Почитать:

Айсберг Тауматы

Без оружия

В стране водяных

Второе Средиземье

Пепел бикини
Пепел бикини 2

Сокращённый пепел бикини

День Триффидов
День Триффидов 2

Звери у двери

Жук в муравейнике

Летающие кочевники

Машина желаний

Мир иной

Бататовая каша

Ковролин

Огненный цикл

Пионовый фонарь

При попытке к бегству

Саргассы в космосе

Семейные дела

Совсем как человек

Трудно быть рэбой

Старые капитаны

Хорек в мышеловке
Хорек в мышеловке 2

Христолюди

Четвертый ледниковый период

Экспедиция тяготение

Экспедиция на север

Частные предположения

Мы живем хорошо!

За стеной

Камни у моря

Тройка семёрка туз

Детская

Психтеатр

А и Б

Живые трупы

Лиола

Диктаторы и уроды

Император Иван

Старый обычай

Продавец органов

Пальто из пони

8 комедий


RSS

Пальто из пони

Алексей ЕНЬШИН
ПАЛЬТО из ПОНИ
Действующие лица:
Мать
Александр, старший сын
Галина, средняя дочь
Виктор, младший сын

Квартира, проходная комната. Квартира старая, потолки высокие, окна огромные смотрят прямо на заснеженный асфальт — квартира полуподвальная.
За окном темно, в комнате горит настольная лампа, правда стоит она на телевизоре, и видна полоска света из-под двери в соседнюю комнату. Там играет музыка.
В комнате на диване лежит Мать, рядом сидит Галина, говорит очень громко. Свет от лампы, который в больших очках Галины отражается и глаза режет, ярко-желтый, больной, здесь все больны.
Галина (очень громко): Я говорю, Алина приезжала, дочка, внучка твоя приезжала, Алина с мужем была. Ну не муж он ей там, но распишутся, собрались уже…
Виктор (из-за двери): Заткнись! Не разоряйся…
Галина: Привезли тортик, Алина с мужем привезли, говорю, посидели, ничего так. Поели хорошо, он у нее там ветчинки достал хорошей. Муж Алинин, говорю, привез все, фрукты там, ананас. Посидели. Я тебе тоже кусочек привезла, в холодильнике. Лучше станет, Витька тебя покормит…
Виктор: Сама! Траванется – сядешь.
Галина: Они бизнес хотят свой, Алина там с мужем, говорю, хотят. Перевозки вроде, не знаю, чего уж там они перевозят, сами ничего не говорят толком, перевозки, мол. Андрей, Алинин муж, кредит хочет там, говорит залога нет, и говорит, что мою квартиру…
Виктор: Дура! Кинут!
Делает музыку громче.
Галина: И вот думаю, вроде помочь надо, думаю, все-таки мать я ей. Витька, а ты давление матери мерил, давление? А уколы? Ставил там, говорю, уколы, нет, ставил?
Виктор (выходит из комнаты, он в халате, перемазанном краской): Чего из-под меня? Я работаю! У меня давление! Вон! Раньше нее перекинусь!
Уходит в комнату. Делает музыку еще громче.
Галина: Я по-человечески говорю, чего сразу-то, как недокрутка какой-то, нервный стал. У меня там тоже давление сегодня, ничего ведь пришла, а ты с ней в одной квартире, трудно, что ли? Квартира потом твоя будет…
Виктор (выходит из комнаты): И козел этот не выписывается. Ждет. Привезет старухе пряников, пенсию заберет…
Галина: Ты мать кормил?
Виктор: Кормил — ни хрена не помнит. Крыша напрочь. Кормил! Уколы ставил. По стенке хожу, ее говно еще (Молчит) Плохо? А вчера — Карлсоном, только не жужжала. С подоконника голубей кормила.
Галина: Я чего говорю, про Алину…
Виктор: Кинут. Родных запросто…
Галина: Сдурел, да? Она же здесь…
Виктор: Боишься? Проклянет?
Галина: Сам-то не боялся? До последнего все по квартирам бегал по съемным бегал…
Виктор: Дурак был. Поорала бы и все.
Галина: Выгнала бы.
Виктор: И нормально жил…
Галина: А чего вернулся?
Виктор: Ты тоже.
Галина: Плохо ей.
Виктор: Мне хорошо. Ты девочкой по лужайке.
Галина: Это как Сережа умер, так с тех пор недокрутка всякая, а до этого, пока живой, все там нормально было.
Виктор: Дождешься, квартиру оттяпают…
Галина: Так ведь она мне дочь же.
Виктор: Да какая… (Мать на кровати ворочается, что-то бормочет) Дочь! Дочь! Кто еще. А квартиру запросто…
За окном шум мотора, в оконную раму едва не въезжает капот иномарки, фары режут по глазам, гаснут.
Виктор: Приперся. Рано.
Галина: Сашка, что ли?
