Почитать:

Айсберг Тауматы

Без оружия

В стране водяных

Второе Средиземье

Пепел бикини
Пепел бикини 2

Сокращённый пепел бикини

День Триффидов
День Триффидов 2

Звери у двери

Жук в муравейнике

Летающие кочевники

Машина желаний

Мир иной

Бататовая каша

Ковролин

Огненный цикл

Пионовый фонарь

При попытке к бегству

Саргассы в космосе

Семейные дела

Совсем как человек

Трудно быть рэбой

Старые капитаны

Хорек в мышеловке
Хорек в мышеловке 2

Христолюди

Четвертый ледниковый период

Экспедиция тяготение

Экспедиция на север

Частные предположения

Мы живем хорошо!

За стеной

Камни у моря

Тройка семёрка туз

Детская

Психтеатр

А и Б

Живые трупы

Лиола

Диктаторы и уроды

Император Иван

Старый обычай

Продавец органов

Пальто из пони

8 комедий


RSS

Пальто из пони

Галина: Так значит не звонил тебе там никто не звонил? Сам пришел? А Настена чего?
Александр: Ничего же… Ушла Настена… Убежала неделю назад или две даже, сказала… Нет, ничего не сказала, даже записки не оставила, деньги взяла за месяц и ушла.
Виктор: Платил? Ну и мудак…
Александр: А мне плохо стало. Сегодня. Пару часов назад так… Думаю, хоть кого бы увидеть, хоть ваши рожи…
Виктор: Мы рады. Саша приехал.
Александр: Вчера докатился: сел детям письма писать.
Виктор: Всем сорока?
Галина: Витя, хватит уже, плохо ему, видишь, плохо…
Виктор: Самая добрая, Галочка…
Александр: Их пятеро всего.
Виктор: «Привет, детки!..»
Александр: Марина в Норильске, Сережа в Нягани…
Виктор: «…Я ваш папа из Усральска!..»
Галина: Витька!
Виктор: «…Двести лет меня не видели, а я вот прорезался».
Александр: Нина в Нижневартовске, Паша в Ханты-Мансийске, Света в Москве…
Виктор: «…Не сердитесь, ведь я угрохал на вас кучу алиментов…»
Галина: Витька, прекрати!
Виктор: Терпи, Сантерка, а то мамой будешь.
Александр: Ну да, верно, все верно, Галя, нельзя слабость показывать. Сожрут. Ты, Витек, за квартиру спрашивал? Плохо мне, когда добро пропадает. Нехорошо это. Ты, помнишь, парк был в детстве, там за домом, там сейчас ДК стоит…
Виктор: Детская травма? Парка жалко?
Александр: Нет, не помнишь. И ты, Галка, не помнишь, ты маленькая была, а это еще совсем не родилось. Красивый был парк, потом на его месте Тракторный завод ДК построил. В форме трактора. А когда парк был, летом мама нас туда водила, Галя, в парк, колесо обозрения, не помнишь? Цепочки? Колокольчики? А еще пони с тележкой, помнишь? Лошадь маленькая. Странно, правда? Все лошади как лошади, а эта дурочка маленькая. Грустная все время, глаза под челкой, я на ней любил ездить, оттащить нельзя было, до визга хотелось. Дурак, конечно, полный. И как раз только из парка, сели в автобус, а там объявление… читать рано начал, зря наверно… Объявление: «Продаю пальто из пони». Понятно? Вот пони, бегает по кругу, челкой трясет, сахар ест с ладошки, маленькое, грустное, у него и без того не жизнь, захерье голимое. И приходит сука, и снимает с него шкуру, и делает из него пальто! Из маленького! Из грустного! С челкой! И пальто! Ой, как меня тогда колотило, мать из автобуса под мышкой волокла, боялась, что я в припадке язык проглочу.
Виктор: Андерсент-Экзюпери. Мы в ответе…
Галина: Витька! Недокрутка тебя… Когда было такое-то, Саша, ты же вроде всегда там спокойный такой, мать все время в пример тебя, мол, спокойный, умный, далеко пойдет…
Александр: Давно. Только вот что… От них же пользы больше никакой, понимаешь? Они же уроды, карлики, может Дауны лошадиные, дебилы. Только сопляков катать. А шкура у них хорошая, пальто теплое получается. И вот (берет свое пальто с кресла, трясет им) Да! Купил! Ношу! Хорошо!
Виктор: Не Андерсен. Просто Саша Усральский.
Александр: От всего, Витя, польза должна быть. Ничего просто так не должно пропадать.
Галина: Саша!
Виктор: От тебя какая?
Александр: А я слежу за тем, чтобы польза была от всего. Ведь ты просрешь жилплощадь, с дружками своими, художник ты сраный, стенгазетчик, творческая личность, ты не бережешь добро, потому что ты пони, Витя, только из тебя даже пальто не выйдет.
