Почитать:

Айсберг Тауматы

Без оружия

В стране водяных

Второе Средиземье

Пепел бикини
Пепел бикини 2

Сокращённый пепел бикини

День Триффидов
День Триффидов 2

Звери у двери

Жук в муравейнике

Летающие кочевники

Машина желаний

Мир иной

Бататовая каша

Ковролин

Огненный цикл

Пионовый фонарь

При попытке к бегству

Саргассы в космосе

Семейные дела

Совсем как человек

Трудно быть рэбой

Старые капитаны

Хорек в мышеловке
Хорек в мышеловке 2

Христолюди

Четвертый ледниковый период

Экспедиция тяготение

Экспедиция на север

Частные предположения

Мы живем хорошо!

За стеной

Камни у моря

Тройка семёрка туз

Детская

Психтеатр

А и Б

Живые трупы

Лиола

Диктаторы и уроды

Император Иван

Старый обычай

Продавец органов

Пальто из пони

8 комедий


RSS

СТАРЫЕ КАПИТАНЫ

    Тут как раз в кубрик спустился кок, и нам пришлось прекратить разговор, но я видел, что Билл очень доволен. Он был так доволен, что деньги не выброшены за борт, что совсем упустил из виду, как же теперь до них добраться. Ну, через несколько дней он уразумел положение так же явственно, как и мы с Джимом, и тогда он мало-помалу совсем озверел и стал бегать на корму при всяком удобном случае и этим наводил страх на нас обоих.

    Трап в кормовые каюты был как раз напротив штурвала, и спуститься туда незаметно было так же затруднительно, как незаметно вынуть у человека изо рта вставную челюсть. Один раз, когда у штурвала стоял Билл, Джим спустился туда поискать свой нож, который он якобы там оставил, но едва он скрылся внизу, как выскочил снова в сопровождении стюарда со шваброй в руках.

    Больше мы ничего не могли придумать, и нас прямо-таки с ума сводила мысль о том, что второй помощник, маленький человечек с большой семьей, никогда не имевший за душой ни гроша, каждую ночь спит на матрасе с нашими шестью сотнями фунтов.

    Мы разговаривали об этом при каждом удобном случае, причем Билл и Джим едва удерживались от взаимных грубостей. Юнга считал, что во всем виноват Билл, а Билл все сваливал на юнгу.

    – Я считаю, что есть только один выход, – говорит как-то юнга. – Пускай Билла хватит солнечный удар, когда его будут сменять у штурвала, и пускай он свалится вниз по трапу и покалечится так, что его нельзя будет переносить. Тогда его поместят внизу в какую-нибудь каюту, а меня, может быть, приставят за ним ходить. Так или иначе, он-то уж будет находиться там, внизу.

    – Хорошая мысль, Билл, – говорю я.

    – Хо! – говорит Билл и глядит на меня так, словно готов сожрать со всеми потрохами. – А почему бы не свалиться по трапу тебе самому, если так?

    – По мне, лучше, если это будешь ты, Билл, – говорит юнга. – А вообще-то мне все равно, кто из вас. Можете бросить жребий.

    – Иди отсюда, – говорит Билл. – Иди отсюда, пока я чего-нибудь тебе не сделал, кровожаждущий убийца!.. У меня у самого есть план, – говорит он, понизив голос, когда юнга вылетел из кубрика. – И, ежели я не придумаю чего-либо получше, я пущу его в ход. Только гляди, ни слова мальчишке.

    Ничего получше он не придумал, и однажды ночью, как раз когда мы входили в Ла-Манш, он пустил в ход свой план. Он был в вахте второго помощника, и вот он облокачивается на штурвал и говорит ему тихим голосом:

    – Это мое последнее плавание, сэр.

    – О, – говорит второй помощник, никогда не гнушавшийся беседой с простым матросом. – Почему же?

    – Я нашел себе койку на берегу, сэр, – говорит Билл, – и я хочу попросить вас об одном одолжении..

