнан в монастыри, откуда так неосторожно вышел, старый мир рухнет, распадется на феоды и заварится тот исторический бульон, из которого в итоге проявятся протогосударства. Тогда-то и начнется Возрождение.
Оставалось последнее дело, которое надо было обязательно завершить, прежде чем усыпляющие бомбы начнут сыпаться на город и прежде чем волны времени накроют его звездный путь. Он умел ждать. Если надо, он мог ждать хоть тысячу лет. Но теперь — скоро. С минуты на минуту внизу начнут свою пляску смерти разящие мечи Руматы.
И когда клинки действительно сверкнули, ночное небо Арканара содрогнулось от каменных шагов. Это Таргот Проклятый начал свой спуск с небес к их неизбежной встрече.

 

 

ЭПИЛОГ
КОНЕЦ ИСТОРИИ

 
Он перевернул последнюю страницу. Неплохо. Совсем неплохо. Пронизанный духом обновления и перемен, доклад получился что надо, вполне подходящим для такого славного апрельского дня. Не поднимаясь из-за стола, он повернулся к свету. Солнечный апрель играл и светился за окном. Золотой апрель — любимый месяц всех вселенских прохвостов.
Счастливейший город Земли красовался в широких окнах. Солнечные лучи лупили с небес по золотым куполам, мчались по каменным мостам через дугу реки трамваи, автомобили, троллейбусы, от смешения света, свежей зелени, голубизны и тысячи архитектурных стилей рябило в глазах. Столица. Столица Империи.
Простой деревянный ларец был отодвинут в сторону. В руках сверкнуло круглое зеркальце. Биогрим практически схватился, до естественного цвета оставалось чуть-чуть, да и красные пятна за скулами почти исчезли.
Скоро. Скоро здесь все изменится. Пройдет каких-то десять лет, и города Империи будет не узнать. В зарябившем зеркале он видел будущее. Банды, орудующие на улицах среди бела дня. Взрывы. Перестрелки. Зарастающие поля. Мертвые цеха. Вымирающие от водки города. Бритоголовые, шагающие коридорами власти. Из всех щелей лезущие уголовники, насильники, шарлатаны. Попрошайки на каждом углу. Великая Империя, отданная на растерзание бандитам, чиновникам и прочему ворью.
Рябь улеглась. В зеркале заурядное, в меру глуповатое лицо. Лицо глубокого провинциала, которому расшалившаяся история нацепила корону. А замени такому венец на шляпу, и перед вами идеальный исполнитель на роль гробовщика. Гробовщика Империи.
Он пальцами проверил, крепко ли схватились темные пятна на лбу и лысине, когда в дверь кабинета постучали. В дверном просвете заполыхали рыжие кудри. Вытянув шею и ослабив чересчур тесный галстук, он поморщился и вдруг взревел не хуже Таргота:
— Ответа надо ждать, мерзавец! В следующий раз башку оторву, кости переломаю, клянусь Святым Микой!
Референт дико уставился на хозяина кабинета. Дверь захлопнулась. Он недовольно поморщился. Проклятый, десятилетней крепости арканарский психогрим — здорово он въелся в душу! Надо срочно нацепить новый, пока дров не наломал. Когда же эти пятна просохнут? Он потрогал лысину. Порядок.
На стол легла Книга Минувшего. Он пожал плечами. Все повторяется. Господи, как все повторяется! Вновь искомая страница Книги Минувшего упрямо не желала находиться. Словно в прятки играла. А ведь с нее все по-настоящему и начнется. Или закончится? Стоит увидеть ее, и наступит конец эпохи. Время остановится. Мироздание замрет. Анизотропность истории, цена которой оказалась Мечтателям не по карману, уничтожится. Вертикальный прогресс будет бит в лет, как пташка арбалетной стрелой, а прямой ход миров, ухваченный каменной рукой, начнет свиваться в колючую спираль реальности. И это уже будет совсем другая история.
Страница открылась внезапно. Но прежде чем заковать душу в панцирь и повести Империю по дороге благих намерений, он все-таки успел вспомнить свою самую последнюю встречу в своей последней арканарской ночи, которая пока еще была для него реальнее, чем самый яркий здешний день.
Мечи Руматы деревяшками стукнули в хроноброню Таргота Проклятого и бессильно опустились. В отличие от мерцающего пожарами черного мрамора скафандра, мечи уже не сверкали, запачканные во что-то темное, и это был не сок земляники.
Румата, надо отдать должное Мечтателю, был умен и сумел понять все: и опасности спрямления круга времен, и насколько высока вероятность кровавого, вселенского краха вертикального прогресса, и нешуточность угрозы, которую несут попытки выпрямить реальность, для соседней Волны времени, и необходимость сегодняшней провокации, этого урока бессилия силы. Он даже сумел понять то, что сам Таргот не имеет отношения ни к прошлому ни к будущему.
С нечеловеческой тоской Румата оглянулся на пылающий город, на пройденный, хорошо отсюда видный путь. Перевел взгляд на свое искаженное, заслоненное пожарами отражение в хроноброне Таргота и отшатнулся.
— Так вот для чего все. Тогда зачем я еще нужен?
— Я хочу помочь тебе, Румата.
— Теперь это может сделать только настоящий бог. Какими мы так и не стали.
— На самом деле быть богом не так уж и трудно, Румата, если дано плечом и душой стать вровень с мирозданием.
— Так вот в чем дело…
— Не жалей об этом. Ведь бог — это всего лишь последняя ступень к человеку.
— Вы лихо перешагнули ее…
— Не будем спорить. Просто представь: перед тобой бог истинный, то есть сам бог Времени, и он пришел тебя наградить.
— Наградить… — Румата устало швырнул мечи под ноги, обвел рукой занимающиеся факелами горизонты. — Тогда, Всемогущий, сделай так, чтобы этого не было. Чтобы я, наконец, проснулся от этого вечного, кровавого кошмара.
— Кошмар этот для вашего же людского блага. Он послужит вам уроком, напоминанием, к чему ведут прямые пути во времени. И если его не будет, то вы скоро прольете такую кровь…
— Допустим. В таком случае замени кошмар на истину. Покажи людям будущее. Пусть они знают, в какой ад ведет нетерпение и мечтательность.
— Люди ненавидят истину, будущее их — смерть, поэтому с истиной они могут примириться только под страхом смерти, да и то не всегда. Они растерзают любого, они убьют даже Бога, если он придет к ним с истиной.
— Тебе виднее, Всемогущий. Тогда не давай им всю правду сразу. Облеки в сказку, в сладкий обман, чтобы люди были в силах выпить столь горькое лекарство и поверить наконец в истину.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13


Похожие публикации -
  • Трудно быть богом
  • 2001-й год
  • Сказание о Вещем Румате
  • РЫЦАРЬ СЛАВНОГО ОБРАЗА
  • 2000-й год
  • Оставить комментарий