Почитать:

Айсберг Тауматы

Без оружия

В стране водяных

Второе Средиземье

Пепел бикини
Пепел бикини 2

Сокращённый пепел бикини

День Триффидов
День Триффидов 2

Звери у двери

Жук в муравейнике

Летающие кочевники

Машина желаний

Мир иной

Бататовая каша

Ковролин

Огненный цикл

Пионовый фонарь

При попытке к бегству

Саргассы в космосе

Семейные дела

Совсем как человек

Трудно быть рэбой

Старые капитаны

Хорек в мышеловке
Хорек в мышеловке 2

Христолюди

Четвертый ледниковый период

Экспедиция тяготение

Экспедиция на север

Частные предположения

Мы живем хорошо!

За стеной

Камни у моря

Тройка семёрка туз

Детская

Психтеатр

А и Б

Живые трупы

Лиола

Диктаторы и уроды

Император Иван

Старый обычай

Продавец органов

Пальто из пони

8 комедий


RSS

Мы живем хорошо!

    На кухне тетя Эми распаковывала продукты. Она поставила горшочки от Мэйсона на полку, спрятала мясо и молоко в холодильник, а свекольный сахар и грубую муку сунула в шкафчик под раковиной. Картонную коробку она поставила в угол около дверей, чтобы мистер Сомс мог взять ее, когда придет в следующий раз. Коробка была испачкана, и потрепана, и порвана, и изношена, но она была одной из немногих, оставшихся еще в Пиксвилле. Выцветшими красными буквами на ней было написано: “Суп Кэмпбелла”. Последние банки супа и всего прочего были съедены давным-давно, если не считать небольшого общественного запаса, к которому жители обращались только в особых случаях, но коробка еще держалась; а когда она и другие коробки развалятся, людям придется мастерить ящики из дерева.

    Тетя Эми вышла на задний двор, где мать Энтони — сестра Эми — сидела в тени дерева и лущила горох. Каждый раз, когда мать проводила пальцем вдоль стручка, горошины — лоллоп, лоллоп, лоллоп — падали в сковородку у нее на коленях.

    — Вильям привез продукты,— сказала тетя Эми.

    Она устало опустилась на стул с прямой спинкой возле его матери и снова принялась обмахиваться веером. Она вовсе не была стара. Но с того дня, когда Энтони мысленно огрызнулся на нее, что-то скверное случилось не только с ее умом, но и с телом, и она все время чувствовала себя усталой.

    — О, хорошо,— сказала мать.

    Лоллоп! — упали в сковородку крупные горошины.

    Все в Пиксвилле всегда повторяли: “О, прекрасно”, или “Хорошо”, или “Ну просто замечательно”, что бы ни случилось и ни упоминалось — даже несчастье, даже смерть. Они всегда говорили “Хорошо”, потому что, если они не старались скрыть свои подлинные чувства, Энтони мог подслушать, и никто не знал, что может тогда случиться. Вот, например, Сэм, покойный муж миссис Кент, вернулся домой с кладбища, потому что Энтони любил миссис Кент и услышал, как она плакала.

    Лоллоп.

    — Сегодня вечером будет телевизор,— сказала тетя Эми.— Я очень рада. Я всегда так жду телевизора каждую неделю. Интересно, что мы увидим сегодня вечером?

    — Билл принес мясо? — спросила мать.

    — Да.— Тетя Эми, обмахиваясь веером, взглянула на небо, пылающее равномерным медным огнем.— Господи, как жарко! Хотела бы я, чтобы Энтони сделал немного попрохладнее…

    — Эми!

    — О! — Резкое восклицание матери сделало то, чего не смогли сделать умоляющие жесты Билли Сомса. Тетя Эми в тревоге зажала рот исхудалой рукой.— О… Прости, дорогая.

    Ее бледные голубые глаза торопливо обежали двор, проверяя, нет ли поблизости Энтони. Не то чтобы это имело значение — ему не надо было находиться поблизости, чтобы узнать, о чем вы думаете. Но обычно, если его внимание не было приковано к кому-нибудь, он был погружен в собственные мысли. И все же какие-то вещи привлекали его внимание, и вы никогда не могли сказать, какие именно.

    — Погода просто прекрасная,— сказала мать.

    Лоллоп.

    — О да,— сказала тетя Эми.— Прекрасный день, я бы нипочем не хотела, чтобы стало по-другому.

    Лоллоп.

    Лоллоп.

    — Который час? — спросила мать.

    Тете Эми с ее места был виден будильник, стоявший на кухне, на полке над печью.

    — Половина пятого,— сказала она.

    Лоллоп.

    — Сегодня вечером мне хотелось бы чего-нибудь особенного,— сказала мать.— Хороший ростбиф принес Билл?

    — Отличный, дорогая. Они забили бычка только сегодня, знаешь ли, и принесли нам лучшую часть.

    — Дэн Холлиз будет очень удивлен, когда узнает, что сегодняшняя встреча у телевизора будет одновременно и празднованием его дня рождения!

    — О, я думаю, он очень удивится! Никто не говорил ему?

    — Все клялись, что не скажут.

    — Это будет действительно прекрасно,— кивнула тетя Эми, глядя вдаль, на маисовое поле.— День рождения…

    — Ну что ж…— Мать поставила сковородку с горохом на землю рядом с собой, встала и отряхнула фартук.— Я, пожалуй, пойду ставить ростбиф. А потом мы накроем на стол.— Она взяла горох.

    Из-за угла вышел Энтони. Он не взглянул на них, а прошел прямо через аккуратно прибранный сад — все сады в Пиксвилле содержались аккуратно,— мимо бесполезной ржавеющей коробки, бывшей когда-то семейным автомобилем Фремонтов, плавно перенесся через изгородь и вышел на маисовое поле.

    —_ Ну до чего прекрасный день,— сказала мать чуть громче, направляясь с тетей Эми к двери на кухню.

    Тетя Эми обмахивалась веером.

    — Прекрасный день, дорогая, просто прекрасный.

    На маисовом поле Энтони шагал между шуршащими рядами зеленых стеблей. Ему нравился запах маиса. Живого маиса над головой и старого, мертвого маиса под ногами. Богатая земля Огайо, насыщенная корнями трав и коричневыми сухими гнилушками початков маиса, при каждом шаге набивалась между пальцами его босых ног,— прошлой ночью он сделал дождь, чтобы сегодня все пахло и было хорошо.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7


Похожие публикации -
  • Трудно быть гадкой улиткой на склоне обочины в субботу
  • Зона
  • Дэвид Фридман
  • Андрей Белянин «Демон по вызову»
  • Анти-Золушка
  • Оставить комментарий