Почитать:

Айсберг Тауматы

Без оружия

В стране водяных

Второе Средиземье

Пепел бикини
Пепел бикини 2

Сокращённый пепел бикини

День Триффидов
День Триффидов 2

Звери у двери

Жук в муравейнике

Летающие кочевники

Машина желаний

Мир иной

Бататовая каша

Ковролин

Огненный цикл

Пионовый фонарь

При попытке к бегству

Саргассы в космосе

Семейные дела

Совсем как человек

Трудно быть рэбой

Старые капитаны

Хорек в мышеловке
Хорек в мышеловке 2

Христолюди

Четвертый ледниковый период

Экспедиция тяготение

Экспедиция на север

Частные предположения

Мы живем хорошо!

За стеной

Камни у моря

Тройка семёрка туз

Детская

Психтеатр

А и Б

Живые трупы

Лиола

Диктаторы и уроды

Император Иван

Старый обычай

Продавец органов

Пальто из пони

8 комедий


RSS

Семейные дела Гаюровых

   — Город Чордара!

   

   Кабинет Баира. Баир за столом: стоит, поставив одну ногу на кресло, щелкает логарифмической линейкой, что-то торопливо записывает.

   Дверь распахивается, в кабинет входит Андрей Баталов в плаще нараспашку, быстро подходит к столу, упирается в столешницу ладонями и бешеными глазами глядит на Баира. Тот предостерегающе грозит пальцем, заканчивает расчет, записывает результат и бросает линейку на стол.

   — Слушаю тебя, парторг, — произносит он.

   Андрей вдруг словно бы успокаивается, садится в кресло перед столом и закидывает ногу на ногу.

   — Мне нужна голова Халила Шакирова, — почти лениво говорит он.

   Баир вытаращивает глаза.

   — Что-о-о?

   — Я говорю: мне нужна голова Халила Шакирова. Можешь отдать ее мне вместе с его толстым туловищем.

   — Так, — произносит Баир. — Что он еще натворил, этот курбаши от снабжения?

   — Вопреки прямому указанию бюро, — ровным голосом говорит Андрей, — и вопреки твоему прямому приказу, — ты ведь дал слово на парткоме, не так ли? — он опять снял со строительной площадки жилого квартала всех рабочих и угнал их на основной объект. Мало того, он угнал туда же подъемные краны…

   — Что еще?

   — Вот что еще. Куда девались строительные материалы, которые Госплан выделил для школы и интерната?

   Баир пожимает плечами. Несколько секунд длится молчание. Андрей пристально смотрит Баиру в глаза. Тот отворачивается.

   — Это уже прямое нарушение дисциплины, — говорит Андрей тихо. Или, может быть, только партийной?

   — Нет-нет, — поспешно говорит Баир. — Я таких приказаний не давал…

   — Голову Шакирова!

   — Не дам.

   — Дашь.

   — Не дам. Это единственный стоящий снабженец на строительстве.

   — Это мы уже слыхали. Так не дашь?

   — Не дам.

   Андрей поднимается, неторопливо застегивает плащ.

   — Хорошо, — произносит он. — Будем говорить на бюро.

   Баир тоже поднимается.

   — Ты меня не пугай. У меня тоже больше терпения нет. Только пусть бюро спрашивает не с Шакирова, а с министерства…

   Раздается телефонный звонок. Баир раздраженно хватает трубку.

   — Алло… Да… Давайте Душанбе…

   Андрей молча поворачивается и идет к двери.

   

   Заседание бюро парткома. Все на привычных местах: во главе стола — Андрей, справа от него — Баир, слева — представитель госконтроля Петр Григорьевич, рядом с Баиром — Раиса Трофимовна. Только Камил сидит уже не в конце стола, а рядом с Петром Григорьевичем, а в конце стола сидит Халил.

   — Короче говоря, товарищи, — ровным голосом произносит Андрей, строительство новой школы и интерната в Чордаре откладывается на неопределенный срок, так как материалы, предназначенные для этого, «уплыли» на сторону и вернулись уже в виде тридцати грузовозов «белаз». Так, товарищ Шакиров?

   Шакиров кивает.

   — Что скажет госконтроль?

   Петр Григорьевич откашливается.

   — Понимаете, товарищи, ничего противозаконного или, тем более, уголовного госконтроль в этой трансакции товарища Шакирова отнюдь не усмотрел. Нет ничего противозаконного и в действиях контрагента. Подобное маневрирование фондами предусмотрено нашим законом и, в общем, является обычным делом в снабженческой практике. Другое делю, если взглянуть на эту историю с точки зрения этики…

   — Не надо! — жестко произносит Баир. — Давайте не будем смотреть на эту историю с точки зрения этики!

   — Почему? — спрашивает Раиса Трофимовна.

   — Потому что Шакиров — специалист по снабжению, а не по этическим вопросам. Строительство задыхалось без машин — он машины достал. Что вам еще?

   — А еще нам — школа, интернат, дома для рабочих, — хрипло говорит Камил. — Но об этом уже говорено-переговорено. Я предлагаю: за грубое нарушение политики и практики бюро…

   — Одну минутку, — поспешно прерывает его Петр Григорьевич. Прошу не торопиться, Камил Вахидович. Торопливость, знаете ли, она к добру не приводит. Есть тут еще одно обстоятельство.

   — Прошу вас, Петр Григорьевич, — говорит Андрей.

   — Мы можем, конечно, потребовать от товарища Гаюрова, чтобы он отстранил Шакирова от занимаемой должности…

   — За что? — бормочет Шакиров.

   — … Тем самым мы заявим, что товарищ Шакиров действовал вопреки интересам предприятии, которое он представляет, и получим возможность обратиться в арбитражную комиссию…

   Баир вскакивает.

   — Вернуть мои «белазы»? Ни за что! Да вы что, товарищи, с ума посходили? Что я вам — монолиты на горбу таскать буду? Это… Это… Я буду рассматривать ваши действия как саботаж! Да, да, да! Саботаж строительства!

   Наступает молчание. Всем неловко. Петр Григорьевич говорит с улыбочкой:

   — Ну что уж вы так, Баир Гаюрович… Разумеется, без вашей воли и согласия такая акция совершенно невозможна…

   — Разрешите мне, товарищи, — произносит вдруг Халил.

   — Говорите, — бросает Андрей.

   Халил встает.

   — Прошу прощения, товарищи, — говорит он. — Я не член бюро и даже вообще не член партии… всегда считал себя недостойным этого высокого звания… и, видно, не напрасно так считал. Хуб, Шакиров виноват. Обеспечил строительство грузовозами и тем снискал всеобщее презрение. Хуб. Переживу. Только напрасно такой шум поднимается. Ходатайство на получение «белазов» сам наш дорогой парторг товарищ Баталов подписал…

   Все поворачиваются к Андрею.

   — Ну и что? — спрашивает тот, удивленно подняв брови. — «Белазы» ведь действительно были нужны…

   — Ага, нужны, — с готовностью говорит Халил. — Там, в этой бумаге, так и значится: «крайне необходимы». И еще там сказано: «готовы поступиться излишками оборудования и материалов, наличествующими на строительстве». Копию могу показать.

   Все опять глядят на Андрея. Он произносит сквозь зубы:

   — Не надо, я помню. Речь шла об излишках…


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21


Похожие публикации -
  • Андрей Белянин «Демон по вызову»
  • Референт: Мемуар
  • Василий Звягинцев «Хлопок одной ладонью»
  • «Время учеников»
  • Смерть фантаста
  • Оставить комментарий