Почитать:

Айсберг Тауматы

Без оружия

В стране водяных

Второе Средиземье

Пепел бикини
Пепел бикини 2

Сокращённый пепел бикини

День Триффидов
День Триффидов 2

Звери у двери

Жук в муравейнике

Летающие кочевники

Машина желаний

Мир иной

Бататовая каша

Ковролин

Огненный цикл

Пионовый фонарь

При попытке к бегству

Саргассы в космосе

Семейные дела

Совсем как человек

Трудно быть рэбой

Старые капитаны

Хорек в мышеловке
Хорек в мышеловке 2

Христолюди

Четвертый ледниковый период

Экспедиция тяготение

Экспедиция на север

Частные предположения

Мы живем хорошо!

За стеной

Камни у моря

Тройка семёрка туз

Детская

Психтеатр

А и Б

Живые трупы

Лиола

Диктаторы и уроды

Император Иван

Старый обычай

Продавец органов

Пальто из пони

8 комедий


RSS

Референт: Мемуар

Измайлов А.

Референт: Мемуар

Все, что вы хотели узнать о писателях, но боялись спросить


// Нева (СПб.). — 2001. — № 9. — С.107-131.

   […]

   ***

   Критика Евгения Павловича Брандиса все очень уважали, А у Стругацкого случился юбилей. Драбанты решили поздравить его на дому. Он через «связного», Вячеслава Рыбакова, поставил условие: не больше получаса и не больше четырех человек. Он об этом знает, драбанты об этом знают, но дипломатически играют в непосредственность. Он: «О, какие люди пришли! » Они: «Да вот, проходили мимо и решили…»

   Ровно через полчаса драбанты смотрят на часы, переглядываются, мнутся:

   — Ну, пора!

   — Да что вы! — гостеприимно лицемерит Стругацкий. — Да посидите еще!

   — Нет, — говорят, — Борис Натанович! Извините, но вы разрешили только четверым прийти, а Евгений Павлович тоже не мог не поздравить, но он пятый. И он сказал: «Вы идите, а я вас в подъезде подожду, покурю пока. Только не задерживайтесь, а то холодно».

   Стругацкий на минуточку остолбенел. Представил, вероятно, субтильного старенького Брандиса — на апрельской холодрыге, в подъезде, с обмусоленной сигареткой.

   Драбанты хором бросились пояснять: мол, шутка!

   — Драбанты вы, и шутки у вас драбантские!

   

   ***

   Пришел как-то Измайлов к Стругацкому и подарил давнему чаелюбу Борису Натановичу два специальных сосуда для употребления чая, специально вывезенных из Баку.

   Стругацкий руками всплеснул и воскликнул: «Андрей Нариманыч! Вы меня обогащаете!»

   Пришел Измайлов от Стругацкого домой и сразу все записал. Потом перечитал и решил последовать совету Стругацкого: «Андрюша, будьте кратки! » И верно! Сестра таланта все-таки… Взял и вычеркнул все лишнее, всяческие ненужные подробности. Вот и получилось:

   «Пришел как-то Измайлов к Стругацкому. Стругацкий руками всплеснул и воскликнул: «Андрей Нариманыч! Вы меня обогащаете!»»

   

   ***

   Пришел как-то Измайлов к Стругацкому. Тот и спрашивает:

   — Напомните, пожалуйста! Вы ведь мне дарили свою книгу «Покровитель»?

   — А как же! — честно признается Измайлов. — Не верите?!

   — Верю, — мнется Стругацкий, — и даже помню что-то такое. Но… нигде не могу ее найти. Наверно, кто-то у меня ее «зачитал».

   — Я вам еще одну такую же подарю! — щедро посулил Измайлов.

   На обратном пути все приосанивался Измайлов, приосанивался. Из личной библиотеки Стругацкого «зачитывают» книгу Измайлова! Эка!

   Потом уже дома оглядел стеллаж, смирил гордыню. Из личной библиотеки Измайлова за годы и годы неизвестными был «зачитан» с десяток томов братьев Стругацких. А насчет книг Измайлова — вроде все на месте.

   И это правильно…

   

   ***

   Насобачился Измайлов расписываться, как Стругацкий. Из уважения к мэтру. Так ловко насобачился, что сам Стругацкий посмотрел, сравнил и говорит: «Да-а, похоже! Не отличить!»

   А тут в связи с перестройкой и новыми веяниями наградили группу ленинградских писателей государственными блямбами — орденами и медалями. Стругацкому досталась медаль «За трудовое отличие». Но, чтоб ее получить, надо предварительно прийти в секретариат и где-то там в наградных документах предварительно расписаться. А медаль — потом, в торжественной обстановке.

   Домосед Стругацкий звонит в реферятник Измайлову и говорит:

   — Андрюша, у меня к вам просьба. Не могли бы вы… чтоб мне не тащиться. А то!

   И заходит Измайлов в соседнюю комнату, где сидит новенькая дамочка с кипой этих самых наградных бумажек, и бодро восклицает:

   — Н-ну?! Где тут Стругацкий должен расписаться?!

   И расписывается. И уходит обратно в реферятник. И через стенку слышит восторженное дамочкиное:

   — Ой, девочки! Представляете, сейчас приходил целый Стругацкий! Он та-акой молодой!..

   

   ***

   Фантаст Вячеслав Рыбаков получил Государственную премию за сценарий фильма «Письма мертвого человека». Приехал из Москвы с триумфом и блямбой на лацкане. А сколько денег-то дали?!

   — Триста двадцать рублей! — гордо сказал лауреат.

   — Это что же за государство такое, у которого такая государственная премия?! — приужаснулся московский прозаик Борис Руденко, бывший тут же, в Питере.

   

   * * *

   Пришел как-то Рыбаков к Стругацкому. А Стругацкий сидит и с редкостной импортной электроникой балуется.

   — Вот, — говорит, — Славочка, какой полезный прибор у меня появился! Составляю программу, чтобы в слове было, например, не более семи букв, чтобы не повторялось более двух согласных подряд, включаю — и внутри начинается стохастический процесс. А на выходе каждые три секунды высвечивается абсолютно инопланетное имя методом случайного выбора букв!

   Рыбаков дыхание затаил и ждет — время пошло!

   И действительно! Через три секунды высветилось первое абсолютно инопланетное имя: МУДАКЕЗ. Латинскими буквами, разумеется.

   Переглянулись Стругацкий с Рыбаковым и не стали дальше смотреть. Бедная фантазия у редкостной импортной электроники!..

   […]



Похожие публикации -
  • Время несерьезных учеников
  • Отель «У подвыпившего криминалиста»
  • День рождения Бориса Стругацкого
  • АРКАДИЙ СТРУГАЦКИЙ…
  • День рождения Бориса Страцкого
  • Оставить комментарий