Почитать:

Айсберг Тауматы

Без оружия

В стране водяных

Второе Средиземье

Пепел бикини
Пепел бикини 2

Сокращённый пепел бикини

День Триффидов
День Триффидов 2

Звери у двери

Жук в муравейнике

Летающие кочевники

Машина желаний

Мир иной

Бататовая каша

Ковролин

Огненный цикл

Пионовый фонарь

При попытке к бегству

Саргассы в космосе

Семейные дела

Совсем как человек

Трудно быть рэбой

Старые капитаны

Хорек в мышеловке
Хорек в мышеловке 2

Христолюди

Четвертый ледниковый период

Экспедиция тяготение

Экспедиция на север

Частные предположения

Мы живем хорошо!

За стеной

Камни у моря

Тройка семёрка туз

Детская

Психтеатр

А и Б

Живые трупы

Лиола

Диктаторы и уроды

Император Иван

Старый обычай

Продавец органов

Пальто из пони

8 комедий


RSS

При попытке к бегству…

   — Кстати, — он внимательно посмотрел на Вадима, — а сексоты у тебя есть?

   — Какие «сексоты»? — не понял Вадим.

   — Ну… секретные сотрудники. Из числа местного населения.

   — В общем, есть…

   И тут Вадим вспомнил. Он вспомнил, что утром к нему помимо нуль-телеграммы от Атоса пришло ещё одно послание. Он вспомнил, что в этом втором послании Третьей Спицей Лучезарного Колеса ему предписывалось «отделить низкого, носившего имя Райра, на работы к машинам не посылать, а приставить верного друга, который будет следить за каждым его шагом и словом». Вадим вспомнил, какую озабоченность вызвало это послание у начальника стражи Перейры, и как этот последний собирался решить внезапно свалившуюся на него проблему с помощью верного Гарайры, номера сто двадцать шестого. И Вадим вспомнил, что сегодня на вечерней поверке Гарайра использовал пароль. А значит, в лагере случилось нечто серьёзное. И вполне может оказаться, что это нечто как-то связано с Каммерером и прочими проблемами, возникшими вокруг славного имени.

   Вадим изложил свои соображения Серосовину.

   — Что ж ты раньше молчал? — накинулся тот на Вадима. — Давай — волоки своего «сексота»!

   — Это нарушение конспирации, — попытался возражать Вадим.

   — Плевать я хотел на твою конспирацию! Ситуация критическая, а он — «конспирация»!

   Носитель отличного меча Перейра вышел на крыльцо и визгливо обратился в пространство:

   — Взять в хижинах низкого, числящегося под номером сто двадцать шесть, и привести к моим ногам немедленно!

   — Слушаюсь, светлый и великий.

   К неудовольствию Вадима, дежурным порученцем сегодня оказался всё тот же Хайра. Но делать было нечего, и он отпустил Хайру взмахом руки.

   Потом вернулся в дом, к комконовцам. И втроём они стали ждать.

   Ожидание затягивалось, и они разговорились с Сандро. О том, о сём, о жизни на Земле и Сауле и о последних новостях. Не обошли вниманием и хобби.

   — А какие ты книжки предпочитаешь, дорогой? — вкрадчиво спрашивал Мтбевари.

   — «Список Шиндлера» — моя любимая, — смущенно потупившись, признался Вадим.

   — А я турбоэмоциолистов предпочитаю, — Сандро причмокнул. — Вах, как ребята пишут!

   — Это которые ученики Строгова?

   — Они…

   Серосовин же не мог усидеть на месте.

   — Ну где там твой опричник? — дёргал он Вадима.

   Однако прошло десять минут, потом — ещё двадцать, и ещё двадцать. Серосовин в очередной раз посмотрел на часы:

   — Однако! — сказал он. — Уж полночь близится, а Германа не видно. У тебя что, — обратился он к Вадиму, — всегда так «быстро» приказы исполняются? Неплохо бы дисциплинку подтянуть…

   — Я не понимаю, — протянул Дубровин растерянно и, сам не понимая зачем, добавил: — Хайра очень сознательный стражник…

   И в этот момент за окнами полыхнуло. Беззвучно, но ярко. И сразу — ещё и ещё раз. Восемь вспышек подряд.

   — Работает скорчер, — сказал медленно Серосовин, и они с Мтбевари уставились друг на друга.

   — У меня в лагере нет скорчера, — сказал осторожно Вадим, у которого на самом деле скорчер был, но он никогда и никому это жуткое оружие не показывал, поскольку не было страшнее нарушения, чем использование скорчера на социально отсталой планете.

   — Как ты думаешь, Сандро, — после некоторой заминки спросил Серосовин своего коллегу, — это и есть то самое, о чём предупреждал Биг-Баг?

   У Мтбевари вдруг дёрнулась щека:

   — А о чём предупреждал Биг-Баг? — глупо переспросил он.

   — Ну, ты же сам говорил: необычные какие-то явления…

   — Говорил…

   — Стрельба из скорчера — это необычное явление или нет?

   — Смотря где…

   Они снова замолчали.

   Это не лагерь, подумал Вадим ошеломлённо. Это сумасшедший дом!

   — Надо бы пойти посмотреть, — предложил наконец Серосовин. — Оружие в доме есть? — повернулся он к Вадиму.

   — Только мечи, — быстро сказал Вадим.

   — Давай мечи.

   Вадиму пришлось подсуетиться. Серосовину он выделил свой тяжёлый от обилия драгоценных камней парадный меч, а Сандро — более простой клинок, но зато более ценный, потому что именной и выданный лично Лучезарным Колесом за особые заслуги стражника Перейры перед «отечеством».

   — Вы ими не очень-то машите, — предупредил Вадим. — Не в Арканаре, небось.

   — Разберёмся, — у Серосовина был один ответ на все вопросы.

   Одевшись и вооружившись, комконовцы направились к выходу. Вадим же покачал головой и прошептал чуть слышно:

   На душе собаки воют,

   Звезды на небе зажглись,

   Но не ведает отбоя

   Структуральнейший лингвист.

   — Что ты сказал? — Серосовин оглянулся.

   — Нет, ничего особенного, — поспешно отозвался Вадим.

   Они вышли в ночь, сгустившуюся над притихшим лагерем.

   

   6.

   — Это очень странно, — сказал Вадим через минуту.

   — Что именно? — Водолей приостановился.

   — Стража молчит.

   — Я так понимаю, в лагере отбой?..

   — Да, но ночная стража бодрствует. Это чтобы не было побегов. Или чтобы велосы с равнины не зашли. Стражники обычно беседуют между собой, перекликаются…

   — А теперь, значит, молчат?

   — Молчат. Мне это не нравится.

   — Мне тоже, — признался Серосовин.

   — Вах, непонятина происходит, — вставил словечко Сандро.

   В полной тишине взошла Третья Луна. В её неверном призрачном свете комконовцы отыскали место, где, по выражению Серосовина, «работал скорчер». И остановились, открыв рты. На стене одного из бараков здесь разрядами скорчера, установленного на малую мощность, была выжжена надпись — странными иероглифами, на неизвестном языке.

   — Что это за язык? — спросил Водолей.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10


Похожие публикации -
  • Галактический остров, или Хорёк в курятнике
  • Новости от издательств и авторов
  • Ответы на вопросы к «Жуку в муравейнике»
  • «Время учеников»
  • Василий Звягинцев «Хлопок одной ладонью»
  • Оставить комментарий