Почитать:

Айсберг Тауматы

Без оружия

В стране водяных

Второе Средиземье

Пепел бикини
Пепел бикини 2

Сокращённый пепел бикини

День Триффидов
День Триффидов 2

Звери у двери

Жук в муравейнике

Летающие кочевники

Машина желаний

Мир иной

Бататовая каша

Ковролин

Огненный цикл

Пионовый фонарь

При попытке к бегству

Саргассы в космосе

Семейные дела

Совсем как человек

Трудно быть рэбой

Старые капитаны

Хорек в мышеловке
Хорек в мышеловке 2

Христолюди

Четвертый ледниковый период

Экспедиция тяготение

Экспедиция на север

Частные предположения

Мы живем хорошо!

За стеной

Камни у моря

Тройка семёрка туз

Детская

Психтеатр

А и Б

Живые трупы

Лиола

Диктаторы и уроды

Император Иван

Старый обычай

Продавец органов

Пальто из пони

8 комедий


RSS

При попытке к бегству…

   Нет, все не то. Перейра отмахнулся от первых пришедших по поводу послания соображений, как отмахивается северянин от летних жужелиц. Административные требования вполне обычны, знакомы: «увеличить и представить». Но в послании есть еще и третий пункт о низшем, носившем некогда имя Райра, а вот это уже действительно серьезный повод для того, чтобы заподозрить неладное. Потому что до сих пор ничего подобного в хижинах у пределов машин не случалось.

   Это, конечно, не означало, что у Перейры не найдется для новоприбывшего «верного друга»: своя агентура в хижинах у носителя отличного меча имелась, однако просить за низшего… То ли Третья Спица чем-то очень Райре обязан, а потому перемудрил и вот так вот глупо подставился, то ли все это — хорошо продуманная и тщательно спланированная провокация. И скорее второе, чем первое, потому что в мире по ту сторону гор давно забыли, что такое «быть обязанным»; понятие благодарности втоптано в грязь вместе с понятиями благородства и чести. А значит, следует ждать подвоха. Остается только выяснить, с какой стороны.

   Перейра собрался было уже кликнуть кого-нибудь из своих ординарцев, чтобы привели из мастерских агента посмышленее («Гарайра вполне для такого дела подойдет»), но тут у него вдруг заныли коренные зубы. Носитель отличного копья зарычал, схватил кувшин с теплой водой, прополоскал рот, сплюнул на пол. Ноющая боль не ушла, а даже, вроде бы, стала сильнее.

   «Говорят, настойка на языке велоса помогает, — подумал Перейра с тоской. — Послать, что ли, пару бойцов? Пусть подстрелят птичку». И тут же спохватился. То, что у него внезапно разболелись коренные зубы, вовсе не означало признаков надвигающегося пульпита. Потому что коренных зубов у начальника охраны не было; на их месте были смонтированы два миниатюрных устройства: приемник нуль-связи и дешифратор нуль-сигнала к нему. Заныли же они потому, что на приемник только что поступило срочное сообщение.

   И оно, это сообщение, в отличие от того, что осталось на столе, было адресовано вовсе не Перейре, носителю отличного меча и начальнику охраны в хижинах у пределов машин. Оно предназначалось Вадиму Дубровину, структуральному лингвисту и Прогрессору седьмого призыва, известному под псевдонимом «Летающий Бык».

   

   2.

   «04.08.-09.18. АТОС — ЛЕТАЮЩЕМУ БЫКУ.

   НАСТОЯЩИМ ДОВОЖУ ДО СВЕДЕНИЯ: ОТ 04.08.-07.03 В СИСТЕМУ ЕН 7031 (ПЛАНЕТА САУЛА) НАПРАВЛЯЕТСЯ СО СПЕЦИАЛЬНЫМ ЗАДАНИЕМ УПОЛНОМОЧЕННЫЙ КОМКОН-2 ВОДОЛЕЙ (Г.СЕРОСОВИН).

   ПРИКАЗЫВАЮ: ОКАЗАТЬ ВОДОЛЕЮ ВСЕМЕРНОЕ СОДЕЙСТВИЕ В ВЫПОЛНЕНИИ ЗАДАНИЯ. ВОПРОСОВ НЕ ЗАДАВАТЬ. РАЗГОВОРОВ ЗА ЖИЗНЬ НЕ ВЕСТИ.

