Почитать:

Айсберг Тауматы

Без оружия

В стране водяных

Второе Средиземье

Пепел бикини
Пепел бикини 2

Сокращённый пепел бикини

День Триффидов
День Триффидов 2

Звери у двери

Жук в муравейнике

Летающие кочевники

Машина желаний

Мир иной

Бататовая каша

Ковролин

Огненный цикл

Пионовый фонарь

При попытке к бегству

Саргассы в космосе

Семейные дела

Совсем как человек

Трудно быть рэбой

Старые капитаны

Хорек в мышеловке
Хорек в мышеловке 2

Христолюди

Четвертый ледниковый период

Экспедиция тяготение

Экспедиция на север

Частные предположения

Мы живем хорошо!

За стеной

Камни у моря

Тройка семёрка туз

Детская

Психтеатр

А и Б

Живые трупы

Лиола

Диктаторы и уроды

Император Иван

Старый обычай

Продавец органов

Пальто из пони

8 комедий


RSS

При попытке к бегству…

   — Я хочу… — начал было Водолей в непреклонной интонации, но тут Мтбевари толкнул его в отбитый бок, Серосовин охнул и замолчал.

   — Гриша тоже осознал и раскаивается, — проинформировал Сандро Каммерера. — Давайте перейдём к делу, шеф.

   Каммерер явно остался доволен находчивостью Сандро.

   — Ладно, — сказал он. — Пока амнистия. Но на будущее — смотрите у меня!

   — Так точно, шеф!..

   — Меня зовут Максим Каммерер, — начал Биг-Баг свой рассказ. — Мне пятьдесят пять лет. Когда-то, давным-давно, я прочитал старинную повесть, которая начиналась таким вот манером… О чём это я? — спохватился Каммерер, потом задумался. — А в общем, неплохое вступление для мемуаров, — заявил он, после чего продолжил: — Итак, когда Сикорски исчез и мне было поручено вести его розыск, я в первую очередь запросил БВИ, но ничего принципиально нового для себя не выяснил: в таком-то году Рудольф Сикорски родился, с такого-то по такой-то учился, работал сначала лаборантом в Институте Экспериментальной Истории, потом резидентствовал на Саракше, затем возглавил КОМКОН-2, после убийства Абалкина отправился в отставку. Ознакомившись с данными БВИ, я решил действовать последовательно и стал просматривать архивы соответствующих ведомств на предмет прояснения подробностей каждого этапа жизни Сикорски на Земле и в космосе. Первую загадку мне подкинул архив реорганизованного ныне Совета Галактической Безопасности. Оказалось, в СГБ были убеждены, что весь период своей деятельности в качестве резидента Сикорски безвылазно находился на Саракше и никуда, даже в отпуск, оттуда не отлучался. Однако я-то отчётливо помню, что он постоянно исчезал, причём, как и сейчас без объяснения причин. Там же, в архиве СГБ, я наткнулся на весьма любопытный документ, из которого следовало, что КОМКОН-1 проявлял к личности Сикорски интерес примерно такого же рода, какой в своё время проявлял КОМКОН-2 к личности Абалкина. Я насторожился и послал запрос в КОМКОН-1, в результате чего поимел нелицеприятную беседу с Геннадием Комовым, который, конечно, всячески приветствовал моё желание Рудольфа Сикорски найти, но как-нибудь иначе, не слишком глубоко копаясь в прошлом этого «во всех смыслах выдающегося» человека. Запахло тайной личности.

   У нас мало времени, поэтому я не буду описывать все перипетии расследования по делу об исчезновении Сикорски. Скажу только, что приходилось действовать одному, на свой страх и риск, и очень осторожно. Закончилось же расследование тем, что я был вынужден обратиться за помощью к выдающемуся историку науки Айзеку Бромбергу…

   — К этому старому вонючему козлу?! — возмутился Серосовин.

   — Я предпочитаю называть его «выдающимся историком»! — жёстко отрезал Каммерер, а Сандро снова ткнул Водолея в бок; Серосовин всхлипнул и заткнулся. — Итак, — продолжал Биг-Баг, — я обратился к Бромбергу, и ему удалось выяснить, что Рудольф Сикорски является… — голос Каммерера дрогнул, и все присутствующие заметно напряглись, — Сикорски является Странником! — закончил Каммерер.