    Второй помощник буркнул что-то и отошел на шаг-другой.

    – Мне нигде не было так хорошо, как на этом судне, – говорит Билл. – И остальным ребятам тоже. Прошлой ночью мы говорили об этом, и все сошлись, что это из-за вас, сэр, и из-за вашей к нам доброты.

    Второй помощник кашлянул, но Билл видел, что это ему понравилось.

    – И вот я подумал, – говорит Билл, – что, когда я покину море навсегда, хорошо бы унести с собой что-нибудь на память о вас, сэр. И мне пришла мысль, что, если бы я заполучил ваш матрас, я бы вспоминал о вас каждую ночь в своей жизни.

    – Мой… что? – говорит второй помощник, вытаращив на него глаза.

    – Ваш матрас, сэр, – говорит Билл. – Я бы предложил вам за него фунт, сэр. Мне хочется иметь что-нибудь из ваших вещей, и это был бы для меня лучший памятный подарок.

    Второй помощник покачал головой.

    – Мне очень жаль, Билл, – говорит он мягко, – но я не могу отдать его за такую цену.

    – Я лучше дам тридцать шиллингов, чем откажусь от него, сэр, – смиренно говорит Билл.

    – Я уплатил за этот матрас большую сумму, – говорит второй помощник. – Не помню, сколько именно, но сумма была велика. Ты понятия не имеешь, какой это дорогой матрас.

    – Я знаю, что это хорошая вещь, иначе вы не стали бы ее держать у себя, – говорит Билл. – А пара фунтов вас не устроит, сэр?

    Второй помощник мекал и экал, но Билл поостерегся набавлять еще. Со слов Джима он знал, что красная цена этому матрасу была не больше восемнадцати пенсов – для того, кто не очень брезгливый.

    – Я спал на этом матрасе годы и годы, – говорит второй помощник, а сам глядит на Билла краем глаза. – Не знаю уж, смогу ли я спать на каком другом. Но, чтобы уважить тебя, Билл, я отдам его тебе за два фунта, если ты оставишь его у меня до берега.

    – Спасибо, сэр, – говорит Билл, едва удерживаясь, чтобы не заплясать от радости. – Я передам вам эти два фунта, как только нас рассчитают. Я буду хранить его всю свою жизнь, сэр, на память о вас и о вашей доброте.

    – Только смотри, никому ничего не рассказывай, – говорит второй помощник, которому не улыбалось, чтобы об этой сделке узнал капитан, – потому что иначе ко мне начнут приставать другие желающие купить что-нибудь на память.

    Билл со всем пылом пообещал ему молчать, и когда он мне об этом рассказывал, то чуть не плакал от счастья.

    – И заметь, – говорит он, – я купил этот матрас, закупил его весь целиком, и к Джиму это не имеет никакого отношения. Мы с тобой уплатим по фунту и разделим то, что внутри, пополам.

    Он в конце концов убедил меня, но этот мальчишка следил за нами, как кот за канарейками, и мне простым глазом было видно, что уж его надуть будет нелегко. Похоже, к Биллу он относился более подозрительно, нежели ко мне, и чуть что, все приставал к нам, как мы решили с этим делом.

    Из-за встречного ветра мы четыре дня проболтались в проливе, пока нас не подцепил буксир и не привел в Лондон.

    Переживания у нас напоследок были ужасные. Прежде всего нам нужно было заполучить матрас, а затем нам нужно было исхитриться и избавиться от Джима. Билл было предложил, чтобы я увел его с собой на берег. Сказал бы, что Билл-де подойдет попозже, и там удрал бы от него. Но я на это заявил, что, пока я не получу свою долю, мне не вынести расставания с Биллом хотя бы на полсекунды.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23


Похожие публикации -
  • КАК ИМ БЫЛО ВЕСЕЛО
  • Фантаст, у которого псевдоним — его настоящее имя
  • Чрезвычайное происшествие
  • Референт: Мемуар
  • Безвыходных ситуаций не бывает
  • Оставить комментарий