Почитать:

Айсберг Тауматы

Без оружия

В стране водяных

Второе Средиземье

Пепел бикини
Пепел бикини 2

Сокращённый пепел бикини

День Триффидов
День Триффидов 2

Звери у двери

Жук в муравейнике

Летающие кочевники

Машина желаний

Мир иной

Бататовая каша

Ковролин

Огненный цикл

Пионовый фонарь

При попытке к бегству

Саргассы в космосе

Семейные дела

Совсем как человек

Трудно быть рэбой

Старые капитаны

Хорек в мышеловке
Хорек в мышеловке 2

Христолюди

Четвертый ледниковый период

Экспедиция тяготение

Экспедиция на север

Частные предположения

Мы живем хорошо!

За стеной

Камни у моря

Тройка семёрка туз

Детская

Психтеатр

А и Б

Живые трупы

Лиола

Диктаторы и уроды

Император Иван

Старый обычай

Продавец органов

Пальто из пони

8 комедий


RSS

Сталкер-2, или воспоминание о Зоне

Евгений Торопов
Сталкер-2, или воспоминание о Зоне
(сценарий для программы «Куклы» телеканала НТВ)

Действующие лица:
Голос за кадром – Клинтон
Сталкер прежний – Ельцин
Сталкер новый – Путин
Писатель – Геращенко
Профессор – Чубайс и другие.

1
Клинтон на пенсии. Пишет мемуары. Играет печальная музыка, типа Mylene Farmer («Regrets», «Ainsi soit je» или другая подобная). Вспоминает в образах то, о чем пишет. Разумеется, о России.
Голос за кадром (Клинтон) читает текст, сопровождаемый одновременным видеорядом:
«… Что это было? Падение метеорита?…»
(Ленину падает на голову кирпич. Он снимает кепи, задумчиво чешет голову, затем водит головой – вверх, по сторонам.)
«… Посещение обитателей космической бездны?…»
(Усатый Сталин вытряхивает пепел из трубки об пепельницу. Незаметно превращается в Хрущева с лаптем в руке. Запускает лаптем в камеру.)
«… Так или иначе, на нашей маленькой планете возникло чудо из чудес – ЗОНА…»
(Характерные российские пейзажи. Березки у реки. Пшеничное поле с неизменной полевой дорогой и Шишковским полевым дубом. Утыканная нефтяными буровыми вышками и качками тундра с нефтяными же лужами. Героическое тушение пожара на газоскважине. Городская свалка, где бомжи ссорятся из-за вновь привезенного самосвалом мусора. Якутские морозы и сосульки в квартирах. Москва.)
«… Мы сразу же послали туда войска…»
(Немецкие танки и солдаты времен I-й мировой войны прут в атаку через проволочные заграждения. Немецкие же самолеты времен II-й мировой войны летят в ряд и бомбят поселки.)
«… Они не вернулись…»

(Искореженная немецкая техника, колонна пленных немцев, немецкие знамена на Красной площади.)
«… Тогда мы окружили Зону полицейскими кордонами…»
(Атрибуты холодной войны и железного занавеса. Берлинская стена. Таможни и границы с непременными шлагбаумами.)
«… И, наверное, правильно сделали… Впрочем, не знаю, не знаю…»
Клинтон возвращается из задумчивости и продолжает писать. Играет печальная музыка.

2
Ельцин. Пенсионер. Бывший сталкер, теперь просто живет на одну пенсию. Убого обставленная комната. Он лежит в кресле. Слышен шум проходящего поезда. На табуретке у кресла – лекарства. Утро.
За длинным столиком сидит Татьяна, повязанная платком и балуется, двигая взглядом стаканы туда-сюда. Неожиданно негромко звонит телефон, стоящий на этом же столе. Татьяна взглядом придвигает к себе телефонный аппарат и снимает трубку.
– Да?… Папа, это тебя.
Ельцин принимает трубку и устало в нее кряхтит.
На другом конце провода – Березовский.
– Алло! Это Абра’мович.
– Кто? А, тот самый Абрамо’вич?
– Нет, нет, нет. Я – тот самый Абра’мович. А тот самый Абрамо’вич – это не я. Это другой. Он пока вышел.
– Весь?
– Что весь?
– Весь вышел?
– Нет еще! То есть, да, но не насовсем.
– А-аа, – протянул Ельцин. – Ну и чего тебе, Абра’мович?
– Есть идея. Водить людей в Зону за крутые бабки. К комнате исполнения желаний. Ты будешь водить, а я – бабки собирать.
Ельцин тяжело вздыхает и треплет по холке подошедшего пса-дворнягу. Лохматый пес с грустными глазами укладывается клубком у его ног.
– Не-е. Какой из меня проводник на старости лет. Разве что в один конец, как Сусанин… Эх, а когда-то главным сталкером страны был… Постой, ну есть у меня на примете один. Мой ученик Володя.

