Почитать:

Айсберг Тауматы

Без оружия

В стране водяных

Второе Средиземье

Пепел бикини
Пепел бикини 2

Сокращённый пепел бикини

День Триффидов
День Триффидов 2

Звери у двери

Жук в муравейнике

Летающие кочевники

Машина желаний

Мир иной

Бататовая каша

Ковролин

Огненный цикл

Пионовый фонарь

При попытке к бегству

Саргассы в космосе

Семейные дела

Совсем как человек

Трудно быть рэбой

Старые капитаны

Хорек в мышеловке
Хорек в мышеловке 2

Христолюди

Четвертый ледниковый период

Экспедиция тяготение

Экспедиция на север

Частные предположения

Мы живем хорошо!

За стеной

Камни у моря

Тройка семёрка туз

Детская

Психтеатр

А и Б

Живые трупы

Лиола

Диктаторы и уроды

Император Иван

Старый обычай

Продавец органов

Пальто из пони

8 комедий


RSS

Семейные дела Гаюровых

   — Спасибо, — говорит он серьезно…

   Галя пытается освободиться.

   — Пошли на кухню, обед разогревать будем… Ну, пусти же, Мансур! Ну что это… Мансу-ур!

   Он снова прижимает ее к себе.

   — А что тут такого? В кои-то веки удалось вырваться… одним остаться… Я там все время думаю о тебе… мечтаю… Висишь там над пропастью… и все время о тебе…

   Она молча борется с ним, вырывается и отходит в другой угол комнаты, оправляя платье.

   — Нельзя так, — тихо говорит она, не глядя на него.

   — Почему?

   — Мы еще не муж и жена…

   — Новенькое дело! Мы же поженимся…

   Она идет из комнаты, бросив на ходу:

   — Пойдем обед разогревать…

   — Мусульманка! — со вздохом произносит Мансур и идет следом.

   

   Они сидят за столом в небольшой столовой. Мансур уписывает обед за обе щеки и с воодушевлением разглагольствует, а Галя задумчиво слушает его, машинально вертя на пальце «кольцо Искандера».

   — Нет, это все барахло, людишки, — вещает Мансур, — Вот дядя Баир — это личность. Приезжает он к нам на той неделе… постой, это когда же? А, в понедельник это было. Приезжает, осмотрел площадку и давай прораба нашего чистить. Всякими словами его костерил, плохими и хорошими… Потом замолчал, сел прямо под открытым небом, на линейке логарифмической пощелкал, подумал минутку и говорит: так, мол, и так делайте… И представляешь, мы полмесяца до него бились, а тут в три дня все закончили… Нет, вот за таким командиром можно в огонь и воду… А ты чего не ешь?

   — Не хочется, — тихо отзывается Галя.

   — Еще бы, свежего воздуха совсем не видишь! Ты вот на меня посмотри… подложи-ка еще ложечку… Довольно, спасибо… А тут чего удивительного? День-деньской в своей школе сидишь, сопляков этих полно, комнатки крошечные, затхлые…

   — Между прочим, это твой командир Баир виноват, что комнатки маленькие и затхлые…

   Мансур перестает жевать, вытаращивает на нее глаза.

   — Как так — он виноват?

   — А так. Новую школу когда должны были построить? А все еще даже площадку под нее не отвели…

   Мансур пренебрежительно машет вилкой.

   — Школа… Мы здесь не школы, мы плотину строим, ясно? Одну из самых мощных ГЭС в стране…

   — Вот потому-то мне и не хочется есть, — говорит Галя.

   Мансур вздыхает и поднимает глаза к потолку.

   — Вот так логика! — восклицает он.

   

   Выходной день. Низкие тучи скрывают до половины склоны ущелья. Камил и Айша медленно идут по обочине широкой дороги, разбитой колесами и гусеницами. На Камиле распахнутая кожаная куртка, Айша зябко кутается в широкий плащ. В ее черных косах сединой блестит изморось.