   ПАРОЛЬ ДЛЯ СВЯЗИ: «Я ПОСЛАН ТЕМ, КТО СТОИТ НА ВЕЛИКОМ И МОГУЧЕМ УТЕСЕ, СВЕРКАЮЩЕМ БОЕ, С НОГОЙ НА НЕБЕ, ЖИВУЩЕМ ПОКА НЕ ИСЧЕЗНУТ МАШИНЫ». ОТЗЫВ: «Я ЗНАЮ ЭТОГО ДОСТОЙНЕЙШЕГО ИЗ ЛЮДЕЙ».

   АТОС (М.СИДОРОВ, ПРЕЗИДЕНТ СЕКТОРА «УРАЛ-СЕВЕР» КОМКОН-2, ВИЦЕ-ПРЕЗИДЕНТ КОМКОН-1, ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ПОДКОМИССИИ ПО ПРОГРЕССОРСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ).»

   — Ё-моё! — только таким выражением и сумел прокомментировать послание Летающий Бык.

   — Словно с цепи все сорвались, — добавил он же, подумав.

   Действительно, тут завистники и проходимцы всех мастей интриги плетут, ямы копают-роют, а эти деятели надумали прислать комконовца, который в местных условиях ни уха, ни рыла, о Сауле разве что и слышал: «рабовладельческий строй, концентрационные лагеря, война всех со всеми». А как увидит и на своей шкуре почувствует, что это такое «рабовладельческий строй», так сразу начнет разыгрывать борца за справедливость, за права угнетенных масс и так далее и тому подобное. Знаем мы этих дилетантов с Земли. Были уже прецеденты.

   Вадим вздохнул и пропел едва слышно:

   Пусть в буфете царь — буфетчик,

   А на компе — программист.

   Ну а здесь за всё ответчик —

   Структуральнейший лингвист.

   Давно миновали те времена, когда он смотрел на мир сквозь радужные очки добропорядочного коммунара; став Прогрессором, Вадим утратил множество иллюзий и теперь не стал бы убеждать Саула, что «кучка вонючих феодалов против коммунистической колонии» — это «тьфу!». И настроение стихов структуральнейшего из лингвистов изменилось под стать взглядам на жизнь.

   А в последнее время Дубровин стал даже задумываться о целесообразности института Прогрессорства в целом. Мысли свои по этому поводу он излагал прибывающим с Земли эмиссарам, если, конечно, эмиссар располагал к общению и не был озабочен собственными проблемами настолько, чтобы ничего другого вокруг себя не видеть и не слышать. Соображения Вадима сводились к тому, что раньше или позже любой Прогрессор («Вот на меня, к примеру, посмотрите!») приходит к осознанию того простого факта, что вся его деятельность абсурдна и не несёт в себе сколько-нибудь значимых благ для низкоразвитых цивилизаций. В качестве подтверждения своих слов Дубровин любил приводить известный исторический анекдот, связанный с разработками ИЭИ в Арканаре. Розовощекие мулодцы из Института экспериментальной истории умудрились за десять лет вывезти из Арканара под предлогом спасения «задыхающейся во мраке средневековья» нации всех более-менее здравомыслящих людей, избавив таким образом страну от оппозиции, что в конечном счёте привело Арканар к военной катастрофе и потере независимости. Развивая мысль далее, Вадим ссылался и на собственное нелепое положение, при котором он вынужден работать начальником концентрационного лагеря и объяснять вшивым копейщикам, «что такое хорошо и что такое плохо». Копейщики в подавляющем большинстве на убеждения не реагируют; приходится прибегать к угрозам и наказаниям. То есть к тому самому малому джентльменскому набору средств, в котором любая Третья Спица даст любому Летающему Быку сто очков вперёд.

   Трудно — ох как трудно! — удержаться от публичных порок и образцово-показательных казней. Трудно — ох как трудно! — быть Прогрессором…

   В общем, проблем хватало. И сообщение по нуль-связи от Атоса-Сидорова увеличивало список проблем ещё на один (выделенный жирно) пункт. Или даже на несколько пунктов.

   И то ли потому, что настолько неуместным оказалось оно сейчас («Лучше бы новый синтезатор прислали, а не комконовца!»), то ли потому, что Вадим не успел в достаточной степени остыть и выйти из роли носителя отличного меча и начальника стражи, но это сообщение вызвало в смятенной душе Вадима самые нехорошие подозрения.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10


Похожие публикации -
  • Галактический остров, или Хорёк в курятнике
  • Новости от издательств и авторов
  • Ответы на вопросы к «Жуку в муравейнике»
  • «Время учеников»
  • Василий Звягинцев «Хлопок одной ладонью»
  • Оставить комментарий