3
Рекламные плакаты с Березовским: «Клондайк XXI века», «Забудьте обо всем, кроме», «Счастье. 100 метров ––––>». Извилистая змея. В приближении видно, что это очередь. Все хотят купить билет в Комнату исполнения желаний. Толкаются. Ругань. Очередь – на улице и внутри здания. Снаружи:
– Кто крайний?
– Нашел крайнего!
Камера с конца продвигается к началу очереди. На оператора шикают:
– Не толкайся! Куда лезешь без очереди!
Жириновский расталкивает всех:
– Дайте, дайте мне скорее дорогу. А то будет как в прошлый раз.
– А как было в прошлый раз?
– До меня очередь не дошла, понял?!
Это все происходит на улице. Затем табличка у двери:
Объединенный комитет по контролю за
соблюдением по-настоящему
справедливого перераспределения
Внутри здания очередь продолжается. Здесь люди сидят на лавочках вдоль стены. Например, сидит Зюганов и мечтательно закрывает глаза. Ему чудится, что он в Мавзолее. Ленин ему и говорит:
– А вас, батенька, я попрошу остаться!
Зюганов нехотя выходит из видения и говорит:
– Эх, какая мечта была! Коммунистическая! Чтобы всем жилось хорошо!
Селезнев:
– Чтобы денег не было!
Рядом сидит один из олигархов (к примеру, Потанин):
– Я так и попрошу у Нее. Пусть ни у кого не будет денег, а у меня будут.
– И что ты тогда сделаешь?
– Куплю всех!
Кириенко высовывает голову из приоткрытой двери мужского (вариант: женского) туалета:
– И меня?
И вот, голова очереди. Стол. За столом шайка АБВ – Волошин, Березовский и Абрамович. На стене висит картина «Три богатыря». По всей видимости, рисовали с натуры на заказ. Березовский, по обыкновению, пересчитывает денежки. Отрывается от этого изнурительного, но увлекательного занятия, закладывая слюнявый палец между купюрами. (Теперь он чем-то напоминает заправского шулера).
– Всего за пять… Нет, всего за жалких десять золотых мы пообещаем исполнить любое ваше желание. Любое.
Волошин вертит большими пальцами друг вокруг друга и кивает:
– Поо… пообещаем.
Абрамович с улыбкой главного чукчи положительно кивает:
– Однако.

4
Сидят в баре все трое: Путин (Сталкер), Геращенко (Писатель) и Чубайс (Профессор). За стойкой бара Касьянов (бармен) протирает бокалы.
Путин нюхает со столика пустой пластиковый стаканчик и говорит Геращенко:
– Все-таки напились?
– Кто – я?
– Ну не я же!
– А кто?
Чубайс удивленно вопрошает Путина:
– Этот что, тоже с нами?
Геращенко:
– А вы что, действительно Профессор?
Чубайс:
– Это смотря с кем сравнивать. (Кивает на Касьянова). А вы действительно Писатель?
– Скорее, издатель. Причем, заметьте, издатель самой тиражной и безумно популярной бумажной продукции. Расходится влет, не поспеваю допечатывать.
– Туалетная бумага, что ли?
– Ну, есть еще более массовая и популярная. С детства мечтаю на ней автографы ставить. Тогда бы я с полным основанием считался писателем.
Чубайс:
– А! Был я, знаете, однажды писателем. Ничего хорошего.
Молчат. Камера окидывает взглядом заведение. Касьянов невозмутимо протирает бокалы. На стойке появилась табличка:
Спец. скидка для
постоянных посетителей – 5 %
(вариант: спец. наценка)
Геращенко:
– Скажите, Профессор, ну зачем вам эта Зона?
– Ну, я в каком-то смысле, ученый. Экспериментатор. Научный интерес, знаете.
Слышен шум проходящего поезда.
Путин:
– Слышите, это наш поезд. Идемте. – (и бармену): – Миша, если я не вернусь, зайди к дедушке.

