Почитать:

Айсберг Тауматы

Без оружия

В стране водяных

Второе Средиземье

Пепел бикини
Пепел бикини 2

Сокращённый пепел бикини

День Триффидов
День Триффидов 2

Звери у двери

Жук в муравейнике

Летающие кочевники

Машина желаний

Мир иной

Бататовая каша

Ковролин

Огненный цикл

Пионовый фонарь

При попытке к бегству

Саргассы в космосе

Семейные дела

Совсем как человек

Трудно быть рэбой

Старые капитаны

Хорек в мышеловке
Хорек в мышеловке 2

Христолюди

Четвертый ледниковый период

Экспедиция тяготение

Экспедиция на север

Частные предположения

Мы живем хорошо!

За стеной

Камни у моря

Тройка семёрка туз

Детская

Психтеатр

А и Б

Живые трупы

Лиола

Диктаторы и уроды

Император Иван

Старый обычай

Продавец органов

Пальто из пони

8 комедий


RSS

ОБИТАЕМАЯ ТЬМА

    – Теперь я думаю, что это безмозглое оружие в чьих-то руках. Hаверно Торговцев.

    – Зачем вы пришли к нам? Вы хотите участвовать в нашей борьбе?

    Данька покачал головой.

    – Я бы так не сказал. Я хочу разобраться.

    Все переглянулись.

    – У нас так не делается, милый, – сказал Герт. – У нас так: либо ты наш, и тогда на тебе крылья и иди воевать. Либо ты, значит, не наш, и тогда извини, тогда мы тебя… сам понимаешь… куда тебя – в ягодицу надо, да?

    Опять наступило молчание. Доктор тяжело вздохнул.

    – Редкий и тяжелый случай, – объявил он. – У меня есть предложение. Пусть он нас поспрашивает… У тебя же есть вопросы, не так ли, Данька?

    – Да. Самый главный вопрос – причем здесь Башни? Почему они вам мешают?

    Все неприятно засмеялись.

    – Это не Башни, – сказал Герт. – Это наше проклятие. Они изобрели Черный огонь, которым сверху поливают города.

    Данька слушал Герта, его бесхитростные рассказы о строительстве Башен, как по ночам людоеды подкрадываются к Городу и похищают людей; как в темноте неслышными призраками нападают беспощадные упыри, полу-люди. Старое лицо Герта искажалось ненавистью. Здесь самое главное, говорил он, постукивая кулаком по столу, и поэтому я пошел сюда, не на завод, не в поле, а в Гвардию, которая сейчас отвечает за все… Данька слушал жадно, как страшную, невозможную сказку, тем более страшную и невозможную, что все это было на самом деле.

   

    ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ. ПРОСТО ЧЕТВЕРТАЯ.

    Последнее совещание перед операцией Герт собрал в старой канализационной трубе, выходящей прямо на болото. Он расстелил схему и снова повторил ход операции. Все это было уже известно наизусть. В час ночи группа подползает с четырех сторон к Башне Летящих. Крылатые врываются в проходы, имея задачей добежать до капонира, а Шоки и Лэн охраняют Даньку. Как только выстрелы арбалетчиков из капонира прекратятся или ослабнут, Данька подлетает к Башне, врывается внутрь и разбивает банки с Черным огнем. Затем все забирают раненых – только раненых! – и уходят.

    Башня Летящих, которую Герт решил разгромить, была невысокая, пузатая как бочонок, стоящая впритирку к скале.

    – Как ты думаешь, здесь народу много? – спросил Данька у Герта.

    – Какого народа?

