Почитать:

Айсберг Тауматы

Без оружия

В стране водяных

Второе Средиземье

Пепел бикини
Пепел бикини 2

Сокращённый пепел бикини

День Триффидов
День Триффидов 2

Звери у двери

Жук в муравейнике

Летающие кочевники

Машина желаний

Мир иной

Бататовая каша

Ковролин

Огненный цикл

Пионовый фонарь

При попытке к бегству

Саргассы в космосе

Семейные дела

Совсем как человек

Трудно быть рэбой

Старые капитаны

Хорек в мышеловке
Хорек в мышеловке 2

Христолюди

Четвертый ледниковый период

Экспедиция тяготение

Экспедиция на север

Частные предположения

Мы живем хорошо!

За стеной

Камни у моря

Тройка семёрка туз

Детская

Психтеатр

А и Б

Живые трупы

Лиола

Диктаторы и уроды

Император Иван

Старый обычай

Продавец органов

Пальто из пони

8 комедий


RSS

Тройка семёрка туз

ЛИЗА. Одеваться.
ГРАФИНЯ. Успеешь, матушка. Сиди здесь. Раскрой-ка книгу. Читай вслух … (Смеётся.)
ЛИЗА. (Села, читает по книге, мелкие слезы из её глаз капают на страницы.) “Осушение квартиры может быть достигнуто с помощью кирпичей. Берут несколько новых кирпичей, накаливают их докрасна и раскладывают подле сырых углов, подлежащих осушению … Если помещение сыро только местами, то для спанья следует выбирать наиболее сухие места, и во всяком случае, кровать следует отодвинуть как можно дальше от сырой стены …”
ГРАФИНЯ. Громче! Что с тобою, мать моя? С голосу спала, что ли? .. Погоди: подвинь мне скамеечку, ближе … Ну! Читай!
ЛИЗА. “В комнатах весьма много света отнимают неудобно привешенныя занавеси, если укоротить некоторые свешивающиеся складки или привесить их выше, то результат будет удивительно сильный. Правильно привешенное зеркало может так же производить чудеса, и наиболее уместно в так называемых берлинских комнатах, обыкновено довольно больших, но получающих свет всего от одного углового окна, выходящего к тому же, большей частию, на тёмный двор…”
ГРАФИНЯ. (Зевнула.) Брось эту книгу. Что за вздор! Отошли это князю Павлу, внучку, и вели благодарить … Да что ж карета?
ЛИЗА. (Встала, взглянула на улицу, вздрогнула, отошла от окна.) Карета готова, гнедиге фрау.
ГРАФИНЯ. Что ж ты не одета? Всегда надобно тебя ждать! Это, мать моя, несносно.
Графиня взяла со столика звонок, машет им в воздухе, что есть силы. Три девушки вбежали в одну дверь, а камердинер в другую. Лиза поспешно надела капот и шляпку.
Что это вас не докличешься? Собираться мне. Мы едем. (Смотрит на Лизу.) Мать моя! Что за наряды? Зачем это? .. Кого прельщать? .. А какова погода? Кажется, ветер.
ЛИЗА. Никак нет-с, гнедиге фрау! Очень тихо-с!
ГРАФИНЯ. Всё говорите наобум! Отворите форточку. Так и есть: ветер! И прехолодный! Отложить карету! Мы не поедем: нечего было наряжаться. Сядь. Идите все. Читай.
Слуги вышли.
ЛИЗА. (Села, сняла шляпку, тихо.) И вот моя жизнь!
ГРАФИНЯ. (Улыбается.) Что ты сказала? А ну, подойди, скажи громче и поцелуй меня, свою гнедиге фрау, ну?
ЛИЗА. Простите, гнедиге фрау.
ГРАФИНЯ. Поцелуй, сказала, свою благодетельницу, ну?
Лиза подошла ближе, стоит, не двигаясь, губу закусила.
Что? (Улыбается.) Боишься меня? А ну, скажи, честно — боишься? Боишься и ненавидишь, да? А за что меня ты ненавидишь?
ЛИЗА. (Плачет.) Нет, гнедиге фрау, я люблю вас.
ГРАФИНЯ. Врёшь. Чего ты боишься? Что пугает, ну? А, знаю … То, что я лысая, что я kahl 109, как говорят немцы, что зубов нет, что кожа жёлтая и в старческих, коричневых пятнах, да? Да. А знаешь ли ты, что это всё от того, что я молодею, что у меня кожа слазит, ты знаешь это? Тайну тебе открываю. Никому не говорила. Не веришь? А вот посмотри, что у меня есть … Видела ты? (Смеётся. Стянула один рукав ночной рубашки, показала татуировку на плече: змея и роза.) Нравится? Всем кавалерам моим нравилось, они целовали розу, целовали змею, когда спали со мной … Что ты подумала? Эту змею, поняла? (Смеётся.) Знаешь, сколько поцелуев тут оставлено, на этом месте? Знаешь, сколько их было, кавалеров, ну? А самое главное — сколько их ещё будет, знаешь?
ЛИЗА. Нет-с, гнедиге фрау.
ГРАФИНЯ. А ну, говори, противна я тебе? Ну, говори? Скажешь честно — озолочу. Соврёшь — запорю. Ну?! Противна?