5
Теперь все трое сидят в «уазике» без верха. Вокруг грязный, непонятный мир преддверия Зоны. Видна ободранная стена с надписью:
UN
Камера опускается ниже и появляется еще несколько разноцветных надписей, разбросанных в беспорядке, ломающих настрой зрителя:
NU
Янки, гоу хоум!
It’s my life
Цой жив!
Все – козлы!
Здесь был я! (Жирик)
Путин Чубайсу:
– Вы канистру не забыли?
– Здесь, полная. Чистый мазут.
«Уазик» трогается и едет по проулку. На противоположную улицу выезжает полицейский-мотоциклист с лицом Мишеля Камдессю (или другого как «кость в горле» европейца). «Уазик» сворачивает, едет по проулкам и вновь тормозит.
Путин:
– Посмотрите, там никого нет?
Геращенко выбирается из машины, осторожно крадется.
– Да быстрее вы, ради Бога!
– Никого нет.
– Идите к тому выходу!
«Уазик» уезжает.
В проулке вновь появляется этот полицейский.
Путин:
– Ну что же вы, Писатель!
«Уазик» дает задний ход.
И вот, они у ржавых железных ворот в самую Зону. Здесь застава. Проходит тепловоз. Машина скорее за ним. Вдруг тепловоз тормозит, приходится тормозить и Путину. Из тепловоза высовывается Шандыбин в матроске.
– Стой, стрелять буду!
– Стоим, – все трое подняли руки.
– Дайте папироску рабочему-депутату.
Путин делает вид, что он поднял руки только чтобы почесать голову. Кивает Геращенко. Тот достает пачку сигарет, пытается вытащить одну сигаретку. Василий захапывает всю пачку.
– Давай всю.
Тепловоз уходит, Василий затихающим голосом горланит:
– Напрасно старушка ждет сына домой…
Машина проезжает сквозь распахнутые ворота. Но на заставе ведь есть еще охрана. Но конечно, это не та былая могучая охрана, что охраняла Зону при прежних сталкерах. Мы видим несколько человек, которые в левой руке держат автоматы, а правую руку тянут за подачкой. Это Рушайло, Иванов, Ястржембский. Шойгу придерживает рукой плакат:
Россия – родина мамонтов!
Чтобы беспрепятственно проехать, Геращенко начинает кидать им пачки денег. Кому-то попал в руки, кому-то угодил пачкой прямиком в лоб.
– Ну хватит, – говорит Путин, останавливая очередную руку с пачкой денег. – Надо приберечь еще на несколько, хоть и крохотных, но индексаций. Да еще эти, как их… внешние долги, будь они неладны.
«Уазик» съезжает с железнодорожного полотна в сторону и вдруг слышна неожиданная стрельба. Брызги стекла.
– Это еще кто?
Чубайс:
– Непримиримые из Чечни. Опять до них не дошли выделенные деньги.
Путин:
– Писатель, посмотрите, там есть дрезина?
Геращенко печально смотрит в никуда:
– Сперли.
– Не сперли! – возмущается Чубайс. – Дрезина моторная, инвентарный номер 19-93 была приватизирована.
– Один хрен, что сперли. На чем мы теперь поедем?
– Мне так все равно, – говорит Путин. – Раз уж нет ни бульдозера, ни истребителя, то можно и на этом, – и ласково стучит по рулю машины.
Автомобиль выворачивает на другую железнодорожную колею и, громыхая по шпалам, едет вдаль.