За окном серыми хлопьями с неба падают птицы. Ровным слоем покрывают снег, дома, машины. Машины не воют, машины тоже умерли. Откуда-то снизу доносится глухой протяжный рык.
Александр: Слышишь, мамуля, воют уже. Заждались!
Галина: Ты, недокрутка ты с прослойкой, тварь же ты какая, она же тебя больше всех любила тебя она, на тебя ничего не жалела, ты воровал у нее пенсию у нее, а она все в окошко там: где же Саша? И ты сейчас вот так вот…
Александр: Совесть прорезалась? Сколько лет ты врала ей про Алину? Мама ведь до сих пор не знает?
Мать: Нет…
Галина: Не моя это вина! Я не как ты пятерых нарожала да выбросила, как ты, не моя это вина, что не доносила.
Александр: А в том, что залетела, тоже не виновата? Он сам залез? А в том, что ты родила бы без мужа?..
Галина: А на кой мне там дворовые дебилы сдались, я родить хотела, а не с этими недокрутками жить. Одна бы вырастила, так ведь не дали…
Виктор: Даже с Виталькой?
Галина: А ему детей не надо было, и крыша у него была снесенная далеко. Был бы он нормальный, ты бы его у меня не отбил.
Виктор: А не ты?
Галина: А может и я, я могла, я любого могла увести, и уводила. Я была сильная и красивая была, и город этот мой был город этот, и когда по улице шла, все бабы мне в ножки падали: не погуби там, не трогай там моего, не уводи там, детки там у нас, квартира там… А я говорила: покажи своего, может и побрезгую, вдруг повезет тебе. И ведь не брезговала, ни одним не брезговала… Может, за это Бог и наказал, а?
Виктор: Есть Бог? Новость…
Галина: Есть. К нему дочка моя ушла, я видела. Маленькие следочки, наискосок по окну, пяточки босые на стекле, на окне замерзшем в автобусе. Когда из больницы. Автобус пустой и я, пустая я, и следы на окне от детских ножек, наискосок от меня вверх следы бегут. Автобус едет, я смотрю, а их изморозь затягивает, исчезают. Это дочка моя, Людочка, от меня на небо убегала…
Александр: Значит врачи сделали тебе аборт в салоне автобуса?
Галина: В больнице…
Виктор: А к Богу из автобуса.
Александр: Таким образом люди забавляются. Они прикладывают кулак к стеклу, покрытому изморозью…
Галина: Я не скоблилась…
Виктор: Делать не хер.
Александр: Да. Это разные бездельники, которым нечем занять свой досуг, оказывают негативное влияние на нервную систему женщин, сделавших аборт…
Галина: Я не скоблилась! Не моя вина! Не скоблилась! ( Виктор срывает с Галины очки, кидает их Александру, Галина бросается к тому, но очки уже у Виктора, Галина мечется между братьями, те смеются, перебрасывают очки) Не моя вина! Не моя вина! Не моя… не я… не моя…. Отдайте (садится на пол, плачет).
Виктор: Возьми.
Хлопает в ладоши, словно играет в жмурки.
Галина: Да, Саша, нельзя слабость показывать… Только вы и доброту за слабость принимаете… И доброй быть нельзя? Один раз дала слабинку, пожалела Сереженьку. Чего мне – не родить уже, а у него дочка, хоть по ошибке «мамой» назовет… А он всю жизнь меня – пустая, скоблилась, тварь… Всю жизнь меня! Всю жизнь! А я не виновата!
Виктор разбивает очки Галины.
Виктор: А кто? Ты. Виталька меня бы в Москву, ему обещали. Ты его забрала! И правильно он тебя…
Галина: А? Витя? Правильно? Меня?
Александр: Вы говорите о Нековом Виталии? О художнике…
Галина: Как меня правильно? Что меня правильно?
Александр: Он имел интимные отношения как с тобой, так и…
Виктор кричит страшно, бросается на Александра. Но тот толкает ему навстречу Галину.
Александр: Я хотел сказать вам, что видел его в телевизионной передаче. Он работает в Москве…
Виктор: Тварь! Тварь! На перо посадил правильно! Нет! Насмерть тебя! Насмерть надо!
Галина: Виталечка, да за что…
Александр подскакивает к Виктору, бьет его в лицо. Виктор падает.


Страницы: 1 2 3 4


Похожие публикации:
  • Собачий карновал
  • Детская
  • Современная детская фантастика
  • Писателю-фантасту Виктору Пелевину исполнилось 50 лет
  • Борис Стругацкий поздравил экс-сотрудника ЮКОСа Алексея Пичугина с юбилеем

  • Новое на сайте:

    Оставить комментарий