ЛИЗА. (Тихо.) Да-с, гнедиге фрау.
ГРАФИНЯ. Как я тебе противна?
ЛИЗА. До тошноты вы мне противны, гнедиге фрау.
ГРАФИНЯ. Ну, ну, ещё как, говори честно?
ЛИЗА. У меня голова от отвращения кружится, когда я гляжу на вас полуголую, гнедиге фрау.
ГРАФИНЯ. Так, так, ну, скажи ещё? Скажи, ненавидишь ты меня? Hasst Du mich? 110 Говори?
ЛИЗА. Ихь хассе зии, гнедиге фрау. Ихь хассе зии.
ГРАФИНЯ. (Хохочет.) Вот как?! Слыхали? Она и по-русски сказала и даже по-немецки она это выучила, выучила, что ненавидит меня, ты посмотри, посмотри, вот как?!
ЛИЗА. Вы сами просили, гнедиге фрау, быть честной … Гнедиге фрау, я не виновата, что вы стареете, а я молода, в том моей вины нету, ентшульдиген 111, гнедиге фрау, вас обманывают все, говоря про евигкайт, а вы верите, вы сами просили!!! ..
ГРАФИНЯ. Я разве просила меня оскорблять? Ах ты, тварь мерзкая, ничтожество, приживалка, смеет так говорить своей благодетельнице! На тебя на саму смотреть невозможно, страшна, омерзительна! Я ей до тошноты противна, это ж надо же такое сказать?! Скоро сама станешь такой! Только у тебя не будет обратного хода, пути назад не будет, а у меня — он есть, поняла? Дура! Ты о вечности не позаботилась, как я, ты одного хочешь только — скорее в постелю прыгнуть к какому-то офицерику или инженерику … Омерзительна, ишь?! .. Вы не знаете, что я буду жить вечно, что я обманула всех, потому что — Сен-Жермен, Вечный Жид, Агасфер, эликсир жизни, философский камень… Daf?r hasse ich euch Russen, euch undankbare Russen, eure ganze Sippe, die Deutschen sind Menschen, ihr nur russische Schweine!!! 112 (Смеётся.) Вот она, die Undankbarkeit, da steht sie, vor euch 113, чёрная неблагодарность! Я тебя держу в доме из жалости, а ты, собачка, кошка, своей хозяйке, что ты вдруг сказала, ну?
ЛИЗА. Гнедиге фрау …
ГРАФИНЯ. Я тебя на колени, на горох, в угол, прочь, мерзкая, дать ей черной соли и на горох в угол, dumme Gans! 114 .. Эй, сюда!
Вырывает из рук Лизы книгу, кидает её в угол. Опрокинула пузырёк, что на столе стоял, не видит этого, кричит.
Хорошая хозяйка! Она меня, благодетельницу, ненавидит!
ЛИЗА. Гнедиге фрау …
ГРАФИНЯ. Sei still, dumme Gans! 115 Молчать! Эй, сюда!
Лиза плачет. Прибежали слуги, подхватили графиню за руки. Старуха остановилась в дверях, повернулась, смеётся.
То-то я тебя напугала. Уж не думаешь ли ты, что я свои силы буду на тебя тратить? Играю. Просто ты мне widerw?rtig 116, поиграть в твои низости решила, и вот — вижу, права я была, чёрт с тобой … До чего же омерзительна ты, мать моя … Фу! Раболепие это в глазах и ненависть … Фу! (Смеётся.)
ЛИЗА. Нет, я люблю вас, гнедиге фрау …
ГРАФИНЯ. А ну — сядь. Читай. Читай громко, чтоб я в спальне слышала и засыпала спокойно, слышишь?
ЛИЗА. Слышу, гнедиге фрау.
ГРАФИНЯ. Читай! Ну?!
Лиза села на стул, открыла книгу, читает.
ЛИЗА. “… Как приготовить маленькие огурчики в уксусе. Маленькие огурчики перемыть, сложить в муравленый горшок, взять ведро воды, положить в него полтора фунта соли, вскипятить несколько раз и кипятком налить на огурчики, которые тотчас поставить на сутки на лед …”
ГРАФИНЯ. А ну, громче, ну?
ЛИЗА. (Кричит во всю глотку.) “Потом взять хорошего ренскаго уксуса! Сколько нужно, чтобы покрыть огурчики! Положить в него лаврового листа! Английского и простого перца! ..”
ГРАФИНЯ. (Слуги ведут старуху, она смеётся, бормочет.) Ихь хассе дихь, ду хаст михь, эр хаст унс, вир хассен ойх…
ЛИЗА. (кричит.) “… взять корицы, гвоздики, кардамона и укропа! Вскипятить, остудить! И, слив с огурчиков воду! Налить на них этот уксус! Потом обвязать горшок пузырём! Поставить на холодное место …”
Лиза зарыдала, кинулась в угол под образа, стоит на коленях, бормочет:


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17


Похожие публикации:
  • Обзор сайта cristalpalacecasino.ru
  • Обзорная статья про сайт pharaoncasino.com
  • Денежные выплаты молодым специалистам
  • Космический марафон
  • Российская писательница-фантаст Ольга Захаровна Жакова

  • Новое на сайте:

    Оставить комментарий