Почитать:

Айсберг Тауматы

Без оружия

В стране водяных

Второе Средиземье

Пепел бикини
Пепел бикини 2

Сокращённый пепел бикини

День Триффидов
День Триффидов 2

Звери у двери

Жук в муравейнике

Летающие кочевники

Машина желаний

Мир иной

Бататовая каша

Ковролин

Огненный цикл

Пионовый фонарь

При попытке к бегству

Саргассы в космосе

Семейные дела

Совсем как человек

Трудно быть рэбой

Старые капитаны

Хорек в мышеловке
Хорек в мышеловке 2

Христолюди

Четвертый ледниковый период

Экспедиция тяготение

Экспедиция на север

Частные предположения

Мы живем хорошо!

За стеной

Камни у моря

Тройка семёрка туз

Детская

Психтеатр

А и Б

Живые трупы

Лиола

Диктаторы и уроды

Император Иван

Старый обычай

Продавец органов

Пальто из пони

8 комедий


RSS

Семейные дела Гаюровых

   — Распустились, понимаешь, алкоголики! Житья нет! Мало им водку весь день жрать, еще и после срока лезут, понимаешь! Налил глаза… Держите его крепче! Отсидит пятнадцать суток, вперед неповадно будет!

   Через толпу пробирается Камил.

   У разбитой витрины трое дружинников с трудом удерживают бушующего пьяного, высокого костлявого мужчину, небритого, в распахнутой кожанке. Вокруг них растерянно топчется четвертый дружинник, лепеча:

   — Дядя Леша… Эх, дядя Леша… Да что же это! Вы осторожнее, ребята…

   Пьяный борется молча и угрюмо. Старший из дружинников сердито шипит:

   — Прекрати немедленно! Смотрят на тебя! Срам какой…

   Камил подходит вплотную, вглядывается.

   — Высоцкий! Леша!

   Пьяный перестает сопротивляться, осоловело глядит на Камила.

   — А, Камил… Здорово, Камил, привет.

   — Здравствуйте, Камил Вахидович, — сердито произносит старший и перехватывает руку Высоцкого поудобнее.

   — Товарищ Гаюров! — жалобно говорит четвертый дружинник. — Что же это, товарищ Гаюров? Бригадир ведь… Как можно!

   Затихшая было продавщица снова принимается кричать:

   — А в милиции смотреть не станут, понимаешь, бригадир ты или кто! Слупят штраф, понимаешь, за милую душу, да еще пятнадцать суток уголь поразгружает…

   — Помолчите минутку, — резко произносит Камил.

   — А ты кто там такой… — угрожающе-презрительно начинает было продавщица, но кто-то из толпы вполголоса говорит ей несколько слов, и она испуганно замолкает.

   — Что случилось? — спрашивает Камил.

   — Р-разнесу… — произносит Высоцкий и роняет голову на грудь.

   — Буянил, — коротко объясняет старший. — Разбил витрину.

   — Явился, понимаешь, — с готовностью вступает продавщица, — водку ему давай. А сам уже лыка не вяжет. И уже десятый час. Вынь ему и положь водку, понимаешь! Я его выпихнула, а он хвать булыжник — и в стекло!

   — Р-рабочему человеку выпить не дают, а? — оживает Высоцкий. Есть такой закон? Я спр-рашиваю, есть такой закон? Камил, роднуша, ты человек справедливый, скажи…

   — Сколько это стекло стоит? — обращается Камил к продавщица.

   — Пятьдесят рублей, — немедленно ответствует та. — Да еще вставлять…

   Камил торопливо шарит в карманах, достает несколько смятых бумажек. Снова шарит, обводит глазами толпу.

   — Виктор… — тихо говорит он. — Нияз… Рахим… Меня вы знаете…

   Несколько человек в толпе, смущенно ухмыляясь, достают деньги, передают Камилу. Тот вручает их продавщице.

   — Хватит?

   Продавщица неторопливо расправляет смятые бумажки.

   — Еще десятку, тогда будем квиты…

   Четвертый дружинник поспешно протягивает десятку.

   — Вот, пожалуйста…

   Камил отстраняет дружинников, подхватывает Высоцкого под плечи.

   — Пойдем, Леша…

   Четвертый дружинник подскакивает с другой стороны.

   — Он здесь недалеко живет, товарищ Гаюров, я покажу…

   — Я знаю…

   Они вдвоем ведут размякшего Высоцкого через толпу. Старший смотрит им вслед, растерянно почесывая в затылке.

   Камил и дружинник втаскивают Высоцкого в его комнатушку помещение с голыми стенами, обставленное со спартанской простотой. Три койки, из них две голые, с досками вместо пружин, а на третьей смятая постель, подушка валяется на полу. Досчатый стол, на нем пустые бутылки, банки из-под консервов, грязные тарелки.

   Камил и дружинник укладывают Высоцкого поверх смятого одеяла. Камил садится на табуретку, устало сутулится.

   — Я пойду? — робко осведомляется дружинник.

   — Да, спасибо. До свидания.

   Дружинник выходит, пятясь, прикрывает за собой дверь. Высоцкий вдруг раскрывает глаза.

   — Уехала. А? — произносит он.

   — Кто, Леша?

   — Клавка. Жена. И дочек увезла. Не могу здесь больше жить, грит. Дочек жалко.

   Камил молчит.

   — А на холостом положении я могу позволить… А, Камил?

   — Ты засни, Леша.

   Высоцкий закрывает глаза. Камил сидит, устало подперев голову.

   

   Кабинет Халила. Поздний вечер. Халил без пиджака, в расстегнутой до живота рубашке привычно развалился в кресле за своим столом.

   В кресле напротив — Камил, он устало сутулится, сжимая сцепленные пальцы между колен.

   — И скажу я вам честно, дядя Халил, — говорит Камил. — Не нравится мне положение в Чордаре. Поселок расползся по ущелью, как коровья лепешка. Вагончики. землянки, времянки, бараки, шалаши… Тесно, неблагоустроено все… Каждый день десятки людей уезжают, десятки приезжают… Вы мне скажите, дядя Халил, какие у нас установки по жилищному строительству?

   Халил, ковыряя в зубах спичкой, с благодушным интересом смотрит на Камила.

   — Установки — что! — говорит он. — Установки у нас, конечно, самые правильные.

   — Только жилищного строительства нет? А ведь в десяток пятиэтажных домов можно было бы вселить все нынешнее население Чордары…

   — Хо-хо! — Халил коротко хохочет — А денежки, миллиончики откуда взять? А стройматериалы?

   — Так ведь должны же выделяться…

   — Это формально. А на деле есть прямое указание министерства: вы нам стройте ГЭС, а насчет вашего соцбыта стучитесь у себя в республике…

   — Почему же вы не стучитесь?

   — Стучимся.. — неохотно произносит Халил. — Подбрасывают кое-что… Да ведь не в этом дело, Камил-джон. Рабочие на стройках сезонники. От века так повелось, хоть вот у дядьки своего Баира спроси, у него опыт громадный: на большие стройки съезжаются рабочие со всей страны, живут кое-как, вкалывают, зарабатывают, а как стройке конец — разъезжаются кто куда…

   — Они и во время стройки разъезжаются, — мрачно бормочет Камил.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21


Похожие публикации -
  • Андрей Белянин «Демон по вызову»
  • Референт: Мемуар
  • Василий Звягинцев «Хлопок одной ладонью»
  • «Время учеников»
  • Смерть фантаста
  • Оставить комментарий