   — И что же тут особенного? — Серосовин пожал плечами. — Этот его псевдоним всем известен…

   — Сикорски не называется Странником, — вкрадчиво перебил его Каммерер. — Он им является!

   — Это точно, шеф? — быстро спросил Сандро.

   — Абсолютно точно, — ответил Каммерер в интонациях похоронной речи. — И это связано с тайной его личности, с тайной его рождения. В начале века, восемьдесят четыре года тому назад, высадившиеся на северном полюсе Владиславы Следопыты обнаружили разбитый и частично затопленный корабль Странников. Корабль был пуст, если не считать камеры из полупрозрачного янтарина, в которой лежал мальчик лет двух. Когда камеру с мальчиком доставили на орбиту, сработал какой-то скрытый механизм, камера открылась, ребёнок ожил и закричал от боли и страха. Назвали его Руди Сикорски, в честь одного из Следопытов, первым проникнувшего в разбитый корабль. На Земле ребёнка отдали в интернат, придумали ему соответствующую легенду и стали наблюдать. Комиссии по Контактам было очень интересно проследить за развитием и поведением самого настоящего Странника…

   — Да-а, — сказал Мтбевари и шумно почесал в затылке. — Это мне напоминает дело о «Ковчеге».

   — Мне тоже, — кивнул Каммерер, — только эти дилетанты из КОМКОНа-1 всё прогадили. Им не наблюдать за Сикорски надо было, а засадить в «Призрак» и… Он обвёл их вокруг пальца. Восемьдесят четыре года он жил и работал с нами и среди нас и всё это время готовил плацдарм для вторжения Странников. Он — военный агент Странников. А Комов и остальные хлопали ушами и распускали нюни: ах, какой интересный образчик; ах, как он хорошо адаптировался; ах, значит, мы сумеем найти общий язык со Странниками, если даже самый рядовой среди них… и так далее.

   — В вашей версии есть противоречие, шеф, — сказал вдруг Серосовин.

   — Если Сикорски был Странником, зачем ему понадобилось убивать Абалкина?

   — Я тоже об этом подумал, — признался Каммерер, — и это натолкнуло меня на идею, как остановить готовящегося к побегу Странника, — он похлопал по стоящему на столе футляру из янтарина. — Здесь так называемые детонаторы. Я бы приволок сюда и кого-нибудь из «подкидышей», но те из них, к кому я обращался, отказались участвовать в этом деле наотрез. Пришлось пойти на имитацию присутствия здесь одного из них, известного под фамилией Яшмаа.

   — Зачем?

   — Понимаешь, Гриша, любой социум состоит из групп. Эти группы могут придерживаться различных взглядов, отстаивать свои взгляды перед другими группами, вступать в конфликт друг с другом. Странники не являются исключением. Я думаю, «подкидыши» представляют оппозицию, и Сикорски убил Абалкина, чтобы остановить деятельности оппозиции Странников на Земле. Поэтому, когда я проанализировал маршрут Сикорски по Галактике и понял, что он хочет удрать, а также догадался, что единственное место, откуда он реально может попасть к Странникам, — это Дорога на Сауле, я выкрал — да! выкрал! — детонаторы из Музея и отправился сюда, чтобы попытаться привлечь внимание Сикорски к себе и таким образом задержать его. Очень мне помог резидент Академии Прогрессоров в Столице. Он там изображает из себя какую-то Третью Спицу, — (Вадим мысленно присвистнул), — чиновник очень высокого ранга, помог мне с документами. Я прибыл сюда и только устроился в бараке, как этот кретин… этот карманник… попытался выкрасть у меня футляр! Вы уверены, что он не может быть подослан Странником? — Каммерер оглянулся на Вадима.

   — Абсолютно! — уверенно отвечал Вадим. — Он работает на меня, а не на Сикорски.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10


Похожие публикации -
  • Галактический остров, или Хорёк в курятнике
  • Новости от издательств и авторов
  • Ответы на вопросы к «Жуку в муравейнике»
  • «Время учеников»
  • Василий Звягинцев «Хлопок одной ладонью»
  • Оставить комментарий