   — Вот и осень, — тихонько говорит она. — Скоро у меня в классах станет просторнее…

   — Почему же? — рассеянно спрашивает Камил. Видно, что думает он совсем о другом и что больше всего ему хотелось бы взять Айшу под руку.

   — Ну как же? — говорит Айша. — Надвигается зима… — Вот в прошлом году в начале учебного года я за голову хваталась: в классах по шестьдесят учеников! А прошло два месяца, и осталось едва по тридцать… Рабочие, особенно семейные, уезжали. И в этом году так же будет…

   Айша оступается, и Камил все-таки подхватывает ее под руку. Она не отстраняется. Мимо по дороге с лязгом проползают два бульдозера. Один из водителей что-то кричит Камилу и Айше, но те не замечают его. Бульдозеры проползают, лязг затихает где-то неподалеку.

   — К весне некоторые вернутся, — продолжает Айша. — Но не все. И приедут совсем новые, Жаль ребятишек, все школьные годы вот так… переезды, переезды… Но кого это интересует? Строительство! Все для строительства! Все для будущей ГЭС! Все-все, даже будущее детей!

   Камил растерянно хмурится.

   — Ну что вы, Айша… — говорит он. — Не так уж все плохо… То-есть пока, действительно, неважно… Но я уверен, и быт наладится, и со школой все утрясется…

   — Перестаньте, Камил! — с внезапным раздражением прерывает его Айша. — Я слышу эти песни уже два года… «Все наладится, все войдет в колею»… Слушайте, Камил, — говорит она и останавливается, глядя в его лицо снизу вверх огромными глазами. — Я не знаю, почему мне так легко говорить с вами… И я вам скажу, в чем не признаюсь никому, никогда… Я устала, Камил. Я страшно, безнадежно устала за эти два года. Переполненные классы, учителя приходят и уходят, детские лица возникают и исчезают, не оставив следа в памяти… Наверное, я белоручка. Вое-таки я живу в приличном доме, а мои учителя ютятся в бараках и землянках… Но они могут уехать, а я не могу…

   Камил сжимает ладонями ее плечи.

   — Не надо так, Айша, — ласково произносит он. — Это не вы. Это просто осень и тучи, и эта проклятая пакость, что сыплется с неба…

   Она отчаянно мотает головой.

   — Нет… Нет… Я говорю вам, я устала…

   — Камил! — раздается крик. — Сынок!

   Камил оборачивается. К ним, оскользаясь на камнях, бежит пожилой дехканин.

   — Что случилось, Азиз-бобо?

   — Камил, сынок… Что они делают? Они сады корчуют! Наши сады…

   — Кто?

   — Приехали… на бульдозерах… Сказали, велено сады корчевать, расчищать место… Наши сады! Наши деды их сажали… Там твой отец… торопись…

   Камил срывается с места и бежит по переулку. Айша бежит за ним. Позади, держась за сердце, ковыляет старый Азиз-бобо.

   

   На краю садового массива, замыкающего старую Чордару, волнуется толпа. Десятки стариков, женщин, вездесущих ребятишек столпились вокруг двух бульдозеров. Тут же в толпе несколько угрюмых и растерянных рабочих парней. Водители бульдозеров, чумазые ребята в одинаковых кожаных кепочках, ругаются с Вахидом, вставшим на их пути.

   — Вы что, ополоумели? — кричит Вахид. — Что вы делаете?

   — Что надо, то и делаем! — кричит первый водитель. — Уйди с дороги, папаша!

   — Это же наши сады! Кто распорядился?

   — Кто надо, тот и распорядился…


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21


Похожие публикации -
  • Андрей Белянин «Демон по вызову»
  • Референт: Мемуар
  • Василий Звягинцев «Хлопок одной ладонью»
  • «Время учеников»
  • Смерть фантаста
  • Оставить комментарий