Виктор: Не видишь? (идет в свою комнату). Пусть катится — пенсия через неделю. (Говорит из-за двери) Спроси, когда выпишется. Мне работать, не орите…
Открывается дверь в коридоре, в комнату, не снимая ботинок, входит Александр. Одет неплохо, богат, холен, но болен. Здесь, похоже, все больны.
Александр: Здравствуйте. На улице очень холодно. Может быть, у вас есть горячий чай?
Виктор (из-за дверей): Кипятка в жопу!
Галина: А нет, чего-то не ждали мы тебя, совсем, думали, там занят, а ты откуда сам-то?
Александр: Мне позвонили и сказали, что маме плохо.
Галина: Кто?
Александр: Я был сегодня вечером в гараже. Настена прибежала ко мне, у нее глаза от испуга расширились. Она сказала мне: «Срочно езжай к маме, потому что позвонили и сказали, что ей плохо». Я сел в машину и приехал сюда. Маме очень плохо?
Галина: А звонил-то кто?
Александр: Галина, я спросил: «Маме очень плохо»?
Виктор (из-за двери): Без тебя, козел, лучше!
Александр: Вы вызывали врача? Вы помните, что в прошлый раз, когда маме было плохо, только врач помог?
Виктор: До пенсии неделя. Катись!
Александр (снимает пальто, аккуратно складывает его на спинку кресла, и садится в кресло сам): Сколько же дней исполнилось, с тех пор как Сережа умер?
Виктор: Не орите — работаю…
Галина: Полгода позавчера отметили, Алина там с мужем приезжала, тортик привозила там, фруктов, колбаски всякой привозила, бизнес хотят свой организовать. Просит квартиру на нее переписать, Алина с мужем хотят, чтоб под залог… А кто позвонил, не я ведь и не Витька…
Виктор: Телефоном по башке ему…
Александр: Будь осторожна, Галина, ведь это очень щепетильное дело. Всякое бывает.
Виктор (выходит из комнаты, в руках толстая кисть): Невозможно! Оба вон! Пенсия через неделю, пряники не забудь!
Александр: Здравствуй, Виктор. Пожалуйста, запахни полы халата, потому что твой половой член торчит наружу. Это неприлично и некрасиво.
Виктор: Зачем квартира? Деньги? Куда? Жрать не можешь, курить – нет, пить зашился, на девок не стоит. Куда?
Александр: Виктор, я говорю тебе серьезно. Это твоих мальчиков возбудить может, а меня тошнит только.
Галина: Саш, ты бы вот не орал при матери-то так…
Виктор: Ори, Сантерка! На улицу выйди. Там заорись.
Александр подходит к Виктору, рывком запахивает полы его халата, туго их перепоясывает и садится обратно в кресло. Виктор несколько секунд стоит в оцепенении, потом его рвет.
Александр: Виктор, сестренка, успокойся, ведь я не сделал ничего страшного с тобой. А мне надо вымыть руки теперь.
Уходит в ванную. Виктор блюет, сползает по стене на четвереньки.
Галина: Витя? Витя, ты чего, я не разберу?
Александр (из ванной): Молоток лежит в кладовке, насколько я помню. Правда, сегодня ты обещал проломить мне голову телефонной трубкой.
Галина (осторожно идет к Виктору): Витька, что с тобой? Саша, глянь, чего он там…
Виктор (через приступы): Не подходить!.. Тихо все… Я сам, сам все…
На четвереньках ползет в комнату.
Александр (выходит, тщательно вытирает руки): Галина, не беспокойся. Я думаю, что Виктор перенял от своих друзей девичьи привычки падать в обморок.
Галина: Да чего-то ему там вроде плохо совсем.
Александр: У херова наркомана этого ломка значит! Проблюется — полегчает!
Виктор: Тихо.
Александр: Я привез пряники и положил их на стол. И леденцы, которые мама на днях просила привезти, тоже оставил на столе.
Виктор: В жопу себе сунь!
Александр: Как же похолодало! Синоптики обещали, что ночью будет минус сорок градусов по шкале Цельсия.
Галина: Ты с Настеной расписываться будешь, нет?
Александр: Сейчас я поеду домой. Если увидишь Алину, то передай ей от меня привет.
Выходит.
Виктор: Карамельки свои соси!


Страницы: 1 2 3 4


Похожие публикации:
  • Собачий карновал
  • Детская
  • Современная детская фантастика
  • Писателю-фантасту Виктору Пелевину исполнилось 50 лет
  • Борис Стругацкий поздравил экс-сотрудника ЮКОСа Алексея Пичугина с юбилеем

  • Новое на сайте:

    Оставить комментарий