6
Зона. Видны странные, необычные пейзажи. Снег. Припорошенная скульптурка Ленина (вариант: Дзержинского) указывает рукой вверх. Торчащая в разные стороны из заброшенного бетона арматура. Бок о бок стоят новенький 600-й мерседес, помигивая габаритами и ржавая раскуроченная «копейка» (Ваз-2101) на деревянных баклухах вместо колес, с продавленным верхом. Это Зона по-разному воздействует на предметы. Какие-то обломки, фрагменты стен. Не то недострой, не то разрушено.
Чубайс:
– Я слышал, в Зоне все еще сохранились люди. Те, которые жили здесь в момент наступления переходного периода.
Геращенко:
– Не уверен, что это жизнь.
Чубайс:
– Ну, в строго биологическом смысле…
Слышат стук. Заглядывают в проем стены. Сидит козел (шахтер), долбит каской по полу.
– Кто это?
Путин:
– Мираж, наверное. Здесь все время что-то мерещится.
– Хочу есть, – говорит козел.
Путин:
– Ну вот, я же говорил что это мираж. Не обращайте внимания.
Чубайс с иронией шахтеру:
– А ты не пробовал начать голодовку?
Козел:
– Пробовал, не помогает. Все равно есть хочу.
Идут дальше, слышат невнятный вой. Заглядывают в другой проем стены – а там сидит свинья с плакатом: «Верните учителям зарплатку! «. И хрюкает. Потом воет на луну.
Чубайс:
– Как же они живут, если никто не работает?
Путин:
– Этого никто не может понять. На то она и Зона.
Камера показывает лужу, в которой лежит пистолет. Затем смещается дальше и теперь видны в воде поочередно – автомат, гранаты, гранатомет.
Путин:
– Она была где-то здесь…
– Кто?
– Комната исполнения желаний. Ага, вон она. (Теперь вдалеке за рекой виден Кремль). Нам туда.
Геращенко (разочарованно):
– Что же вы цену набивали?! Это же рукой подать!
– Да, но рука должна быть о-очень длинной. У нас такой пока нет.

7
Вот, наконец, они внутри стен Кремля. Путин кладет на педаль газа «уазика» кирпич и автомобиль без людей уезжает по белой, очищенной дворниками от снега дороге за стены Кремля.
Геращенко:
– А как же мы вернемся?
Путин:
– Здесь не возвращаются…
Геращенко:
– В каком смысле?
После некоторой паузы. Теперь они уже внутри самого здания.
Путин:
– Ну вот… мы и дома.
Чубайс:
– Тихо как!
Видны пустые паркетные залы Кремля.
Путин:
– Это самое тихое место на свете. Вы потом сами увидите. Тут так красиво, спасибо Пал Палычу. Тут ведь никого нет.
Геращенко:
– Мы же здесь.
Путин:
– Ну, три человека не могут здесь все испоганить.
Геращенко:
– Почему не могут? Могут. Лет эдак за восемь.

8
Путин, рассказывает:
– Зона – это… очень сложная система… ловушек, что ли, и все они смертельны. Не знаю, что здесь происходит в мое отсутствие, но стоит здесь появиться мне, как все приходит в движение. Бывшие ловушки исчезают, появляются новые. Тонут подлодки, горят башни, пропадают журналисты. Это – Зона. Может даже показаться, что она капризна, но в каждый момент она такова, какой мы ее сами сделали…
Теперь видно, что они подошли к Залу Заседаний Гос.Думы и стоят перед дверью туда. Слышна считалка («Эне бене…» или «Вышел месяц из тумана…»). Это Путин пальцем тыкает, выбирает кому первому войти в Зал Заседаний.
Тогда Чубайс снимает со спины рюкзак.
– А вы знаете, я вас, пожалуй, здесь подожду, пока вы назад не пойдете. Осчастливленные.
Путин:
– Это невозможно!
Чубайс:
– Уверяю вас, у меня с собой бутерброды, термос, батарейки (вертит перед носом палкой колбасы и китайской радиолой).
Путин:
– Во-первых, без меня вы здесь и часа не выдержите.
– А во-вторых?
– А во-вторых, здесь не возвращаются тем путем, каким приходят. Так что прошу… – делает жест. – Идите оба.
– А нельзя ли туда бросить вначале гаечку? – Геращенко показывает гайку на ленте.
– Пожалуйста.
Путин достает дымовую шашку, приоткрывает дверь и бросает. Из щелей лезет дым. Затем он силком заталкивает их внутрь, закрывает за ними тяжелую дверь, припирает ее спиной и вытирает пот со лба. Прощально машет рукой. Затем говорит растерянно:
– Я не могу влиять на процессы в Зоне. Она слишком большая, непредсказуемая…
Из-за двери слышны крики депутатов, споры, шум. В дверь долбятся. Через паузу, отталкивая Путина от двери, из Зала вываливаются оба – Геращенко и Чубайс, все в рваных лохмотьях, взлохмаченные. В грязных пятнах (например от торта).
Путин, распахивая объятья:
– А вы, наверное, прекрасные люди. Я, правда, и не сомневался почти, но все же вы такую муку выдержали… А это самое страшное место в Зоне. У нас его называют «мясорубкой». Сколько здесь людей погибло!
И говорит в сторону (зрителям), прикрывая рот ладонью:
– Дело в том, что здесь надо обязательно кого-то сдать, чтобы остаться живым самому.
Теперь они в Белом Доме, перед Залом, где заседает Правительство. Здесь и есть та самая Комната исполнения желаний.
Геращенко:
–…ведь вы приводили сюда множество людей…
Путин:
– Не так много, как бы мне хотелось…
Геращенко:
– Ну-у, все равно, не в этом дело… Зачем они сюда шли? Чего они хотели?
Путин:
– Откуда мне знать? Помню, например, был здесь Кучерявый – мечтал всех чиновников пересадить на «Волги».
– Вышло?
– Не-а. Ведь исполняются только самые сокровенные желания. И так многие здесь. Приходят с намерением сделать людям добро, а вместо этого получают какие-то квартиры и коттеджи.
Геращенко:
– А сами вы никогда не хотели этой комнаткой, э… попользоваться? А?
Путин:
– А… а мне и так хорошо.

