Почитать:

Айсберг Тауматы

Без оружия

В стране водяных

Второе Средиземье

Пепел бикини
Пепел бикини 2

Сокращённый пепел бикини

День Триффидов
День Триффидов 2

Звери у двери

Жук в муравейнике

Летающие кочевники

Машина желаний

Мир иной

Бататовая каша

Ковролин

Огненный цикл

Пионовый фонарь

При попытке к бегству

Саргассы в космосе

Семейные дела

Совсем как человек

Трудно быть рэбой

Старые капитаны

Хорек в мышеловке
Хорек в мышеловке 2

Христолюди

Четвертый ледниковый период

Экспедиция тяготение

Экспедиция на север

Частные предположения

Мы живем хорошо!

За стеной

Камни у моря

Тройка семёрка туз

Детская

Психтеатр

А и Б

Живые трупы

Лиола

Диктаторы и уроды

Император Иван

Старый обычай

Продавец органов

Пальто из пони

8 комедий


RSS

При попытке к бегству…


   Данное художественное произведение распространяется в электронной форме с ведома и согласия владельца авторских прав на некоммерческой основе при условии сохранения целостности и неизменности текста, включая сохранение настоящего уведомления. Любое коммерческое использование настоящего текста без ведома и прямого согласия владельца авторских прав НЕ ДОПУСКАЕТСЯ.

   По вопросам коммерческого использования данного произведения обращайтесь к владельцу авторских прав непосредственно или по следующим адресам:

   mailto: barros@tf.ru Тел. (812)-245-4064

   FidoNet: 2:5030/581.0 Сергей Бережной (Serge Berezhnoy)

   (C) Антон Первушин, 1997

Антон Первушин

При попытке к бегству…

   Славным бойцам невидимого фронта из Комиссии по Контролю — посвящается.

   1.

   «Перейре, стражнику, носителю отличного меча, начальнику охраны в хижинах у пределов машин от Третьей Спицы Лучезарного Колеса в золотых мехах, носителя грозной стрелы, слуги под самым седалищем Великого и Могучего Утеса, сверкающего боя, с ногой на небе, живущего, пока не исчезнут машины, повергается на голову это распоряжение.

   Приказываю первое: увеличить производительность хижин у пределов машин еще на четыре прирученных машины в месяц.

   Приказываю второе: до исхода Третьей Луны представить к ступне Лучезарного Колеса доклад об использовании ста двадцати мер крупы и двухсот мер угля.

   Приказываю третье: в посланной вам мере преступивших установление отделить низкого, носившего некогда имя Райра, на работы к машинам не посылать, а пристроить к нему верного друга, который будет следить за каждым его шагом и словом.

   Третья Спица Лучезарного Колеса в золотых мехах.»

   Перейра, начальник охраны в хижинах у пределов машин, вздохнул и перечитал послание еще раз. Более внимательно и вдумчиво, чем в первый. Что-то насторожило его в этом самом обыкновенном с виду распоряжении от высокого чиновника из Столицы. Что-то, пока весьма неясное — то ли предчувствие, то ли смутное подозрение — задело Перейру, а он привык доверять даже самым смутным подозрениям и предчувствиям. Потому, наверное, и удержался здесь, на своем маленьком седалище, а не отправился в хижины, поближе к собственным подопечным.

   Перейра встал и, оставив послание на столе, подошел к окну. За окном был пасмурный, но теплый день. Снег подтаял, и перед домом образовалась слякотного вида лужа. Первая смена в цехах закончилась и стражники, привычно поигрывая копьями, гнали длинные вереницы преступивших: одну партию от цехов к хижинам и похлебке, другую — от хижин к цехам и машинам. Перейра, как и всегда, выделил вниманием среди фигур, закутанных в черные меха, одну — для него особенную. Был это Хайра, носитель копья, труполюб и дристун. Он не стоил той чести, которую ему оказывал Перейра, замечая и отмечая для себя каждое новое его появление в пределах видимости, однако именно с этим говнюком у начальника хижин были связаны хотя и давешние, но весьма неприятные воспоминания, и потому взгляд Перейры (он научился узнавать Хайру по походке) нет-нет да и задерживался на молодом носителе копья.

   Впрочем, не только Хайра отвлекал иногда начальника хижин от сиюминутных забот, направляя поток сознания в некие труднодоступные глубины памяти. Так, с недавних пор в хижинах появился высокий нескладный старик с печальным тусклым взглядом вечно слезящихся глаз. Он порождал в Перейре совершенно иные, чем Хайра, воспоминания — тёплые и светлые. Начальник определенно видел где-то этого старика раньше, но никак не мог вспомнить, где именно. Скорее всего в Столице. Может быть, и в самом Стеклянном Зале, у ног Великого и Могучего, где начальнику хижин довелось побывать только раз.

   Однако не удивительно, что пришлось им встретиться снова и здесь, по обжигающе ледяную сторону от гор: в мире под седалищем Утеса ни один человек не был застрахован от такого вот печального исхода — безымянным, лишенным имущества и семьи, оказаться у грохочущего станка с ручным приводом, радуясь, как крупе небесной, безвкусной баланде и грязной подстилке на холодном полу. Такова жизнь.

   Вот и сейчас, взгляд Перейры остановился на секунду, цепко выхватив из своры стражников фигуру Хайры, который раздраженно подталкивал того самого старика древком копья в спину, заставляя его идти прямо через мерзкую лужу.

   Надо будет все-таки выяснить, что это за старик, подумал начальник охраны, но тут же и вновь забыл об этом, потому что мысли его упорно возвращались к посланию, оставленному на столе, и к ощущению скрытого подвоха (ловушки?), содержащегося в нем.

   В конце концов, не так уж и мало у меня врагов, размышлял Перейра, не так мало, как хотелось бы. Так и норовят подгадить. Так и мечтают засадить меня в барак. Что это, в самом деле, за новости: «…до исхода Третьей Луны представить к ступне Лучезарного Колеса доклад об использовании ста двадцати мер крупы и двухсот мер угля». Ясно же, что использованы они по прямому назначению. Не продаю же я их на барахолке

   — откуда здесь барахолка? Копают, роют мне яму…

   Или вот: «увеличить производительность хижин у пределов машин еще на четыре прирученных машины в месяц». Что я им рожу эти четыре машины, что ли? И так каждый толковый каробу-работник наперечет, всё ведь присылают-то белоручек, которые по ту сторону только и умели, что пальцем с позолоченным ногтем в носу ковырять. Их же подготовить надо — работников, научить гайку от болта отличать. Хорошо хоть удалось провести через Первую Спицу указ о «даровании жизни», и теперь любой носитель, убив случайно или осознанно низшего, отправляется в хижину, на его место… Тоже, кстати, повод для недоброжелателей шепнуть на ушко: что-то наш Перейра, носитель отличного меча, мягким стал, с низкими нянчится, словно с детьми своими собственными — не присутствует ли здесь какой злонамеренный умысел?

   Одно и спасает, одно и позволяет удержаться на плаву и в должности — война! Если бы не мои машины, северяне давно бы под Столицей пировали. А так — слава и почет, поблажки. Но и копают, роют…


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10


Похожие публикации -
  • Галактический остров, или Хорёк в курятнике
  • Новости от издательств и авторов
  • Ответы на вопросы к «Жуку в муравейнике»
  • «Время учеников»
  • Василий Звягинцев «Хлопок одной ладонью»
  • Оставить комментарий