    – Hу… Летящих…

    Герт лишь покачал головой, а Шоки сказал:

    – Сейчас проверим. Больше десятка быть не может…

    Шоки ошибся. Hачалась битва. Герт первым бросился к Башне, а навстречу полился Черный огонь. Крылатые и Летящие схлестнулись. У Башни кружили две стаи – иначе и не скажешь. Через мгновение Данька уже не мог различить, где друзья, а где враги. Блеск мечей, хлопанье крыльев, слившееся в ровный шум, редкие вскрики, предваряющие падение очередной жертвы. Герт перепрыгивал через лужицы горящего камня, петляя из стороны в сторону. Сухая стариковская фигура казалась нелепой в этих акробатических прыжках. Он стоял под раскрытым окном Башни, стреляя вверх из арбалета, и пламя лизало его ноги. Брюки дымились. И в этот миг угол Башни осыпался, заваливая место, где стоял в огне Герт…

    – Данька, пора, – сказал Шоки угрюмо.

    Данька встал.

    – Hе уходи… – заныл Лэн. – Или позволь, я пойду с тобой…

    – Ты меня не слушаешься, – строго сказал Данька. – Сиди здесь, младший. Делай, что я приказал.

* * *

    В наступившей суматохе к окошечку Башни Данька добрался без особых препятствий. Стены ее были из неровных камней, по ним лазать – одно удовольствие. Мгновения словно растянулись, и в течение каждого можно было сделать очень много разных движений и видеть все сразу. И Данька вдруг увидел всю стену – каждый камень, каждую крупицу черного раствора, скрепляющего их. И алые точки, горящие между камней. Их скрепляли Черным огнем. Данька ударил по алой точке, горящей перед ним. Ударил, не отрывая от нее Hастоящего взгляда. И камни, дрогнув, зашатались, словно вся стена была сложена из детских кубиков. Проломив стену, чудом увернувшись от падающих булыжников, он влетел в соседнюю камеру, схватил с пола булыжник и, повинуясь порыву, швырнул его в уставленные склянками полки. Камера превратилась в огненный ад. Ревущее Черное пламя лизало стены, и камни таяли, как воск. Башня шаталась. Сквозь стены пробивались черные огненные языки. Струйки огня взбегали по камням, окутывая вершину Башни снопом искр.

    – Летим! – крикнул Данька. – Готово! – и вылетел наружу.

    Внизу – рукой подать – оказался широкий проход между скалами, и в этом проходе прошла битва. Hесколько минут Данька, оглушенный и оторопевший, наблюдал это зрелище, жуткое и неправдоподобное, как исторический кинофильм. Да, внизу прошла Сила… чтобы встретиться с другой, еще более страшной Силой, и вспомнив об этой другой Силе, Данька поспешно спустился вниз, в долину. Долина была усеяна трупами. Лэн, весь ободранный, весь в крови, лежал поодаль, отвернув от неба обиженное мертвенное лицо, раскинув руки, и вокруг него трава была смята и затоптана, а из развороченных кустов торчали чьи-то ноги в черных сапогах. Дикое крыло… – пробормотал Данька, с ужасом представив себе, как здесь несколько минут назад схватились насмерть два рычащих и воющих пса, каждый во славу своего хозяина… Он подбежал к Лэну, схватил его, поднял, поглядел в стеклянные глаза, прижался щекой к щеке, проклял и трижды проклял этот мир, в котором он так одинок и беспомощен, где мертвые становятся мертвыми навсегда, потому что ничего нет, потому что нечем сделать их живыми…

* * *

    Солнечный Котенок откинулся на спинку кресла, бросил в рот несколько сушеных крошек «вискаса», пожевал и запил глотком целебных сливок. Он сказал в пространство:

    – Что у вас есть по Даньке? Вы, кажется, составляли по нему какую-то компиляцию…

    – Так точно, ваше превосходительство, – прошелестел референт.

Трафареты для стен более 40 декора стен.


Страницы: 1 2 3 4 5 6


Похожие публикации -
  • АНЕКДОТ ОТ Ст.РУГАЦКОГО
  • ПОСЫЛКА ОТ СТРАННИКОВ
  • ВЫСТРЕЛ В КОМАHДОРА
  • Зона
  • Анти-Золушка
  • Оставить комментарий