9
Вновь Березовский, Волошин и Абрамович.
– Пора сматываться. Сколько здесь? – Волошин кивает на туго набитую коробку примерно из-под ксерокса в руках Березовского. – До пенсии хватит?
– Это вместо пенсии. Ты меня сбил со счета.
– Давай еще нескольких примем и на этом баста.
Абрамович:
– Однако, главное вовремя остановиться! И… пообедать.
Волошин:
– В Швейцарию!
Березовский:
– В Израиль!
Абрамович:
– Э-э… На… на… однако, на Аляску!

10
Путин вернулся домой к дедушке Ельцину. Плачет на его груди. Тот его гладит по головке.
Путин:
– Если б вы только знали, как я устал.
Ельцин:
– Успокойся!
Путин:
– Они же не верят мне! Никто! У них же… орган этот, которым верят, атрофировался!
Ельцин:
– Успокойся!
Путин:
– За ненадобностью!…
Ельцин:
– Перестань, перестань. Ты ляг, понимаешь. Не надо… Ты ляг, ляг.
Путин стягивает одежду и валится на кровать. Ельцин помогает ему и садится рядом.
Путин:
– Боже мой, что за люди…
Ельцин:
– Успокойся… Они же не виноваты… Их пожалеть надо, а ты сердишься.
Путин:
– Они ведь каждую минуту думают о том, чтобы не продешевить, чтобы продать себя подороже! Они ведь живут «только раз»! Разве такие могут во что-нибудь верить?
Ельцин гладит его по голове.
Путин:
– Все меня обманывают! Кого же мне водить туда? А самое страшное: что не нужно это никому. И никому не нужна эта Комната. И все мои усилия ни к чему!
Ельцин обтирает ему лицо платком. Путин громко сморкается в платок.
– Не пойду я туда больше ни с кем.
Ельцин отходит от него, садится на стул, достает сигареты. И говорит, обращаясь к зрителю.
– Вы знаете, все были очень против. Вы ведь, наверное, уже поняли, он же блаженный. Над ним вся округа смеялась. А он растяпа был, жалкий такой… Но я никогда не жалел. Никогда. И горя было много, и страшно было, и стыдно было. Просто такая судьба, такая жизнь, такие мы. А если б не было в нашей жизни горя, то лучше б не стало, хуже было бы. Потому что тогда и… надежды тоже бы не было. Вот.

11
Татьяна, замотанная платком, держит в руках книжку. На столе стоят часы. Вдруг стрелки начинают быстро крутиться то в одну сторону, то в другую, то в противоположные стороны. Два бокала поднимаются над столом и чокаются краями. Слышен шум приземляющегося самолета Аэрофлота. Дребезжание стекол. Звучит музыка M. Farmer.
к о н е ц
(февраль 2001г., Барнаул)



Похожие публикации -
  • Произведения братьев Стругацких вошли в список книг для внеклассного чтения
  • Сказка о гадком понедельнике
  • Референт: Мемуар
  • Новый закон запрещает курение
  • Фильм «Капсула времени»
  • Оставить комментарий